Все новости
Все новости

«В 90-х все значимые люди хотели сюда попасть»: каким был «Садко» — легендарный и самый лучший ресторан в Красноярске

Он поражал гостей убранством, блюдами из северной рыбы и уровнем обслуживания

Легендарный ресторан занимал восточное крыло речного вокзала

Поделиться

В начале августа стало известно, что в речном вокзале собственник здания и группа Berrywood Family планируют возродить ресторан «Садко», который работал там в советские годы и пик которого пришелся на 1990-е. Корреспондент NGS24.RU Александр Ибрагимов вспомнил историю ресторана, который называли лучшим в Красноярске и куда после падения железного занавеса водили иностранцев, чтобы показать лицо города. Бонус — несколько историй от его посетителей.

«На десятку можно было хорошо посидеть»


По советской традиции при речном вокзале должны были работать ресторан и буфет, рассказывает NGS24.RU руководитель Красноярского винного клуба и автор книг о сибирской кухне Игорь Шеин. Ресторан «Садко» располагался в восточном крыле здания (в правом со стороны Енисея). Заведению отвели два этажа: на нижнем были подсобки и кухня, на верхнем — зал ресторана и летняя терраса. Бывший капитан и ветеран Енисейского речного пароходства Игорь Таскин вспоминал, что ресторан «поражал своим изяществом»:

— Небольшой, но очень уютный зал, стены бордового цвета, и на этом фоне — белоснежное кружево лепки вокруг оригинальных бра. Простая, но со вкусом подобранная мебель, массивный высокий буфет со стойкой.

Ресторан при речном вокзале, 1956 год

Ресторан при речном вокзале, 1956 год

Поделиться

Красноярский речной вокзал построен в 1952 году. Через шесть лет макет здания получил серебряную медаль на Всемирной выставке в Брюсселе. Здание признано памятником архитектуры. В 1993 году его приватизировало Енисейское речное пароходство, которое продало его в 2007-м компании «Дива». С 2011 года речной вокзал принадлежит фирмам красноярского предпринимателя Николая Хапкова. Сейчас здание работает как бизнес-центр «Речной». Реконструкция длилась больше 10 лет и закончилась в августе 2022 года.

Еще один бывший капитан, директор музея судоходства Енисейского пароходства Борис Гончаров, рассказывает NGS24.RU, что ресторан с самого начала назывался «Садко» — по имени героя былин, попавшего в подводное царство. Гончаров вспоминает, что посещал его «раза три» — в 1960-е и 1970-е («Я 20 лет подряд на воде был, некогда по ресторанам было ходить») и впечатления о визитах остались «самые приятные».

Первый раз он оказался там в 1968 году, вскоре после училища.

— Я с Севера шел. И у меня в пути воспалились зубы — так сильно, что мне передние резцы вырвали просто, чтобы гной из глаз не шел, — рассказывает Борис Гончаров. — Кое-как добрались до Красноярска, и мне тут по знакомству сделали мостик. Я начал рассчитываться, но врач говорит: «Не надо, своди в ресторан». И вот первый раз тогда я посетил «Садко». Прекрасно было.

По воспоминаниям Гончарова, сходить в ресторан при речном вокзале в то время стоило недорого: «На десятку можно было хорошо посидеть одному, поесть и выпить».

«Превратился в забегаловку»


В 1980-е, судя по всему, «Садко» на гастрономической карте Красноярска ничего особенного собой не представлял. Винный эксперт Игорь Шеин и совладелец ресторанной группы Bellini Анатолий Ващенко перечисляют, что в то время в городе «гремели» рестораны «Север» и «Красноярск» при одноименных гостиницах, «Такмак», а также «Казачья застава» на Караульной горе, который сгорел в 1988-м.

«Садко» в этом списке нет. А нынешний владелец речного вокзала Николай Хапков в беседе с NGS24.RU и вовсе говорит, что ресторан «Садко» в 1980-е «превратился в какую-то забегаловку».

— Люди там стояли в очереди с подносами, брали блюда, кушали и уходили, — описывает, в общем-то, типичную столовую Хапков.

Речной вокзал в 1980-е

Речной вокзал в 1980-е

Поделиться

Если судить по рассказу красноярского историка и краеведа Алексея Бабия, в ту пору в «Садко» (как в принципе и во всем Советском Союзе) действовал сухой закон.

— В 1986 году наш курс отмечал десятилетие выпуска, — писал Бабий. — И меня назначили ответственным за ресторан. Выбор [исполнителя] был крайне неудачен: я в ресторане до этого был только пару раз на чьих-то днях рождения, то есть совершенно не знал ресторанную жизнь. К тому же во всех ресторанах банкетные залы были расписаны на много месяцев вперед (тогда, кстати, ресторан был единственным публичным местом, где можно было выпить легально, не нарвавшись на привод в милицию). Единственный ресторан, где мне обрадовались, был безалкогольный «Садко». Поскольку я уже три года был сух, как Сахара, то счел этот вариант вполне приемлемым. Ну что — курс собрался. Шутки, обнимания. Пошли к столу, где с закуской всё было нормально, а из выпивки были «Буратино», «Дюшес» и «Тархун». Народ сильно удивился и сначала воспринял это как прикол. Чокнулись по первому тосту «Буратино», посмеялись — и тут я признался, что спиртного не будет вообще. Меня пытались побить, но не догнали. Самое забавное было потом. Мужики пробовали где-нибудь найти водки или на худой конец вина, но не нашли и принялись пить газировку. Тут у них сработал рефлекс (раз «нолито» и пьется под тосты, значит это алкоголь) — и скоро пошла нормальная пьянка, с красными лицами и вопросами «ты меня уважаешь?», хотя ни от кого не пахло.

Сделала конфетку


Почти все собеседники NGS24.RU утверждают, что на новый уровень «Садко» подняла Нина Рожкова (в девичестве — Козина), которую назначили директором ресторана в конце 1980-х. Тогда, как и полагалось в советские годы, заведение принадлежало государству. В базах данных о юридических лицах упоминается государственное предприятие общественного питания «Кафе "Садко"».

По словам бывшей работницы «Садко» (она попросила не называть имя), рестораном в речном вокзале ведало Управление рабочего снабжения (УРС) Енисейского речного пароходства, которое обеспечивало флот и речников продовольствием и промышленными товарами.

Нина Рожкова, по словам экс-сотрудницы, поначалу работала в УРСе буфетчицей. Рожкова ездила на курсы повышения квалификации в Ленинград и в Горький (Санкт-Петербург и Нижний Новгород) и позже стала директором ресторана на туристическом теплоходе «Антон Чехов». Лайнер совершал круизы по Енисею в 1980-е и 1990-е и «обслуживал туристов со всей страны», говорит экс-сотрудница.

— Когда Нина Андреевна [Рожкова] вышла замуж, то уже не плавала. Не могла мужа оставлять дома одного, — вспоминает бывшая работница ресторана в речном вокзале. — Она стала директором «Садко» и, как говорится, из него сделала конфетку.

В 2022 году здание не функционирует как речной вокзал и ресторана в нем пока еще нет

В 2022 году здание не функционирует как речной вокзал и ресторана в нем пока еще нет

Поделиться

Анатолий Ващенко рассказывает NGS24.RU, что в ресторане хозяйка контролировала всё сама — и кухня, и подготовка персонала, по его словам, были на высоком уровне.

— Коллектив был подобран из специалистов высшей категории, текучки почти никакой, — соглашается бывшая сотрудница ресторана. — Продукты, которых не было в других ресторанах, у Нины Андреевны всегда были. Что-то дефицитное она закупала на Центральном рынке. По зелени у нее, например, была определенная бабулька, которая специально для них растила красивый, нежный зелененький лук, укропчик, петрушечку. Всё было высшего качества.

В снабжении помогала и близость к УРСу с пароходством: какие-то продукты были доступны в порту на нефтебазе, говорит собеседница NGS24.RU. По словам владельца речного вокзала Николая Хапкова, рыба «с просторов Енисея» в «Садко» поступала «в первоначальном, лучшем виде».

Ващенко тоже обращает внимание на связи с прибывающими в Красноярск кораблями, которые возили с севера края рыбу и рыбопродукты.

— Я считаю, что наша северная рыба — одна из лучших в мире, даже если она замороженная, — расстояния большие, и понятно, что немногим удается попробовать ее в свежем виде. И вот у хозяйки была возможность получать качественную продукцию по приемлемым ценам, — рассказывает о преимуществах Анатолий Ващенко.

От прочих красноярских ресторанов того времени «Садко» отличался тем, что там хорошо готовили, добавляет винный эксперт Игорь Шеин. Подавали в ресторане в основном блюда морской кухни и из речной рыбы.

— Конечно, название «Садко» и речной вокзал предполагают речную, енисейскую тематику, — говорит Игорь Шеин. — Там было совершенно внятное меню и была определенная культура. Ну и плюс обстановка — он, конечно, был помпезный по архитектуре, но ресторан таким и должен быть.

Как говорит Николай Хапков, Нина Рожкова отвечала в «Садко» за кухню и быт, а за уют и обстановку — ее родственница Наталья (фамилию он не вспомнил).

Братва и лицо города


Нина Рожкова с командой привели «Садко» в новое время после распада СССР. В 1993-м речной вокзал приватизировало Енисейской речное пароходство. В декабре того же года было зарегистрировано товарищество с ограниченной ответственностью (форма-предшественник ООО) «Садко» по адресу речного вокзала на Дубровинского, 1. Ресторан, по словам экс-сотрудницы, по сути, принадлежал УРСу пароходства.

Расклад поменялся, и в ту пору сравнение ресторанов уже было не в пользу «Севера» или «Красноярска».

— «Садко» выделялся сервисом, — говорит NGS24.RU Алексей Нейман, сооснователь группы Berrywood Family. — Остальные рестораны были такие старорежимные, советские, при гостиницах в основном.

Ресторан обрел статусность, и «посидеть на десятку» в нем уже никак не получалось. Анатолий Ващенко рассказывает, что впервые взаимодействовал с «Садко» в 1994-м — он сам только начал заниматься бизнесом и поставлял туда продукцию. Но как клиент один из главных красноярских рестораторов Красноярска побывал в «Садко» первый раз лишь через четыре года.

— Поначалу «Садко» лежал за гранью моих возможностей, был дороговатый, поэтому я на него даже не обращал внимания, — вспоминает он.

Алексей Нейман повторяет NGS24.RU рассказанную ему историю про особый статус ресторана:

— Напротив «Садко» работал ресторан «Енисей-Батюшка». И если ты выходил из «Садко» вечером, то шел спокойно до отеля. А из «Енисея-Батюшки» тебя обязательно забирали в вытрезвитель. Это определяло статус: здесь гостей не трогают, а тут обычные граждане.

Игорь Шеин вспоминает, что в «Садко» после распада СССР водили приезжающих в Красноярск иностранцев. «Это было лицо города и гастрономический центр», — объясняет он.

Служебная лестница в восточном крыле, 2012 год

Служебная лестница в восточном крыле, 2012 год

Поделиться

— Чтобы попасть в «Садко», был, можно сказать, конкурс, — резюмирует Николай Хапков. — Не было ни одного значимого в 1990-е человека, кто бы не хотел сюда попасть — отметить юбилей, какое-то торжество.

В то время в «Садко» вдобавок к основному залу был оборудован еще один, банкетный на втором этаже — «банкетка», как называет ее экс-сотрудница ресторана.

— Честно сказать, там часто сидела братва красноярская. Все, которые лежат сейчас на Бадалыке, — говорит она. — Фамилии не помню. Да и там была такая тайна, что сама Рожкова боялась произносить. Накрывали им стол, и больше никто туда не поднимался. Никто их не видел, какие разговоры вели, никто не знает.

Декор на первом этаже зала ресторана, фото 2012 года

Декор на первом этаже зала ресторана, фото 2012 года

Поделиться

Когда братва не заседала в банкетном зале, его снимали другие люди, добавляет она. Игорь Шеин, к примеру, рассказывает, что заседания созданного в 1997-м Винного клуба проходили в основном в «Садко»:

— Мы там приготовили пьяного енисейского осетра на шампанском с шафраном. Это была первая реставрация самого известного в Сибири XIX века купеческого блюда.

По словам Шеина, без «курьезов» в именитом ресторане все-таки тоже не обходилось. Он вспоминает, например, визит в Красноярск Марка Кауфмана — импортера, дистрибьютора алкоголя и «одного из величайших российских гурме».

— Мы сидим в «Садко», и он радуется: «Сейчас я поем енисейскую рыбу». А в меню была только семга или форель. Да, финская, но он ее мог попробовать и в Москве. А тут он рассчитывал на нельму, на муксуна, на тугуна, нерку. Было разочарование. Но это не значит, что «Садко» ее не подавал вовсе, — защищает ресторан Шеин.

Пришел и быстро это дело развалил


В конце 1990-х Нина Рожкова скончалась, и без нее «Садко» постепенно начал терять свой статус и двигаться к закрытию.

— Менеджмент, который был после хозяйки, какое-то время держался, но, видимо, это тот случай, когда от одного человека слишком много зависит, — полагает Анатолий Ващенко.

Первое время после смерти Нины Рожковой рестораном управлял один из ее администраторов, рассказывает бывшая сотрудница «Садко». Примерно через год, по ее словам, ресторан у УРСа решили «забрать», и пароходство назначило директором Геннадия Потапова.

Потапов в советское время был секретарем парторганизации в пароходстве, говорит экс-сотрудница. По данным сервиса «Контур.Фокус», Геннадий Потапов возглавлял созданную в 1999 году компанию «Садко-Н» с пропиской в речном вокзале.

— А так как в торговле и общепите он ничего не понимал, то это дело быстро развалил, — считает бывшая работница «Садко».

Если судить по рассказу Игоря Шеина, то «развал» был всё же не столь стремительным и там даже по-прежнему бывали иностранцы. Например, в 2003 году, по его словам, в «Садко» обедал впервые приехавший в Красноярск потомок коньячной империи Морис Ришар Хеннесси (в городе проходила презентация Hennessy).

— И представьте такую картину. Лето. Потомок Хеннесси в последний день обедает в «Садко», чтобы затем уехать к себе во Францию. В это время оттуда отчаливает теплоход «Александр Матросов» и играет «Прощание славянки». Потомок стоит у окна, и у него текут слезы, — ударяется в воспоминания Игорь Шеин.

Точный год закрытия ресторана собеседники NGS24.RU не вспомнили, но произошло это в первой половине 2000-х. Компания «Садко», например, ликвидирована в 2003-м, а «Садко-Н» Потапова — в 2011-м, но она, судя по всему, не была активна задолго до этого.

Команда «Садко» разошлась по другим красноярским заведениям. Часть, по словам Шеина, ушла в заведение в «Элит Клуб Олег». Еще пара человек сейчас работает в Bellini, рассказывает Анатолий Ващенко.

— Один из наших шефов — выходец из «Садко». Иногда, когда я, например, хочу поразить гостей, приезжающих издалека, я прошу его приготовить что-то из его времен в «Садко». Это такой олдскул, современная гастрономия предполагает немного другой подход к архитектонике, подаче блюда, но по вкусу это до сих пор остается высоким стандартом, — рассказывает ресторатор.

Так потолок в ресторане выглядел в 2012 году

Так потолок в ресторане выглядел в 2012 году

Поделиться

Каким будет возрожденный «Садко»


В 2007 году речной вокзал продали компании «Дива». Памятник архитектуры к тому времени находился в аварийном состоянии, и в 2008 году «Дива» затеяла ремонт и изменила облик здания, застеклив проемы в западном крыле с видом на Енисей. Фирма в итоге попала под уголовное дело и под банкротство, а в 2011 году вокзал купила компания Николая Хапкова.

Хапков рассказывает, что у вокзала были разрушены восточное и западное крылья (там работали «Садко» и казино соответственно).

— Целым оставалась только центральная часть, где было туристическое агентство «Дюла-тур». А остальное — разрушено, в том числе и кухня, и сам ресторан, — описывает он. — Там даже крыши не было, вся вода лилась вниз.

В 2012-м предприниматель начал реконструкцию и преобразовал здание в бизнес-центр «Речной». Реконструкция шла 10 лет и в середине августа практически завершилась — ввели в строй южную лестницу здания со стороны Енисея.

Хапков еще в 2017 году говорил, что планирует возродить в здании «Садко». NGS24.RU он рассказывает, что договорился с правообладателем бренда «Садко», чтобы использовать наименование. Бизнесмен рассчитывает, что возрожденный ресторан запустится в 2023 году.

Переговоры об этом как минимум полтора года идут с ресторанной группой Berrywood Family. Ее сооснователь Алексей Нейман рассказывает NGS24.RU, что поначалу они сомневались, стоит ли ввязываться в проект:

— Обычно мы придумываем всё сами, в том числе и нейминг. А тут уже была готовая история, готовое название. Но, поразмыслив, мы почувствовали, что это правильная история — про городское наследие, про возрождение важного для города места.

По словам Неймана, они не планируют копировать старый ресторан точь-в-точь. Как и в других проектах группы, придумана своя концептуальная история.

— Из того, что было раньше, останется только название. Остальное — это интересное погружение в историю, близкую к сказке про Садко, с отсылками в прошлое и взглядом в будущее. Можно сказать, такой симбиоз «Берривуда» и старого «Садко». Но в отличие, скажем, от Franky Woo, тут уникальный исторический объект с лепниной и завораживающими сводами. Задача — не сделать скучно, но при этом не повредить, — рассказывает Алексей.

Кухня, «если упрощенно», будет морской, но какие-то детали об этом рестораторы хотят подержать в интриге.

  • ЛАЙК20
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter