19 сентября воскресенье
СЕЙЧАС +8°С

Идем по пути США и Канады: как красноярцев убедили, что без реагентов нам никак

Три года подряд слушания инициирует противник «Бионорда» депутат Роман Крастелев

Поделиться

Вчера прошел первый день слушаний. Голосование было не в пользу противников реагентов

Вчера прошел первый день слушаний. Голосование было не в пользу противников реагентов

Поделиться

Красноярцев убедили сыпать реагенты

В этом году инициативная группа предложила «очистить город от гадости и химозы», запретив любые противогололедные материалы. Исключение дано только дорогам с ливневкой: попадая в подземные коммуникации, со слов депутатов, реагенты не будут вредить газонам и воздуху. В ответ на это ответственный за содержание дорог глава ДГХ Красноярска Алексей Фоминых признался, что в новых условиях сможет нормально содержать только 5% дорог в городе. Его поддержали несколько экспертов, которые сравнили Красноярск с Москвой и Нью-Йорком по обслуживанию магистралей и спрогнозировали, чем грозит отказ от снегоплавильных материалов на примере северной столицы.

Третьи по счету публичные слушания «по "Бионорду"» (этим кодовым словом собрание называли в разговоре с NGS24.RU даже сотрудники мэрии. — Прим. ред.) начались, как и предыдущие: зал не смог вместить всех желающих. С учетом рассадки через одного в малом зале уместились 69 человек, не считая членов комиссии. Люди возмущались даже после заверений о том, что их голоса и мнения будут учтены и принимаются до 12 апреля.

В этом году перед горожанами поставили вопрос по изменению правил благоустройства города со следующей формулировкой: «Запрещается использовать на автодорогах, не оборудованных системой ливневой канализации, противогололедные материалы, применяемые для борьбы с зимней скользкостью, которые плавят снег, лед и снежно-ледяные образования». Иными словами, это абсолютно все химические материалы, в том числе простая соль без добавок. Этот запрет оставляет возможность использовать на дороге природные материалы — то есть песок со щебнем или мраморную крошку, как в некоторых странах Европы. Их, кстати говоря, власти Красноярска и использовали почти всю зиму, прибегая к химии только на опасных участках дорог.

За полчаса до слушаний в зале закончились места. Это вызвало возмущение пришедших

За полчаса до слушаний в зале закончились места. Это вызвало возмущение пришедших

Поделиться

Идейный противник «химии» на дорогах депутат Роман Крастелев убежден, что горожане против реагентов. Та же петиция против «Бионорда» собрала 17 тысяч голосов в поддержку. Но вот власть, на его взгляд, ведет себя непоследовательно.

— В прошлом году в коем-то веке мэр прислушался к рекомендации городского совета и запретил «Бионорд». Мы все помним его выступление. Потом, правда, пошли невнятные комментарии об использовании его в ограниченном количестве на некоторых участках дорог. Так вот… несмотря на все эти действия, был закуплен «ремейк» «Бионорда», называется по-другому, слово из четырех букв. Но производитель тот же, по тому же адресу и ничем внешне не отличается. Поэтому мы подготовили проект изменений, не указывая конкретную марку или состав материала. Потому что прежние правила нам позволяют «наслаждаться» «Бионордом 2.0» на наших улицах.

Почему ливневая канализация? Нам в Минэкологии говорили, что вред от реагентов будет сопоставим с песко-соляной смесью, но только с одним условием — если есть ливневая канализация, — пояснил Крастелев свою позицию.

Замначальника городской ГИБДД Роман Васильев уточнил, что из 1200 километров дорог в Красноярске только 18% имеют ливневую канализацию. А системы фильтрации стоков — и того ничтожные 5% всех магистралей. После этих данных главный хозяйственник города (глава ДГХ) Алексей Фоминых заявил, что не сможет привести в порядок дороги одними абразивными материалами.

— Использование одного песка не обеспечивает сцепных свойств без элементов плавления снежных масс. Он будет просто сдуваться проезжающими мимо транспортными средствами. То же самое касается других абразивных материалов — они не обеспечивают должного эффекта. Я против принятия этого решения, потому что невозможно физически содержать улично-дорожную сеть в нормативном состоянии. Если мы ставим во главу угла безопасность дорожного движения, я вам скажу, что на территории России не осталось городов, которые бы не использовали реагенты, — уверен Фоминых.

На слушаниях предложили отказаться от всех противогололедных материалов, в том числе технической соли

На слушаниях предложили отказаться от всех противогололедных материалов, в том числе технической соли

Поделиться

На слушания приехали несколько экспертов, которые рассказали об опыте обслуживания дорог зимой в других городах и странах. Например, в Москве песок и щебень запретили сыпать на дороги 10 лет назад, а в Питере на несколько лет решили отказаться от «химии». К чему это привело, рассказала руководитель Ассоциации зимнего содержания дорог Анна Климентова:

— У вас часто звучит вопрос: чистые ботинки или безопасность? Для меня второе важнее. Три года назад я точно так же выступала перед депутатами Санкт-Петербурга, где решили тоже поменять всё и отказаться от реагентов. Я их предупреждала о последствиях, и через четыре года, когда аварийность у них выросла в три раза из-за зимней скользкости, когда количество пострадавших в авариях превысило московские показатели, хотя в Москве транспорта в три раза больше, чем в Петербурге, они позвали меня обратно — помочь что-то сделать с этим. Сейчас они вернулись к реагентам, закупили 100 тысяч тонн. Ситуация начала выправляться.

Я согласна с Романом Евгеньевичем в том, что нужно заботиться о людях и экологии. Представим, что мы запретили реагенты, оставили только фрикционные материалы. А это 90 тысяч тонн песка или щебня в год. Подумайте, к чему мы придем. И второе — экология. Перед приездом сюда я проанализировала отчет Министерства экологии Красноярского края. Там есть данные по почвам, грунтам, подземным водам и прекрасному Енисею. Так вот, в Енисее есть всё что угодно с бешеным превышением: алюминий, фенолы, но только не хлориды, которые образуются от соли с реагентами. А вот взвешенных частиц (пыль) по сточным водам 10 тысяч тонн утекает в реку. И если мы сейчас вернем песок на дороги, будет еще больше, — отмечает Климентова.

Анна Климентова рассказала, что наслышана о высокой аварийности на красноярских дорогах

Анна Климентова рассказала, что наслышана о высокой аварийности на красноярских дорогах

Поделиться

По данным «РОСДОРНИИ», на дороги Москвы каждый год высыпают по 400 тысяч тонн реагентов (песок не используется вообще), на магистрали Нью-Йорка — 1,1 миллиона тонн. В США использование фрикционных материалов запрещено уже много лет — они, со слов ученых, приводят к астме, аллергии и даже онкологическим заболеваниям. В Красноярске, для сравнения, в прошлом сезоне на дороги высыпали только 26 тысяч тонн реагента (данные мэрии. — Прим. ред.), основную массу противогололедных материалов и так составляет песко-соляная смесь. Какое воздействие она может оказать на организм, рассказал депутат, а по совместительству врач-онколог Вячеслав Дюков.

— От воздействия колес вся эта смесь песчаная превращается в пыль, которая клубится на высоте до двух метров. И она агрегирует на себе, впитывает все эти молекулы фенолов, бензпирена и прочих вещей, которые называются канцерогенами. И эти вредные вещества не так опасны, когда летают сами по себе, потому что человек их вдыхает и выдыхает. А когда они оседают на более крупных частицах пыли, попадают в легкие, в бронхи и остаются там — в этом причина массы легочных заболеваний, в том числе онкологических. Поэтому когда мы обсуждаем безопасность, передвижения по дорогам или экологию... А это не опасность, что ли? — заявил Дюков.

Откуда пришла мода на реагенты в Россию — объяснил директор Сибирского филиала ФАУ «РОСДОРНИИ» Алексей Барт.

— Мы всегда любим сравнивать себя с западными странами. Так вот, реагенты — это не российская история. США и Канада очень много и давно сыплют реагенты, и мы перенимаем этот опыт. Если посмотреть на Москву, во время таяния снега образуется жижа. Да, она не белая, но и не черная, как в Красноярске. Потому что мы используем периодически фрикционные материалы. Важно соблюдать технологию и выбирать дороги для использования материалов. Потому что одно дело — Солнечный с одной интенсивностью движения, а другое — улицы 9 Мая или Авиаторов, — заключил эксперт.

В администрации заверяют, что постоянно работают над улучшением технологии использования реагентов.

— Я не видел луж в городе Красноярске при температуре ниже -3 градусов. Когда теплее, вода, напитанная солью, перестает замерзать. А когда холоднее, мы видим сухую дорогу в нормативном состоянии, — отметил Алексей Фоминых.

За полтора часа публичных слушаний против реагента высказались единицы: сам Роман Крастелев и молодой парень, который заявил, что «ему жалко лапки собак». Противники реагента в массе своей остались в холле администрации, потому что не смогли попасть в зал из-за нехватки мест. В итоге в голосовании желающие запретить противогололедные материалы в Красноярске уступили их сторонникам — из 54 человек 48 проголосовали за то, чтобы оставить реагенты, а 6 человек поддержали их запрет.

Финальное решение по вопросу будет принимать горсовет только после 12 апреля. До этого времени в рамках общественных обсуждений все желающие могут выразить свое мнение касаемо реагентов, направив бумажное письмо на адрес мэрии либо доставив его лично: 660049, г. Красноярск, улица Карла Маркса, 93 и 660049, г. Красноярск, улица Парижской Коммуны, 25 (в письме должна лежать копия паспорта. — Прим. ред.).

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ14
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Красноярске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...