Страна и мир Спецоперация на Украине «Военком мне сразу сказал, что окошка в гробу не будет»: жительница Балахты рассказала, как хоронила сына, погибшего в СВО

«Военком мне сразу сказал, что окошка в гробу не будет»: жительница Балахты рассказала, как хоронила сына, погибшего в СВО

30-летний Михаил Кильсеев получил бронь на работе, но отказался от нее и ушел по повестке

Мать погибшего предупредили, что не дадут вскрывать цинковый гроб, в котором привезли тело Михаила

В администрации поселка Балахта сообщили о гибели под Луганском местного жителя Михаила Кильсеева. 30-летний мужчина был мобилизован в конце сентября. Он сам отказался от брони, которую получил на предприятии, и ушел по повестке.

Мать погибшего, Евгения Кильсеева, с возмущением передает слова сына о быте и вооружении бойцов на передовой.

— С 17 на 18 ноября их увезли под Луганск. Они там всё время блиндажи себе строили. Им выдали масляную печку, от нее копоть была невозможная, поэтому сами купили себе и нормальную буржуйку, которая отапливает, и генератор, — говорит мать погибшего.

Евгения рассказывает, что, наслушавшись рассказов сына, она не выдержала и 24 декабря написала письмо Владимиру Путину, но ответа не получила до сих пор.

— Миша тогда еще был жив. Я просила у президента, чтобы мне вернули сына. Так и написала: «Заклинаю Богом, верните мне сына». Рассказала о том, что творилось в учебке и на передовой. Написала о том, что в СМИ очень много неправды, а мы, родственники, общаемся с мобилизованными и знаем правду. Написала, что ребятам самим приходится покупать генераторы и печки. 24 декабря отправила. А как потом оказалось, что 25 декабря моего сына уже не было в живых, — говорит Евгения.

В конце декабря в госпиталь с тяжелым ранением попал другой балахтинец. Он сообщил жене, что есть погибшие из местных. После этого в поселке две недели гуляли слухи, что везут двух «двухсотых», однако военкомат отмалчивался.

— Только 13 января ко мне приехали из военкомата и отдали извещение о гибели. Военком мне сразу сказал, что окошка в гробу не будет и открывать мне его никто не даст, потому что тело у Миши целое, а лицо и голова пострадали больше всего, — рассказывает Евгения Кильсеева. — Когда Мишу и еще одного его сослуживца привезли (некролог о еще одном погибшем из Балахты выйдет в ближайшее время. — Прим. ред.), я увидела, что цинковые гробы у обоих ребят сделаны как попало. Видимо, их там штампуют массово. Они как будто даже не герметичные, потому что запах явственно чувствовался. Переделывать гробы нам не разрешили.

Евгения признается, что сейчас относится к спецоперации по-другому.

— Когда всё начиналось, Миша читал интернет и говорил мне: «Там гибнут наши пацаны, надо им помогать». А оттуда он стал звонить и говорить: «По телевизору говорят одно, а на деле всё по-другому». И вот, я осталась совсем одна. Сын не был женат, у меня ни внуков, никого. Я Путину в том письме еще написала: «Если что-то случится, мне куда себя девать, в хоспис, в психушку? Куда меня определят? Мне даже дом оставить в наследство некому», — говорит Евгения Кильсеева.

Ранее мы писали о 45-летнем контрактнике из Балахты, который погиб в СВО. Своей жене он тоже звонил с фронта и рассказывал о желании вернуться домой.

Еще по теме

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Чудовищно неблагодарная профессия!»: врач-терапевт откровенно рассказал об ужасах работы в поликлинике
Анонимное мнение
Мнение
Угрюмые люди, недоступные девушки и плохие авто: 27-летний китаец честно рассказал о впечатлениях от России
Джексон
предприниматель из Гонконга
Мнение
Что будет, если год не есть сахар? Красноярка рассказала, чем питается и как сильно похудел ее муж
Татьяна Ковригина
Мнение
«Кемерово поуютнее»: туристка пробыла в Красноярске три дня и раскритиковала город за разбитые дороги и пробки
Елена Гуськова
Корреспондент NGS42.RU
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Рекомендуем
Знакомства