Все новости
Все новости

«Конечно, имел место допинг»

Спортсменов из Красноярска не пускают на Олимпиаду — известные краевые деятели спорта и тренеры рассказали, применяют ли спортсмены запрещенные вещества, верят ли в заявления МОК и нужно ли нам бойкотировать Игры

Поделиться

Из-за допингового скандала легкоатлетов России не допускают на Олимпиаду в Рио-де-Жанейро. Как сообщают РИА НОВОСТИ, такое решение приняла Международная ассоциация легкоатлетических федераций. В числе отстраненных оказались и двое спортсменов, представляющих Красноярский край. Как ранее сообщали в пресс-службе Крайспорта, в списках российской олимпийской сборной — наши легкоатлеты Александр Меньков и Тимофей Чалый. НГС.НОВОСТИ узнали у представителей красноярского спорта, что они думают об этом скандале, сталкивались ли они с допингом сами и надо ли бойкотировать Олимпиаду в Рио.

Всем участникам опроса мы задали следующие вопросы:

1. Верите ли вы, что наши спортсмены принимали допинг? Как оцениваете расследование МОК?

2. Сталкивались ли вы с фактами приема допинга спортсменами?

3. Стоит ли России бойкотировать Олимпиаду в Рио?

Дмитрий Миндиашвили, тренер по борьбе высшей категории, мастер спорта СССР по вольной борьбе: «Видимо, какие-то были моменты, раз нашли, за что зацепиться. Но, думаю, злой умысел здесь точно есть — хотят как-то ущемить Россию, в данном случае через спорт. Вообще со всех сторон обвиняют именно Россию. Считаю неправильным решением не допускать всю команду — легкоатлетов или вообще всю олимпийскую сборную нашей страны. Когда кто-то совершил преступление — не судят же поголовно все его семейство. Если кто-то замечен в употреблении допинга — надо уточнить, доказать этот факт; если удастся это сделать, то штрафовать или дисквалифицировать. Таким должен быть подход. Остальные-то при чем? Кто честно тренировался, готовился, но потерял возможность выступить. Это бесчеловечно.

В среде борцов о допинге даже понятия не имеют.

Бойкотировать нельзя, потому что Олимпиада — это святое мероприятие. У страны уже был такой опыт в 1984 году — ни к чему хорошему это не приводит. За год до Олимпиады в Лос-Анжелесе наш борец Виктор Алексеев стал чемпионом мира, пятерых положил и выиграл шестую схватку. После этого был зачислен в олимпийскую сборную СССР — команда не поехала, мы потеряли олимпийского чемпиона. Они, спортсмены, вкалывают как каторжники ради Олимпиады, лишают себя всего».

Алексей Ковригин, участник Олимпийских игр 2000 и 2004 годов (плавание), гендиректор краевой «Академии летних видов спорта»: «Возможно, и фигурировал допинг у российских спортсменов, но только не у красноярских. Считаю, что это в большей степени политический момент, к большому сожалению, хотя считаю, что в спорте политика должна быть внутри этого движения и направленная на улучшение взаимоотношений между государствами, а получается все наоборот.

В плавании нечасто обвиняют спортсменов в употреблении допинга, поэтому мне здесь нечего рассказать.

Бойкотировать точно не стоит, так как спортсмены не виноваты, что произошла такая ситуация, а многие из них на кон поставили все, что у них есть: время, деньги, семью. Нужно до последнего биться за отстаивание интересов наших спортсменов в участии в Олимпийских играх».

Владимир Колесников, президент федерации бокса Красноярского края: «Конечно, имел место допинг, но смысл в том, что это не только нашей страны касается, а спортсменов всего мира. Мельдоний признали допингом совсем недавно. Грубо говоря, те же США употребляют фармакологию такую же — просто у них это не мельдонием называется. Только они не внесли его в запретный список — сами понимаете почему. Это все политика, и больше ничего, сами посмотрите, что творится вокруг нашей страны.

У нас, боксеров, только Александр Беспутин — спортсмен такого высокого класса, член сборной России. Мы допинг-контроль проходили везде, это очень серьезная структура, но мы ни разу нигде не попадали. Наш врач — очень квалифицированный специалист в этом деле, и все, что принимал Саша, — только в рамках дозволенного. У коллег из Новосибирска месяцев 6–8 назад мельдоний нашли — но они проблему решили. Параметры там очень серьезные, все по миллиграммам высчитывается — сколько можно употребить, сколько нельзя. Они решали вопрос в Москве и доказали, что их дозировки не превышают нормы.

С бойкотом ситуация двоякая. Конечно, можно показать, что мы выше всего этого, и не поехать, но спортсмены прошли олимпийский цикл, я знаю, как это тяжело — 4 года готовиться, — чтобы потом из-за чьих-то амбиций всего лишиться… Все-таки надо выступать, а не заниматься политической возней».

Нина Виноградова, директор Научно-практического центра спортивной медицины, личный врач биатлонистки Ольги Медведцевой: «Я думаю, не совсем обоснованы все эти официальные обвинения со стороны WADA, Олимпийского комитета, — некоторые высказывания просто звучат абсурдно. Никакой объективностью тут и не пахнет — началось все с легкоатлетки нашей, которая сбежала за рубеж, потом еще один перебежчик Родченков масла подлил в огонь. Слишком уж это все наигранно — как заказное расследование, даже не постесняюсь назвать это таким образом. Не понимаю, почему одна-единственная организация в мире считает себя вправе относить к допингу тот или иной препарат. Который иной раз совершенно не имеет показаний, дающих основания считать его допингом. Поэтому организация что хочет, то и диктует.

Наверняка сами знаете… Был в свое время скандал, когда я была врачом Медведцевой во время Олимпиады 2006 года в Турине — на тот момент она еще Пылевой была. Двумя годами дисквалификации это обернулось для нее и четырьмя для меня… (Как сообщали тогда федеральные СМИ, после олимпийской гонки на 15 км в биатлоне в анализах Ольги Пылевой был обнаружен запрещенный препарат корфедон, который относится к категории стимуляторов. Разбирательство показало, что данная ситуация — следствие непростительной ошибки лечащего врача. Решение о дисквалификации Виноградовой принял Международный союз биатлонистов. — М.К.).

Если нашей сборной разрешат, то, естественно, нужно выступать. Во-первых, у всех спортсменов, которые на Олимпиаду отобрались, за плечами 4 года очень серьезной подготовки, во-вторых, для страны нашей это немаловажно. Даже если легкоатлетов наших не допустят, остальные должны ехать, выступить чисто и достойно».

Владимир Мусиенко, президент Федерации триатлона и маунтинбайка: «В каких-то случаях допинг есть, в каких-то нет, — тут же много всего наслоилось. Последней, конечно, каплей стала информация по сочинской Олимпиаде. Политический заказ 100 %, в то же время масса просчетов у Министерства спорта и, прямо скажем, у Правительства России. Виновных нужно наказывать, но несправедливо поступать так со всеми. Просматриваю все материалы, переживаю за спортсменов — откровенно говоря, очень обидно за тех же наших красноярских легкоатлетов Менькова и Чалого: не факт, что через 4 года они попадут на Игры. Ломаются конкретные судьбы, для многих людей это вершина спортивной карьеры. Очень долго восстанавливаться будет та же легкая атлетика. Многого, скорее всего, мы еще не знаем, и впереди масса сюрпризов.

Знаю лично спортсменов красноярских, которые попадались на допинге. Опять же, тот же милдронат пару лет назад мы тоже пили на соревнованиях. Он никаких преимуществ не дает — просто бережет сердце, не позволяет ему зашкаливать. Этот препарат используется преимущественно в России — на этом сыграли и спешно признали допингом. Сделали адресный удар, и все получилось. В других странах есть более сильный аналог, но он почему-то не запрещен.

Никаких бойкотов быть не должно, хотя сейчас идет активная полемика по этому поводу. Ехать надо в любой ситуации на Олимпиаду и конкретными победами доказывать свою правоту, мощь российского спорта».

С этими же вопросами мы обратились к действующим чемпионам зимней Олимпиады в Сочи, бобслеисту Дмитрию Труненкову и сноубордисту Николаю Олюнину. Сотовый Дмитрия Труненкова в момент подготовки материала был недоступен, а Николай Олюнин от комментариев на эту тему отказался.

Максим Косов

Фото Jacob Ammentorp Lund (Essentials/iStock)

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter