Происшествия «Они полчаса издевались над моим ребенком!»: мама и сестра погибшего в стоматологии мальчика винят анестезиолога в смерти

«Они полчаса издевались над моим ребенком!»: мама и сестра погибшего в стоматологии мальчика винят анестезиолога в смерти

Что должна была сделать клиника, чтобы не допустить трагедии

Жизнь ребенка оборвалась после обычного похода к стоматологу

В Красноярске произошла вопиющая ситуация — ребенок-инвалид умер на приеме у стоматолога. Ему лечили зубы «во сне», и анестезию мальчик не перенес. Ради этого приема семья приехала из Большемуртинского района. Всё произошло в многопрофильной клинике «Лорри». Мама малыша Галина, ее дочь рассказали NGS24.RU, как проходил злополучный прием в клинике, а также мы узнали, какие предположения строит следствие и как можно было бы избежать смертельного случая.

«Анестезиолог осмотрел ребенка прямо в коридоре»

Подготовка к приему стоматолога в семье Галины проходила тщательно. Ее сын страдал от порока сердца и ранее перенес несколько операций, поэтому было важно исключить все противопоказания. Женщина по совету лечащего врача прошла с сыном все нужные обследования, и даже немного больше. Всё это делали в той же самой клинике «Лорри».

— Кардиограмму дополнительно сдали. Анализы сказали все хорошие, никаких ограничений в операции нет. У ребенка была ранее операция по трахеостоме, но ее уже удалили, он самостоятельно дышал больше полутора лет. Раньше ребенок переносил анестезию легко, у него не было ни аллергической реакции, ничего, — рассказывает Галина.

Клиника находится на Красрабе

Прием назначили на 12 июня. И с самых первых минут нахождения в больнице у мамы стали возникать сомнения в компетентности специалистов.

— Анестезиолог осмотрел ребенка, но сделал это прямо в коридоре. Осмотр заключался в том, что он просто попросил его открыть ротик и посмотрел, нет ли у него там ангины. И всё, в этом и заключался весь осмотр. Я не представляю, как они определили дозу наркоза. Они очень много ему, видимо, дали. Они даже вес не узнали, они не измерили давление, не измерили температуру, ничего не сделали. Они ему сразу дали наркоз, — сокрушается мама.

И сама операция должна была идти порядка трех часов. Это тоже насторожило маму — не слишком ли много для маленького ребенка, которому нужно пролечить несколько зубов и сделать чистку?

«Пригласили, сказали, что мой ребенок умер»

Как оказалось, почти сразу после введения седации ребенку стало плохо. Мама сообщает, что ему успели только обработать рот перед процедурой. И сразу после мальчик начал задыхаться. Но врачи, по словам мамы, до последнего не сообщали об этом.

— Я ждала в соседней комнате, где дети приходят в себя после операции. Вышел анестезиолог, сказал, что всё хорошо, ребенок в глубоком сне, сказал, чтобы я шла погуляла, чтобы не сидела, не нагнетала обстановку, не накручивала себя. Я вышла, а к клинике тут же практически подъехала скорая. Я очень напугалась, зашла в клинику, а меня не пустили. Ни в комнату для ожидания, ни в операционную, сказали в общем коридоре ждать — потом пригласят. Пригласили, сказали, что мой ребенок умер. Что не смог справиться, начал задыхаться. Когда скорая приехала, ребенок уже был мертв. Врачи говорят, что они вызвали ее сразу, как только он начал задыхаться, сказали, что скорая ехала 15 минут. А когда давали показания, они сказали, что сами проводили реанимационные действия в течение 30–40 минут. Как можно так? Если скорая ехала 15 минут, значит, они ее вызвали не сразу! Они полчаса издевались над моим ребенком!

