Город «Ради этой земли любого сметут»: как умирала крупнейшая в Сибири и на Урале Плодово-ягодная станция

«Ради этой земли любого сметут»: как умирала крупнейшая в Сибири и на Урале Плодово-ягодная станция

Вспоминаем историю предприятия с его старожилами и смотрим, что происходит на этой земле сейчас

Ландшафтный парк на землях Плодово-ягодной станции назвали «Юдинская долина». Площадь его — 212 гектаров (для понимания: это треть острова Татышев)

В прошлом году Плодово-ягодной станции в Красноярске исполнилось сто лет. При СССР сибирские селекционеры снабжали саженцами яблонь, груш, смородины и малины половину огромной страны. Спрос был такой, что полмиллиона растений разбирали за неделю. Даже в 90-х предприятие получало стабильные заказы, но закрылось в начале стабильных 2010-х из-за долга по налогам. Огромные земельные угодья в самом дорогом районе города недолго стояли без дела.

Почти половину из 450 гектаров власти отдали под ландшафтный парк с гольф-полями, еще один крупный участок предполагалось занять домами аж на 170 тысяч жителей. И только 15 гектаров между ними оставили под «научный кластер», где бывшие сотрудники станции надеются воссоздать уникальную коллекцию сибирских сортов. О прошлом, настоящем и будущем Плодовки — в репортаже корреспондента NGS24.RU Татьяны Стригановой.

«Поля начинались за заводом телевизоров»


В феврале 1920 года в Красноярске создали первую на Урале и в Сибири «Опытную станцию плодоводства». Сельскохозяйственные опытные поля раскинулись на склонах холмов вдали от центра города. Главной задачей было создать устойчивые к местному суровому климату сорта яблок, груш, слив, смородины, малины и так далее.

С чистого листа первым сотрудникам станции начинать не пришлось. На правом берегу с конца XIX века уже существовал сад, где новые морозостойкие сорта выводил Всеволод Крутовский — ученый, которого считают основоположником сибирского садоводства. Его дело получило развитие уже в советское время. Сам он работал над новыми сортами вплоть до смерти в 1945 году.

Крутовский (сидит в нижнем ряду) был начинателем научной работы Плодово-ягодной станции

Кстати, самыми большими поля Плодовки были во время Великой Отечественной войны (насчитывали более тысячи гектаров). Правда, большие площади использовали не столько для экспериментов и выведения новых сортов, сколько для получения урожая и продовольственной безопасности. Как вспоминают старожилы, поля доходили до территории завода телевизоров на Свободном, занимая все пустующие участки. Спустя время их нарезали на сады и начали застраивать жилыми домами.

Плодово-ягодной станции оставили 530 гектаров. Всю эту территорию обслуживали 100–110 человек, треть из них — научные сотрудники, все остальные относились к опытно-хозяйственному отделу. А в сезон сбора и переработки урожая число работников доходило до 2,5 тысячи.

Основной продукцией станции были саженцы плодовых деревьев. За зимостойкость и урожайность их ценили по всей стране

Последние сытые годы на станции застал ее директор с 1989 по 2000 годы Николай Шабаев. С его слов, в редкий год они реализовывали по 500 тысяч саженцев, а вообще реализация была на уровне 700–800 тысяч саженцев в год. Продукцию, устойчивую к сибирским морозам, покупали в 27 регионах страны, включая юг и столицу. Отправляли и на Украину. Всего было выведено 170 новых сортов. А на создание одного сорта плодового дерева уходило несколько десятков лет и огромный труд, вспоминает Шабаев.

— На первый год, если посеять, ничего не всходит. Всем семенам необходима стратификация (побуждение к росту через изменение температур. — Прим. ред.). Спустя пару лет сеянцы в питомнике достигают нормального размера и высаживаются на постоянное место роста. И чтобы из семечка получить первый урожай, проходит время. Самый быстрый результат — 9 лет, а самый поздний результат, который я знаю, — это 31 год. Но всё равно, даже с самыми современными технологиями, на это уходит в среднем 15 лет, — поясняет экс-директор станции.

Саженцы Плодово-ягодной станции в Красноярске ценились по всей стране. В год продавали по 500–800 тысяч саженцев

Самыми массовыми культурами станции были яблоня, груша, облепиха, смородина и малина. Помимо реализации саженцев станция производила фруктовое пюре, соки и вино. Желающие собрать урожай новых сортов платили за собранные ягоды и фрукты. Получалось дешевле, чем в магазинах. Можно было оставить себе, а можно было пойти и перепродать на рынке. Были и оптовые покупатели, среди которых — известные кондитерские фабрики, вспомнил Шабаев.

— В наших сортах яблок очень высокое содержание витаминов и пектина. У нас в «добрыне» (сорт яблок. — Прим. ред.) его уровень в 20 раз выше, чем в краснодарских яблоках. То же самое с кислотностью, что тоже влияет на вкус. Фабрика «Бабаевская» нам предлагала заключать договор по двойной цене, чтобы перебить нашу местную кондитерскую фабрику «КрасКон». Наше пюре использовали для производства 50 наименований разных кондитерских изделий. В 1986 году они приезжали сюда на какой-то съезд, попробовали наши местные конфеты и обалдели, — с гордостью рассказывает экс-директор.

Граница огромной территории станции проходит по дороге в Овинный. Поля можно узнать по ровным рядам деревьев

«За ночь воровали до 70% урожая»


Кризис и ужас 90-х годов Плодово-ягодную станцию в Красноярске поразил не сразу. По словам Шабаева, весь огромный объем саженцев, который готовили сотрудники в течение сезона, раскупался буквально за неделю по предзаказам, и, что важно, деньги платили сразу, не предлагая товарного обмена или других схем. На предприятиях других сфер это уже происходило с большой отсрочкой, поэтому люди могли сидеть без зарплаты по полгода. Но общие проблемы добрались и до агрономов.

— В 1995 году нам выделили 135 миллионов рублей на строительство нового цеха. Но по тем деньгам, если помните, это было совсем немного, и на достройку не хватило. Проект заморозили. На следующий год мы не смогли реализовать 140 тонн яблочного пюре. Причин было несколько: и нехватка денег у населения, и ввоз к нам импортного пюре. Хорошо, что со сроком годности в три года мы его продали, просто позже. Но финансирование практически прекратилось, — вспомнил Шабаев.

Сотрудники станции работают в поле с черенками плодовых деревьев. В 90-е им пришлось встать на охрану огромной территории

В это же время на Плодово-ягодной начинается тотальное воровство урожая жителями города. Сотрудники станции по трое с пяти утра начинали патрулирование территории, но это не спасало. Кто только не попадался на воровстве! Экс-директор вспомнил пару показательных случаев.

— Ранним утром недалеко от Азовской улицы видим мальчика и девочку, им по 10–12 лет. Убегали от нас долго по полю, а когда мы их поймали, у них огромные слезы в глазах стоят. Выяснилось, что мать-алкоголичка подняла их в три утра и заставила идти сюда воровать ягоды. А живут они на Красномосковской улице. Представляете, сколько им надо было идти сюда?

Или другой случай:

— Одного чуть не подстрелили. Как оказалось потом, это был офицер, капитан пожарной охраны. Увидев целый семейный подряд, ворующий яблоки, участковый выстрелил в воздух. Скрутили главу семейства, а пистолет без предохранителя возьми и выстрели еще раз. Хорошо, что не в голову, но ухо задело и руку офицеру прострелили. Его снова скрутили, кровь бежит. Ему говорят: «Ты что, с ума сошел? Из-за яблок...» Вот такие случаи были.

Проще всего, по словам Шабаева, было воровать сливы — за одну ночь с поля могли унести до 70% урожая. Ни полиция, ни сотрудники станции остановить это были не в силах.

Николай Шабаев руководил станцией с 1989 по 2000 год

К началу 2000-х продажи саженцев на станции упали до 70–100 тысяч в год, сократилась и площадь земель — с 530 до 468 гектаров. До закрытия в 2013 году на станции сменилось три директора: на смену Шабаеву сначала пришел Борис Беззаботнов, затем — Дмитрий Воробьев. Добил станцию высокий земельный налог, который в 2012 году им насчитали из-за перевода земель в другой статус. Чтобы заплатить необходимые 3 миллиона рублей, имущество сельхозпредприятия пустили с молотка.

Что осталось от станции?

На улице Азовской сегодня пустует здание Плодово-ягодной станции 1950-х годов постройки, а за ним скелетами высятся несколько полуразрушенных теплиц. В начале дачного сезона здесь работают частники, выращивая зелень и овощи. Они же, полагают сотрудники станции, выкапывают на продажу наиболее ценные сорта плодовых деревьев. Их ряды здесь значительно поредели в последние годы.

Научные сотрудники станции полвека работали в здании на Азовской. Теперь здесь царит разруха

Научный сотрудник станции Галина Прудникова работала здесь до последних дней предприятия.

— Нас сначала осталось 12 человек, потом сокращалось и сокращалось количество. В итоге нас осталось двое. Мы ушли, и вместо нас какое-то время проработал вообще один человек. Но библиотеку станции мы спасли, ведь там были книги, правленные рукой Крутовского, что для меня очень ценно, — делится Прудникова.

В этой теплице, по словам бывших работников, были установки по созданию искусственного тумана
За зданием станции есть ряды взрослых яблонь — их заезжие коммерсанты выкапывают на продажу

Единственная часть Плодово-ягодной станции, которую не тронуло банкротство и которая продолжает работать даже лучше, чем прежде, — пасека. Пчелы и сопутствующее производство меда — необходимая часть для предприятия с тысячами цветущих деревьев.

Нынешний владелец Сергей Фомин пришел на станцию, будучи школьником, и попросился подсобным работником. В итоге преуспел в производстве меда, увеличив численность пчелиных семей со 100 до 200. Пчеловод пригласил нас в гости и показал хозяйство, которое поддерживает с начала 90-х годов.

Сергей Фомин (в центре) пришел на станцию, будучи школьником, и со временем стал руководителем пасеки
На сегодняшний день у Фомина 200 семей пчел. В летний период он вывозит их в более экологичное место

— Изначально пасека была ближе к городу, на современной улице Пасечной, не случайно же она так называется. В середине 50-х годов оттуда на санях привезли бревенчатый дом и здесь решили поставить пасеку, посреди полей с деревьями, — вспоминает историю создания пасеки Фомин.

Количество пчелиных семей постоянно менялось, часто они массово гибли из-за варроатоза (болезнь пчел, вызванная клещом варроа. — Прим. ред.). До Фомина здесь работал известный пчеловод Алексей Иванович Болсуновский — он разработал препарат от опасной болезни пчел, его производили на станции и продавали по всей стране.

Зимуют пчелы в омшанике рядом с домом пчеловода. В одном ящике порядка 10 тысяч особей

— Потом наступила частная собственность, и я уже в частном порядке начал развивать пасеку. Правда, уже шестой год в судах за этот участок. Сначала судились с федерацией, сейчас с муниципалитетом. 20 соток они готовы мне отдать без вопросов, а за существующие 60 приходится судиться, — пожаловался Фомин.

Интерес застройщиков

На огромные поля Плодово-ягодной станции наступают крупные застройщики Красноярска. «Омега» намерена построить ЖК «Озерный» около улицы Елены Стасовой. Застройщик планирует возвести здесь несколько домов переменной этажности. Квартир будет всего 400, но площадь каждой — от 100 квадратных метров.

На полях с правой стороны проектом планировки занимался «Монолитхолдинг», а за несколько лет до него — «УС-604», признанное в последствии банкротом. Впервые концепцию застройки Плодово-ягодной станции представили в 2016 году в рамках Красноярского экономического форума. На тот момент в «Монолитхолдинге» планировали за 20 лет застроить площадь в 140 гектаров, создав 8-й район Красноярска с населением в 170 тысяч человек. В конце 2019 года власти заявили о пересмотре проекта планировки в меньшую сторону. «Монолитхолдинг» пообещал представить обновленный проект летом следующего года.

Поля в другой стороне уже много лет привлекают застройщиков. Но дальше проекта планировки огромного района дело пока не идет

Ландшафтный парк с научным кластером


К концу лета в администрации губернатора расставили все точки над i, заявив о создании огромного ландшафтного парка в Октябрьском районе. Его разделили на три зоны: спортивную, рекреационную и научную. По всему, кроме вида спорта, внесли ясность:

— На территории более чем в 200 гектаров будут расположены три зоны: рекреационная, научная и спортивная. В первой оборудуют специальные места для отдыха горожан — здесь будут экотропы, локации для детей, территория для пикников, сады с сезонными полевыми цветами, сад, в котором гости парка смогут собирать ягоды и фрукты, рассказывая при этом детям, как растет то или иное растение. Научный кластер расположится на площади не менее чем 10 гектаров. Эта территория будет отдана под Плодово-ягодную станцию. Там будут выращивать саженцы яблок, груш, смородины и сливы. Третья зона предназначена для занятий спортом горожан, — объяснили в ответе.

Так парк в 212 гектаров выглядит на карте. Темный «аппендикс» в верхнем правом углу — пасека Фомина. Участки ниже нее намерены отдать под научный кластер и воссоздание утраченных сортов станции

О том, что здесь будут поля для игры в гольф и вся сопутствующая инфраструктура, в правительстве края широкой аудитории предпочитают не говорить. Однако землю здесь уже выравнивают для укладки рулонных газонов. 65% территории займут именно поля для игры в гольф. Такие данные есть в проекте планировки на сайте краевого Министерства строительства.

Территорию недавно огородили забором, прокладывают необходимые коммуникации. Проектом гольф-комплекса на площади в два миллиона квадратных метров занимается региональный Фонд развития физической культуры и спорта. Что это за структура, мы подробно разбирали год назад.

Показываем, как выглядит будущий парк в данный момент:

Строители парка уже огородили две площадки под технику и вагончики
В самой нижней части всегда скапливалось болото из-за Бугачевского ручья. Низменность намерены осушить
По периметру устанавливают забор

На весну 2020 года на территории предполагались следующие объекты: туристический центр (включает гостиницу на 80 мест и ресторан), здание для развлекательных мероприятий (включает ресторан, магазин гольф-инвентаря, административный блок), гольф-академия (включает кафе и административный блок), пятизвездочная туристическая гостиница на 60 мест, дома отдыха (39 домиков на 228 мест), детский досуговый центр на 40 мест, оздоровительно-реабилитационный центр на 128 мест, спортивный лагерь на 194 места, водохранилище, питомник для газона, собственно гольф-поля (28% территории), огромный парк (56% территории).

Несмотря на забор и многочисленную технику, ни на один из заявленных капитальных объектов в списке застройщики в мэрию не обращались, но вот по научному кластеру небольшие движения есть. По информации Николая Шабаева, под возрождение станции власти готовы выделить участок в 15 гектаров. Он показал нам эту землю — она вплотную подходит к пасеке и уходит вниз, к Бугачевскому ручью.

В Минсельхозе главу Союза садоводов Красноярского края и экс-директора станции попросили сделать календарный план и предварительный расчет затрат на реализацию проекта. По его мнению, подготовка одного гектара и высадка в грунт саженцев обойдется в три миллиона рублей. На весь участок, следовательно, потребуется 45 миллионов рублей. В ближайшее время он представит эти данные в министерстве.

Садоводам выделили участок сразу за пасекой

— Почему эта территория ценна для селекции? Вы обратили внимание, что она состоит из холмов? Северный и южный склоны использовались. В нижнюю часть сажали грушу. Почему? Там самый жесткий отбор. Внизу наибольшие минусовые температуры, возвратные холода, даже в мае. Всё незимостойкое вышибается. Это очень хорошие условия для селекции.

Сейчас мы утратили практически всё. Что-то зарастает, какие-то поля кто-то поджигает. Только подумайте, 400 гектаров, 100 тысяч минимум за сотку. Это же 5–8 миллиардов рублей! Сметут любого, — отметил Шабаев.

Относительно сроков сдачи всего проекта «Юдинская долина», а также затрат на его создание и инвестора мы спросили в администрации губернатора. Там сообщили, что финансирование ведется из внебюджетных средств и их количеством там не располагают.

На выведение новых сортов у селекционеров уходили десятки лет, эту работу финансировало государство. Сейчас садоводы вынуждены покупать импортные или южные саженцы, которые не приживаются в Сибири
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
51
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
«Похоже на потревоженный улей»: в Турции начались погромы. Опасно ли там находиться россиянам
Анна Голубницкая
внештатный корреспондент Городских порталов
Мнение
«Lada — автомобиль, а "китаец" — автомобилесодержащий продукт». Крик души таксиста о машинах из Поднебесной
Анонимное мнение
Мнение
«Купаться запрещено»: как банальное летнее купание в Красноярске превратилось в привилегию
Мария Быстрова
Урбанист
Мнение
«Падали в обморок от духоты и часами ждали трамвай». Правдивая колонка футбольного фаната из России о чемпионате Европы в Германии
Георгий Романов
Рекомендуем
Знакомства