Все новости
Все новости

«Колоть инсулин — это как накрасить губы»: история красноярки с диабетом, которая родила четверых детей

Девушка признается, что диабет для нее — это не болезнь, а часть жизни

Елена и ее четверо детей

Поделиться

14 ноября во всем мире считается Всемирным днем борьбы с диабетом. Подобные даты призваны напомнить всем нам о проблеме, с которой сталкиваются миллионы людей. Они вынуждены всю жизнь контролировать уровень сахара в крови, колоть себе инсулин и тщательно следить за питанием и образом жизни. Впрочем, люди с диагнозом могут вести вполне обычную жизнь, нужно лишь в некоторых ситуациях быть чуть более внимательными к своему здоровью. Например, более тщательно готовиться к беременности.

Героиня нашего сегодняшнего текста — красноярка Елена Полтавец — живет с диабетом 17 лет. Он не помешал ей за четыре года родить четверых детей, построить собственный бизнес и принять себя такой, какая она есть, без оглядки на диагноз. Почитайте историю Елены.

«Думала, что у меня цистит»

Я всю жизнь мечтала жить за границей, была уверена, что так и будет. Долго к этому готовилась, но в какой-то момент поняла, что этому проекту не суждено осуществиться. Я успокоилась, переехала из Абакана в Красноярск, спустя два года вышла замуж, мы много путешествовали, и всё у меня было хорошо. И в тот момент, когда всё было идеально, у меня проявился диабет.

Я с 16 лет увлекаюсь психосоматикой и недавно, когда начался ковид, слушала лекцию на эту тему. Там умная женщина сказала, что болезнь может быть реакцией на стресс в прошлом. У меня же это почему-то случилось в тот момент, когда всё было идеально.

Проявлял диабет себя одним-единственным образом: я бесконечно ходила в туалет. Думала, у меня цистит, даже пропила какие-то лекарства от цистита. У меня мама работает в женской консультации. Я рассказала ей об этом, пришла к ней на работу, где у меня взяли анализы и выяснилось, что у меня повышенный сахар. Тогда мне должно было вот-вот исполниться 24 года. Стало понятно, что у меня сахарный диабет.

Я начала жить, постоянно вкалывая себе инсулин, но как какую-то проблему это не воспринимала. Если мы куда-то ехали — брала его с собой. Главное было помнить, что сдавать в багаж его нельзя, а то там можно заморозить. А еще была убежденной чайлд-фри, мечтала много путешествовать, но в итоге за четыре года родила четырех детей.

Сейчас я живу с диабетом уже 17 лет. С медицинским обеспечением у меня всё нормально, лекарства выдают, но меня раздражает, какая это бюрократия. Стоишь в нескольких очередях, постоянно чего-то ждешь, постоянно бегаешь за этими бумажками — это мне не нравится. Хотелось бы, чтобы система была более отлаженной. Но к эндокринологам я не хожу. К врачам обращаюсь, только когда собираюсь рожать. Точнее, только к одному врачу — Марине Базиной, которая называет меня «мой эксперимент».

Диабет и роды

Так как у меня диабет, у меня на выбор было рожать в перинатальном центре или 6-м роддоме. Я помню, как приехала в 6-й роддом, коснулась его стен и поняла: это то самое место, где появится на свет мой первый ребенок. Хотя я и мечтала родить естественным путем, мне особенно отзываются оргазмичные роды, но по медицинским показаниям из-за диабета я рожала путем кесарева сечения.

Роды были тяжелые, ребенок родился фиолетовый, как баклажан, — и это несмотря на то, что беременность протекала очень хорошо. Дочку сразу забрали в реанимацию, где она провела еще какое-то время.

Спустя год я забеременела двойней. Оба раза меня вела врач Марина Базина, во второй раз она под свою ответственность позволила мне быть более свободной, и хотя мы всегда были на связи, в больницу я ходила уже не так часто. А еще я ей сказала, что пока на Белё не съезжу — не рожу. Я уехала на озеро, и когда вернулась, сразу поехала к ней. Она увидела, что я отекла, отправила меня собирать вещи, после чего я приехала уже рожать. Роды прошли хорошо, мы были уже научены опытом. Как женщина, я себя чувствовала хорошо.

Про четвертого ребенка — это вообще отдельная история. Мы с мужем поехали к его родственникам в Саянск и по пути попали в аварию. Слава богу, почти все отделались легким испугом. Кроме меня — я получила перелом плеча: когда нашу машину переворачивало, пыталась закрыть детей от травм. После аварии меня осмотрели медики, наложили гипс и отправили домой. Чувствовала я себя нормально, правда, меня тошнило, но я думала, что это от сотрясения мозга. Уже по приезде в Красноярск я пошла к неврологу, который никаких патологий не нашел, но посоветовал купить тест на беременность. Я так и сделала. Оказалось, что я беременна четвертым ребенком.

В роддоме врачи начали меня отговаривать: мол, у меня к этому моменту было много рентгенов, наркозов, мол, не надо мне рожать. Меня такой подход, если честно, удивил. Я поехала к своему врачу Марине Базиной, и она сказала: «Будем рожать». Роды прошли прекрасно. И моя младшая дочка из всех моих детей самая здоровая и развивается активнее всех. Ей всего три года, а она уже видео монтировать умеет.

Есть 2%-я вероятность передачи диабета детям, и с первой дочкой я переживала, что у нее тоже он будет, смотрела, какой у нее сахар, но потом перестала. Их ничего не беспокоит — зачем лишний раз тревожить? Тем более что никаких превентивных мер нельзя предпринять.

«Диабет мне дал понять, как ценна жизнь»

Суть диабета в том, что он должен быть компенсирован — мы должны подражать секреции поджелудочной железы. И для меня тут дело не в самочувствии, а в ответственности. Каких-то проблем с самочувствием у меня нет, для меня уколоть инсулин — это как кому-то накрасить губы после обеда. Но ответственной у меня получается быть не всегда.

Я фрилансер, работаю администратором в инстаграме, а к прошлому Новому году решила организовать компанию по продаже, доставке и установке живых елок. В итоге я так заработалась, что забывала спать и есть, забывала про инсулин и оказалась в реанимации. Я пыталась уйти оттуда, чтобы продолжить работать и развивать бизнес — такие обязательства были перед клиентами и сотрудниками. Но в итоге меня убедили остаться, а мои родные помогли мне с работой — последний момент меня как-то особенно тронул. Это единственный раз за всё время — а я с диабетом уже 17 лет, когда я оказалась в реанимации.

Я развелась с мужем. Как-то, уже будучи одна, вместе с детьми отправилась на Байкал. Конечно, я к тому времени уже успокоилась по поводу развода. Мы побывали в дацане в Улан-Удэ, потом вернулись в отель, и вдруг я упала в обморок на глазах у детей. Они, кстати, даже не напугались. Сотрудники отеля мне вызвали скорую помощь, оказалось, что у меня высокий сахар, я вколола инсулин, поспала, и сахар уже был в норме. Возможно, сказался стресс от развода в прошлом, потому что на момент этой ситуации моя жизнь мне очень нравилась и всё в ней устраивало.

Диабет вообще постоянно напоминает о себе. Он, мне кажется, у меня от папы. А от мамы мне досталось витилиго (нарушение пигментации, выражающееся в том, что на коже появляются светлые пятна. — Прим. ред.). Я дочь своих родителей, и мне кажется, что и диабет, и витилиго были даны мне, чтобы я приняла их и научилась с ними жить, чего не смогли сделать мои родители. Я обожаю свое витилиго и постоянно фотографирую его.

К диабету я отношусь спокойно. Если бы я жила 150 лет назад и заболела им, я бы никогда не дожила до этих лет, не родила четверых детей, а сейчас у меня эта возможность есть. Я смотрю на это всё и осознаю, как ценна моя жизнь. И как я хочу, чтобы она была длинной и насыщенной.

Что еще прочитать про диабет?

«Талию измерить очень просто»: как понять, что лишний вес стал риском для жизни.

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ2
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter