«У мальчика год под кроватью стояли бутылки с зажигательной смесью»: красноярский омбудсмен — о главных детских проблемах

Ирина Мирошникова вспомнила самые шокирующие истории, с которыми пришлось столкнуться в 2021 году

Некоторые дети живут в ужасных условиях

Некоторые дети живут в ужасных условиях

Поделиться

Дети, безусловно, самая незащищенная часть общества. И самое печальное, когда права детей нарушаются в школе и дома — местах, где они проводят 99% времени. Разводящиеся родители манипулируют друг другом через ребенка, ломая психику. Учителя самоутверждаются за счет детей, доводя, казалось бы, обычные ситуации до абсурда.

Для защиты прав детей существует институт уполномоченного по правам ребенка. В Красноярске этим занимается детский омбудсмен Ирина Мирошникова. Например, совсем недавно она вернула из Афганистана девочку, которую 6 лет назад увез из Красноярского края ее отец и не возвращал матери. Девочке тогда было 4, а вернулась в Красноярск и вновь увиделась с мамой она тогда, когда уже стала 10-летней. И таких историй в работе Ирины Юльевны много.

Ирина Мирошникова, уполномоченная по правам ребенка

Ирина Мирошникова, уполномоченная по правам ребенка

Поделиться

Ежегодно уполномоченный готовит большой доклад по итогам года, но мы решили не ждать его (обычно он публикуется в апреле) и поговорить с детским омбудсменом о немаленьких проблемах маленьких людей, подвести итоги года и дать советы родителям. Зачастую именно они — корень проблем своих детей.

Уполномоченный по правам ребенка оказывает бесплатную юридическую консультацию в вопросах защиты детства. Обратиться можно через сайт, для этого не нужно знать юридическое право или составлять запрос особым юридическим языком. Если какой-либо юрист предлагает вам за деньги составить обращение к омбудсмену, уходите от такого специалиста, так как он просто пытается на вас заработать.

— Расскажите, каким выдался год для уполномоченного по правам ребенка в Красноярске? Можете ли озвучить предварительную статистику обращений?

Число обращений, которые поступают в наш адрес, ежегодно возрастает. В настоящее время у нас больше тысячи обращений. Но дело не в том, что становится больше проблем. Люди стали больше узнавать о своих правах, у них появилось желание защищать их, и это на самом деле хорошо.

Если говорить о тематике, то четвертая часть обращений — это сигналы о нарушении прав детей в семьях. Работать с такими историями достаточно сложно, потому что семья — это закрытый институт и вмешиваться туда у нас как такового права нет. Но там действительно часто происходят нарушения прав детей, и мы не можем оставаться в стороне.

Одна из частых причин нарушения прав детей в семьях — развод родителей. Тема актуальная, так как число разводов по стране превышает число браков и часто после этого родители больше увлечены какими-то своими эмоциями и переживаниями, они почему-то считают, что для ребенка это не важно. Как раз первый, кто страдает при разводе, — это ребенок, который одинаково любит своих родителей. Об этом мы всегда призываем помнить.

Одна из самых болезненных тем при разводе — неисполнение решения суда об определении порядка общения ребенка с родителем, проживающим отдельно. Порою один из родителей увозит ребенка в неизвестном направлении, не позволяет общаться со вторым родителем. Сейчас у нас порядка 40 таких дел. Механизмы работы правоохранительных органов таковы, что исполняться решения суда по этому вопросу должны незамедлительно. Родителям надо понимать, что права все равно будут восстановлены и решение суда должно быть исполнено. Я также ожидаю, что Российская Федерация пойдет по пути ужесточения наказания в этой части за неисполнение решений судов. Если вас как родителя ограничивают в общении с ребенком, идите в суд, и суд установит порядок общения.

На втором месте по числу обращений — нарушение прав детей в образовательных организациях.

Это, прежде всего, конфликтные ситуации в школах. К сожалению, к нам обращаются, когда ситуация находится в тяжелейшей стадии и становится практически неразрешимой. Как правило, это даже не конфликты ребенка со школой или коллективом, а конфликт родителя со школой. В этом случае родители уверены, что к его ребенку относятся неправильно.

Отдельная тема, касающаяся образования, — доступная среда для детей с ограниченными возможностями здоровья. Необходимо учитывать потребности таких ребят, руководство школ обязано создать условия для их обучения.

Еще одна категория обращений — обеспеченность детей-сирот жильем. Этот вопрос требует больших финансовых вливаний, в том числе из федерального бюджета, но пока, к сожалению, не отработана такая система, чтобы ребенок по достижении 18 лет незамедлительно получал квартиру.

— Можете привести примеры конфликтных ситуаций в школе, решение которых требовало вмешательства извне?

— Например, такая проблема: ученик начальной школы — очень активный ребенок. На него жалуются родители, учителя, даже другие дети. Ребенок не просто не слушается, но может ходить на уроках по классу или по партам одноклассников, колотить их бутылкой по головам, сесть спиной к доске. Может встать на окно и кричать. И вот в таких ситуациях родители не всегда идут на контакт, они считают, что все вокруг нарушают права его ребенка.

Бороться с такими ситуациями сложно, приходится привлекать комиссии по делам несовершеннолетних. А если родитель катастрофически не слышит, что ему говорят, его приходится привлекать к административной ответственности за невыполнение родительских обязанностей. Потому что в данном случае нарушаются права других детей, которые учатся в этом классе.

Я полагаю, что в подобных ситуациях ребенку нужна коррекция педагогическая либо медицинская, которую лучше сделать, когда он еще в начальной школе, потому что исправлять такие проблемы в подростковом возрасте будет сложно и страдать от действий ребенка в этом случае будут уже сами родители.

— В этом году вы рассказали историю о том, как вам удалось вернуть из Афганистана девочку, которую туда несколько лет назад увез отец. Насколько часто происходят такие ситуации? В чем сложность их решений?

— Международных вопросов у нас много, но они не всегда в зоне компетенции регионального уполномоченного. Тем не менее к ним приходится подключаться.

Приводят к таким ситуациям, как правило, межнациональные браки — в этом, конечно, нет ничего плохого. Проблемы возникают при разводе, когда оказывается, что законодательство или даже иные культурные особенности трактуются не в пользу наших граждан. Например, россиянка переехала в другую страну, вышла замуж, но отношения не сложились и семья распалась. Пока они жили вместе, родился ребенок. Девушке удалось уехать с ребенком обратно в Россию, но никто не исключает того, что ее муж может приехать в Россию и просто забрать ребенка. Такие ситуации у нас тоже были.

— Как не допустить того, чтобы такие ситуации происходили?

— Можно обезопасить себя, например, заключив брачный контракт и сразу обговаривать такие темы.

Что касается ситуации с Афганистаном — в этом случае мама сама дала доверенность отцу на вывоз ребенка к родственникам в Таджикистан. Она не предполагала, что отец может уехать с ребенком в Исламскую Республику Афганистан.

Девочка воссоединилась с мамой спустя 6 лет

Девочка воссоединилась с мамой спустя 6 лет

Поделиться

Пару лет назад была ситуация, когда женщина вышла замуж за мужчину из Узбекистана, у них родились дети, женщина умерла, а мужчина увез их к себе на родину. У него там появилась другая семья, мачеха детей не приняла. Девочек в семье обижали. Детям удалось связаться с тетей, сестрой мамы, та в свою очередь обратилась к нам. К возвращению детей в Россию подключилась уполномоченная по правам ребенка Республики Узбекистан, сотрудники посольства. Факты того, что к детям плохо относились в семье отца, подтвердились. Сейчас девочки живут у тети, в Красноярском крае, у них всё хорошо, однако отец собирается оспаривать это решение. Но мы не отдадим наших девочек туда, где их обижают.

— Но ведь подобные ситуации происходят не только между межнациональными парами? Внутри страны родители тоже делят своих детей?

Конечно, таких ситуаций у нас достаточно, и они бывают очень жестокими. Происходит такое не в асоциальных семьях, как можно подумать, а во вполне благополучных, где ребенок является инструментом для манипуляций.

Например, отец вывез ребенка по поддельным документам в Европу. Мужчина скрывается, местонахождение его и ребенка сейчас устанавливается. В настоящее время по этому вопросу работают сотрудники Интерпола.

В этом году у нас завершилась одна история, которая тянулась пять лет. Решением суда было определено место жительства ребенка с мамой, но отец, состоятельный человек, вывез его в другой регион России и скрывал от мамы много лет. Я выходила на приставов этого региона, просила подключиться, мне уже говорили, что пора отступить, но я не отступила. Правоохранительными органами была проведена операция, ребенка забрали, и сейчас он с мамой. Решение суда исполнено. Конечно, история закончилась хорошо, но вы понимаете, что у ребенка осталась большая травма. Маму стирали из памяти ребенка целенаправленно несколько лет, говорили, какая она плохая и что к ней ни в коем случае нельзя возвращаться.

Насколько серьезная проблема буллинга в красноярских школах? Сталкивались ли вы с буллингом, который исходит от учителей?

Реальной статистики о том, насколько часто это бывает, нет, но говорить о том, что проблемы нет, мы тоже не можем. Конечно, когда кто-то просто подшучивает над ребенком в классе — это не буллинг, буллинг — это то, что показано в фильме «Чучело». То есть когда есть агрессор и есть жертва.

Есть рекомендации, как эту проблему решить, прежде всего они для родителей таких детей. Стоит, прежде всего, обратить внимание на ребенка: если он стал замкнутым, потерял аппетит, у него мало друзей или совсем их нет, если изменилось поведение, нужно поговорить с ребенком. Может, он является жертвой травли в школе, а может, просто влюбился. Нельзя обесценивать чувства ребенка.

Для учителей такие рекомендации тоже есть, тревожной является ситуация, когда ребенок проводит время на переменах в одиночестве, выглядит несчастным, если он является объектом постоянных шуток и розыгрышей, если никто не хочет с ним сидеть за партой.

С ситуациями, когда бы буллингом занимались учителя, я не сталкивалась, но не исключаю, что они бывают.

Иногда к уполномоченной обращаются бабушки и дедушки, которые недовольны тем, как их дети воспитывают их внуков

Иногда к уполномоченной обращаются бабушки и дедушки, которые недовольны тем, как их дети воспитывают их внуков

Поделиться

— А как же та ситуация с девочкой из Ачинска, которая забыла сменку и была вынуждена ходить босиком?

— Это ужасная история, и я, конечно, с ней разбираюсь. На мой взгляд, это самое настоящее унижение достоинства ребенка.

Полиция уже провела проверку и установила, что нет оснований для привлечения к административной ответственности. Но мы будем добиваться привлечения к дисциплинарной ответственности, потому что случившееся педагога не красит и относиться так к ребенку нельзя.

— В чем, по-вашему, главная причина проблем детей, в том числе их деструктивного поведения?

— Главная причина — равнодушие и безразличие родителей к собственному ребенку. Дом должен быть защитой от любых бед, ребенок должен знать, что, что бы ни произошло, он не останется один на один со своими проблемами.

Помните серию террористических дел? Все эти истории произошли потому, что родители не обращали внимания на то, что у ребенка есть какие-то странные увлечения, а их герои, которым подростки подражали, на самом деле являются антигероями. Я знаю ситуацию, когда у мальчика под кроватью целый год стояли бутылки с зажигательной смесью. Мама живет в этой же квартире — неужели она этого не увидела?

— Сейчас в обществе самой горячей является тема вакцинации в связи с коронавирусом. Не исключено, что вакцинация подростков от COVID-19 не за горами. Ожидаете ли в связи с этим наплыва обращений по этому поводу?

— Разумеется, мы находимся в ожидании, но мы слышим президента, который уверяет, что принудительной вакцинации в России не будет. Прививка в любом случае будет делаться только с согласия взрослых, а после 15 лет ребенок сам сможет принимать такие решения.

На мой взгляд, принуждать никого ни к чему не надо, но безопасность ребенка зависит от безопасности взрослых. Тотальное вакцинирование взрослых может уберечь детей от коронавируса. Взрослым тоже надо понимать, что их нежелание вакцинироваться накладывает определенные ограничения, и я не считаю, что это нарушение чьих-либо прав.

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter