Все новости
Все новости

«Мне пришлось снять гипс самостоятельно»: раненого контрактника из Красноярска отказались лечить в госпитале

И возвращаться домой ему придется за свой счет, потому что не выплачивают проездные

Военный из Красноярска рассказал, с какими сложностями ему пришлось столкнуться далеко не на спецоперации

Поделиться

Контрактник из Красноярска, отец пятерых детей, был ранен в ходе СВО и не смог получить медицинскую помощь в полном объеме от военного госпиталя Ростова-на-Дону. Об этом корреспонденту NGS24.RU рассказал глава Союза десантников Красноярского края Александр Шадрин. Он передал в распоряжение редакции письмо от военного.

Алексей Хабибуллин заключил краткосрочный контракт с 150-й мотосрелковой дивизией, военной части 22179. Ее бойцы 3 июля выполняли задание командования на территории ЛНР. В районе Лисичанска КАМАЗ, на котором ехали военные, подорвался на противотанковой мине, в результате пулеметчик из Красноярска Алексей Хабибуллин получил перелом левой лодыжки, контузию с сотрясением мозга и разрыв внутренних органов с внутренним кровотечением.

Срочную медицинскую помощь военному оказали в Луганске, а 5 июля его доставили в Ростовский военный госпиталь 1602. Там красноярца прооперировали, а спустя три дня санавиацией вывезли в Москву, в госпиталь имени Бурденко.

— Я очень пожалел о том, что меня перевезли именно в этот госпиталь. Мой лечащий врач не уделял мне и другим раненым из нашей палаты никакого внимания. Я не видел его 2–3 дня. В моей истории болезни не было снимков из Луганского и Ростовского госпиталей. Я спросил, где мои документы, а врач мне ответил, что это не мое дело, — пишет Алексей Хабибуллин.

Затем военного снова отправили долечиваться в Ростов, однако привезли не в госпиталь, а в какую-то военную часть, где не было медиков.

— 7 августа мое состояние ухудшилось, мне пришлось снять гипс самостоятельно, потому что он вымок под дождем во время поездки, мы около часа ждали под дождем санитарную машину. Мне вызвали скорую помощь и с внутренним кровотечением отвезли в госпиталь 1602. Узнав от меня, что я контрактник, врач поинтересовался, когда у меня закончится контракт. Я ответил ему, что 16 августа 2022 года. Тогда врач сказал бригаде скорой помощи, что я уже не военнослужащий и чтобы меня везли в гражданскую больницу. Я увидел только холодный равнодушный взгляд, — пишет военный.

Алексея отвезли в Ростовскую больницу скорой помощи. Там тоже думали брать или нет военного, но обсуждения прекратил врач, который сказал, что «парня надо срочно спасать, а с бумагами потом разберемся». Военный три дня пробыл в реанимации, потом его перевели в палату.

— В том состоянии, в котором я нахожусь, без медицинского сопровождения я не смогу добраться до Красноярска. При этом добираться придется за свой счет, потому что проездные мне выписывать тоже отказываются, — пишет Алексей Хабибуллин.

Александр Шадрин рассказал, что Союз десантников уже собрал деньги, чтобы помочь военному вернуться домой. Но он возмущен таким положением вещей.

— Почему так происходит, что раненый военный остается без средств, чтобы добраться до дома?! — срывается от несправедливости Шадрин.

Мы связались с Алексеем Хабибуллиным. Сейчас он снова находится в Москве, в центре имени Вишневского. Как говорит сам, уже всё хорошо.

— Только благодаря тому, что письмо попало к одному генералу из объединения десантников, я сейчас жив, иду на поправку, а мог бы в черном мешке домой приехать. Теперь нужно будет в Красноярске уже собирать все документы и оформлять выплаты. Всей суммы еще не знаю, но мне должны посчитать зарплату, зарплату за время, пока я лежал в госпитале, страховые из-за ранения, губернаторские, подъемные, — рассказывает Алексей.

Оказалось, что Алексей — многодетный отец, у него пятеро детей. На вопрос, как решился пойти на спецоперацию, отвечает:

— Меня так дед воспитал. А как я потом буду детям в глаза смотреть? Как я могу про своих предков рассказывать, если сам остался бы в стороне?

новость из сюжета

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

Мы позвонили в ростовскую военную часть, однако там корреспондента NGS24.RU попросили переадресовать вопрос в госпиталь. В госпитале 1602 мы так и не смогли поговорить с руководством — на момент написания материала на наши телефонные звонки там никто не ответил.

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter