27 января четверг
СЕЙЧАС -16°С

«Кто считает, что вредно — пусть не покупают»: какой микрорайон появится на месте Нефтебазы

Поделиться

Так выглядит территория нефтебазы сегодня 

Так выглядит территория нефтебазы сегодня 

Поделиться

Идея выноса «экологически неблагополучной» нефтебазы за границы Красноярска, построенной у Енисея еще в 1929 году, обсуждается около 30 лет. Поиски новой промплощадки для «Красноярскнефтепродукта» активно велись в 2008-ом. Тогда чиновник, первый заместитель губернатора края Александр Новак пояснял: «Функционирование этой нефтебазы, практически в центре города, давно вызывает опасение жителей, экологов и надзорных органов. Но в то же время база выполняет важнейшую производственную функцию, являясь перевалочным пунктом в организации северного завоза, а также обеспечивает нефтепродуктами организации бюджетной сферы, предприятия ЖКХ и других потребителей». 

В 2012 году новую волну о переносе взбудоражил взрыв 40-тонной цистерны с топливом на нефтебазе. Часть топлива успела вылиться на землю, но от апокалипсиса спас мороз — нефтепродукты стали вязкими и не смогли быстро пролиться.  

В 2014 году предприятие планировали расположить на неиспользованной территории в 12 км от «Солнечного» под несостоявшийся ферросплавный завод, а годом позже в правительстве заявили — 4,5 миллиардов ни у «КНП», ни у правительства нет. И вот случилось: на минувшей сессии заксобрания гендиректор «КНП» Андрей Чернов заявил, что перестать использовать резервуары для хранения и перевалки нефтепродуктов планируется уже в 2018 году.

Обозначение участка в генплане позволяет экспериментировать — строить и жилье, и общественные центры 

Обозначение участка в генплане позволяет экспериментировать — строить и жилье, и общественные центры 

Поделиться

ЧТО ЗАЙМЕТ МЕСТО НЕФТЕБАЗЫ?


Остается вопрос — что займет 20 га земли у переулка Тихий и Октябрьского моста. В генплане до 2033 года территория предприятия относится к многофункциональной застройке: а значит тут можно проектировать как жилье, так и офисы, школы, детсады.

Первые попытки пофантазировать о будущем были в мае 2014 года. Тогда экс-мэр Акбулатов подписал постановление о проектирование микрорайона «Сибирский», а занялись этим компания «Макстрой» совместно с «Красноярскгражданпроектом».

Судя по рассказам руководителя профильной мастерской «Красноярскгражданпроекта» Людмилы Устиновой, проектируемая территория была больше участка самой «Нефтебазы» — от Чайковского до ТЦ «Красноярье». На то время там проживало 15 тысяч человек и за счет новой застройки оно должно было увеличиться почти вдвое.

Жилые дома планировалось возвести вокруг загрязненной промзоны, а земли под цистернами отдать под центр общественной жизни с офисами и складами. «По санитарным правилам жилой застройки здесь быть не может — на её территории всё-таки находились баки с горючим. Бóльшую ее часть займет инженерно-офисный центр с зоной подземных парковок», — поясняет г-жа Устинова. Вблизи гипермаркета «О'Кей» у переулка Сибирский проектировщики видели спортцентр с бассейном, а на набережной — сквер.

Как пояснила корреспонденту НГС представитель департамента градостроительства Оксана Покаместова, проект планировки микрорайона так и не был утвержден. О новом должен позаботиться собственник земли.

Архитекторы «Первой линии» хотели сохранить дух времени этого района, найдя пересечения с хрущевками  

Архитекторы «Первой линии» хотели сохранить дух времени этого района, найдя пересечения с хрущевками  

Поделиться

Промышленные формы также хотели сохранить в будущей застройке

Промышленные формы также хотели сохранить в будущей застройке

Поделиться

Судьба проекта пока не известна 

Судьба проекта пока не известна 

Поделиться

Несмотря на это, более детальная концепция реконструкции участка была сделана мастерской «Первая линия». Архитекторы презентовали эскизы на своем сайте в 2016 году, рассказывал нам руководитель Артур Пилипенко: «Пока мы разрабатывали проект, стало известно о возможной продаже земли. Кто её купит и как будет распоряжаться дальше — загадка. Мы гордимся этой работой и решили её опубликовать».

Проект учитывает вывоз грунта, пропитанного нефтепродуктами за годы существования нефтебазы. Поскольку завести новый грунт очень дорого, архитекторы предложили использовать пространство под парковки. Основную часть верхней застройки (150–200 тысяч квадратов) займет жилье. Оно представляет собой расходящиеся веером линии домов до 5 этажей и высотки у берега Енисея.

«В общем, мы исходили из того, что район вокруг сформирован двумя типами застройки: хрущевскими пятиэтажками и 70-х годов 9-этажками. Мы взяли эту типологию и использовали по высоте. Пытались поиграть с историей и хотели сохранить память места», — объяснял Артур Пилипенко.

Новый облик микрорайона, считают в мастерской, также должен напоминать об истории нефтебазы. Например, предложено сохранить некоторые сооружения, как арт-объекты. Говорил собеседник о «заводской трубе в шикарном состоянии». Общественные здания с кафе, ресторанами, кинотеатрами и аквапарком внешне запроектированы как цистерны: «Потому что история нефтебазы уходит в 30-е годы, целые поколения трудились там, стереть память с лица земли не хотим».

В «Красноярскнефтепродукте» перед публикацией статьи редакции пояснили, что они будут только заниматься выносом нефтебаза, а к будущему микрорайону не имеют отношения. Подробнее ответить на вопросы там согласились после.

НАСКОЛЬКО БЕЗОПАСНО СТРОИТЬ НА БЫВШЕЙ ПРОМЗОНЕ?


Каждый новый виток разговоров порождает неприятие и сарказм со стороны жителей Красноярска. Последние советуют вместе с жильем на нефтебазе строить онкоцентр и кожвендиспансер с бесплатным пожизненным обслуживанием за счет застройщика. Стоит отметить, что и проектировщики, и архитекторы как раз избегают строительства жилья в эпицентре хранения топлива

Профессор кафедры архитектурного проектирования СФУ Эдуард Панов отмечал, что в Европе жилищная застройка территорий промышленного характера идет с 70-х годов. Об этом же твердил и заезжавший в Красноярск на конференцию основатель московского архитектурного бюро PanaCom и независимой московской архитектурной школы МАРШ Никита Токарев. «Пока мы движемся по пути с остальным миром — промышленность, с огромными территориями, грязная, из больших городов уходит. Тяжелое машиностроение, металлургический завод, нефтебаза не должны быть в центре города. Использование промышленных территорий для нового строительства — нормальная практика при дефиците земли в городе. Тем более территории обеспечены уже водой, теплом. Но требует усилий: надо вывезти загрязненный грунт».

Строители находят в этом экономический интерес: к таким зонам уже подведены электричество, другие инженерные сети, не нужно вкладываться в их прокладку. Председатель Союза строителей и гендиректор ГК «См.Сити» Александр Коропачинский называет место с точки зрения градостроительной ценности «очень интересным». Все потому, что оно располагается в середине городской застроенной территории — на берегу Енисея, где всегда предпочитали селиться люди. 

«Что там с экологическим состоянием грунтов — это никто не знает. Когда освободят это место, сделают соответствующие исследования, поймут сколько нужно снять земли для рекультивации — 6 метров или 12 (это я утрирую), и соответственно определится цена — 50 миллионов, 300 или 1,5 миллиарда. Тогда будет понятно, интересно это [застройщикам] или нет, — размышляет застройщик об интересе компаний и будущем спросе. — Те, кто считает, что вредно — пусть не покупают. Найдутся люди, которые поверят результатам исследований и экспертиз, которые будут делать государственные органы — Роспотребнадзор и прочие. Тот, кто купит землю, сделает исследования, опубликует. Тот, кто не верит, пусть живет где-нибудь в Атаманово». 

Экологи делать выводы без данных тех самых экспертиз не берутся. Профессор природопользования СФУ Юрий Григорьев на вопрос о возможных последствиях для жителей после небольшой паузы приводит пример:

«К нам один американец приезжал с лекциями и рассказал такую историю. Мусорные, бытовые со временем нужно захоранивать. Они наслаивают, засыпают землей. Слой — и опять слой. Чтобы создать среду для микроорганизмов. Трубы ставят, чтобы выделять метан при брожении. Когда все вроде затихло, провели рекультивацию и в один момент какая-то строительная компания, фирма на этом месте с деревьями построит дом. Построили на сваях, а потом население начало болеть на этом месте из-за того, что растревожили все. Вредные вещества и газы начали поступать в квартиры. Стали выяснять и установили, что там была свалка и на этом месте нельзя было строить».  

Юлия Глушко 
Фото: Артём Ленц (1), иллюстрации предоставлены архитектурной группой «Первая линия» (2-5)

Следите за новостями в нашей группе «ВКонтакте».
Новости и фото отправляйте 8–999–315–05–05 (WhatsApp, Viber, SMS)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Loading...
Loading...