В этих коридорах держали маму мальчика, пока она пыталась узнать судьбу сына

«Я видела, как с ним обращались в детском доме»

Сейчас семья готовится к похоронам. Мальчик, как оказалось, в семье был приемным ребенком. Дочь Галины Кристина рассказала, что у нее есть еще двое маленьких братьев, но в семью решили взять еще одного ребенка. Кристина медик по образованию и некоторый период работала в детском психоневрологическом диспансере «Подсолнух». Там она и познакомилась с малышом. Его судьба стала для нее небезразлична.

— Мне было его очень жалко, я говорила маме, мол, давай мы заберем его. Я видела, как с ним обращались в детском доме, ему было там плохо. И всё, мама стала добиваться опеки, более полугода на это потратила. Мы сделали ему отдельную комнату. Он стал маме родным сыном. У нас куча фотографий с ним, мы ездили в парк, на отдых, братья тоже его очень хорошо приняли, учили кататься на велосипеде. Мама посвятила свою жизнь еще одному ребенку. Она и по всем больницам с ним ездила. Мы все делали всё для него, — рассказывает Кристина.

Ребенку было хорошо в новом доме

И клинику «Лорри» выбрали не случайно. Пять лет назад «во сне» лечили зубы братьям Кристины, и всё прошло успешно. Процедуры проводили в стоматологии «Зубофф». Туда же Галина пришла и с приемным ребенком, но их специалисты перенаправили в «Лорри» — объяснили, что там работают те же самые врачи.

— У меня еще есть два младших брата, им девять и десять лет, мы там лечили всем моим братьям зубы несколько лет назад. Всё нормально, всё хорошо было. То есть никаких претензий не было. Сейчас пришла очередь Сергея (имя изменено), ему тоже надо было лечить шесть или семь зубов. Врач насчитал. И, так как ребенок маленький, предложил лечить во сне, чтобы ребенку было не больно. Он проснется — и все зубы будут вылечены. А мы долго как к этому готовились. Мама проходила с Сергеем все анализы на совместимость, на аллергию, мы делали ЭКГ сердца, то есть все-все анализы мы проходили за несколько дней до этого. Она вот мама приехала в клинику, но она хотела в «Зубофф», но как я поняла, что стоматология эта открыла новый филиал — «Лорри», — рассказывает Кристина.

Мальчика очень хорошо приняли новые братья

Ребенок, по словам Кристины, чувствовал себя хорошо в день приема.

— Когда он приехал в клинику, он был абсолютно счастливый ребенок, бегал, со всеми здоровался, ручку тянул, улыбался. Если поднять в клинике видео, это можно всё посмотреть.

«Это врач сгубил вашего ребенка»

Сестра умершего мальчика полагает, что была передозировка препаратом. Она говорит, что количество анестезии смутило даже медсестру.

— Сергей на руках засыпал под анестезией. Врачу медсестра говорит: «Ну что, хватит, ребенок, маленький, десять-восемнадцать килограмм». Но врач сказал, что нет, давай пусть покрепче спит. Мама на это обратила внимание. Но что она скажет врачам, она же не специалист.

Разговаривать с Галиной никто из медперсонала не стал, так как «она была в истерике, и никак не хотела успокоиться». Так, по словам женщины, потерявшей ребенка, ей говорил анестезиолог стоматологии. Объясниться с семьей до сих пор никто так и не посчитал нужным.

Вывеска на фасаде

— Извинений не было. Ни я не слышала, ни мама не слышала, я несколько раз подходила к руководителю, спрашивала, как это могло произойти, хотела, чтобы прокомментировали ситуацию, но на мои вопросы просто молчали. Такое безразличие, равнодушие. К нам подошла медсестра потом и сказала: «Это врач сгубил вашего ребенка».

Для семьи это стало тяжелым ударом. Кристина говорит, что мама — очень добродушный человек, работает учителем русского языка и литературы в деревенской школе. Но ей пришлось убедить ее побороться за справедливость, чтобы не пострадали другие дети.

— Мама сама по себе очень добрая, она всем помогает, ей всегда всех жалко. И я с ней говорила: «Мам, тут нельзя оставлять ситуацию без привлечения внимания, и надо наказывать по полной таких врачей». Это нельзя так оставить, нам просто сгубили маленького ребенка, которому еще жить и жить, — говорит сестра погибшего мальчика.

Показания расходятся

Как NGS24.RU пояснили в СК, перед седацией положена обязательная диагностика, по которой должны определить, есть противопоказания к наркозу или нет. По предварительной информации ведомства, мама предоставила в клинику все необходимые документы, касающиеся состояния здоровья своего сына. После чего документы изучили медики и не нашли противопоказаний к анестезии.

Сейчас возбуждено уголовное дело о причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Все документы, касающиеся состояния здоровья ребенка, а также деятельности самой клиники, препараты, которые использовались на приеме, и записи с камер видеонаблюдения в больнице изъяли на проверку. Чтобы установить точную причину смерти, назначена судебно-медицинская экспертиза.

В прокуратуре нам пояснили, что показания потерпевшей стороны и клиники расходятся. По данным представителей «Лорри», документы мамой были предоставлены не все. Сейчас в ведомстве будут проверять, была ли у клиники лицензия, насколько врач мог оценить все риски, изучая анализы, которые он же и запросил, и имелись ли основания для отказа в обслуживании такого пациента.

Клиника, кстати, на время следствия закрылась. Дозвониться до нее нам также не удалось — не брали трубку. Мы обратились в стоматологию «Зубофф», чтобы определить, почему их специалисты перенаправили ребенка на лечение в «Лорри». Но оперативно нам пояснить в медцентре это не смогли — на месте не оказалось ни руководства, ни специалиста по связям с общественностью. Другие сотрудники комментарий давать отказались.

Внутри нас никто не ждал

Мы решили разобраться, можно ли было как-то не допустить трагедии. Как сообщают эксперты, для приема особенных детей необходимо дополнительное оснащение.

— Надо смотреть, была ли передозировка, своевременно ли была вызвана скорая. Анафилаксия может проявляться от самых малых доз. Дальше начинается вопрос самонадеянности врача. Готов ли он откачать пациента, вместо того, чтобы вызывать скорую помощь. При том, что у него, скорее всего, не было ничего для реанимации. Это как бы вообще системная проблема. Стоматологические клиники не оснащены реанимационными, а анестезию вводят. Ну вот надо элементарно посмотреть, была ли там реанимация, потому что ребенок особенный, непростой совсем, а они взялись за его лечение. Конечно, нет нигде таких предписаний, но по реанимации остается большой вопрос, — говорит президент Лиги пациентов Александр Ставерский.

Родители предоставили все необходимые анализы, здесь врач берет на себя ответственность, когда берется лечить такого пациента, или нет?

— В любом случае несет ответственность. Если он берет лечить [пациента], значит, он берет ответственность. К сожалению, сам объем этих бумаг часто не может защитить окончательно, потому что аллергии, к примеру, могут появляться неожиданно и у абсолютно здорового человека, у которого их не было всю жизнь.

Больше новостей в нашем телеграм-канале NGS24.RU — «Новости Красноярска» и в нашей группе во «ВКонтакте» «НГС.НОВОСТИ Красноярск». Подписывайтесь, чтобы первыми узнавать о важном.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED4
Гнев
ANGRY5
Печаль
SAD11
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
48
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«Купаться запрещено»: как банальное летнее купание в Красноярске превратилось в привилегию
Мария Быстрова
Урбанист
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Мнение
«Похоже на потревоженный улей»: в Турции начались погромы. Опасно ли там находиться россиянам
Анна Голубницкая
внештатный корреспондент Городских порталов
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
«Lada — автомобиль, а "китаец" — автомобилесодержащий продукт». Крик души таксиста о машинах из Поднебесной
Анонимное мнение
Рекомендуем
Знакомства