19 октября вторник
СЕЙЧАС +5°С

Красноярская стюардесса рассказала о своем опыте аварийной посадки 15 лет назад

Тогда самолет авиакомпании KrasAir летел из Салоников в Москву

Поделиться

Евгения Магурина была в центре скандала с «Аэрофлотом» — <a href="https://ngs24.ru/text/education/2017/09/19/51243801/comments/?from=a_comments_counter" target="_blank" class="_">она судилась с компанией из-за дискриминации по весу</a>

Евгения Магурина была в центре скандала с «Аэрофлотом» — она судилась с компанией из-за дискриминации по весу

Поделиться

Евгения Магурина — опытная экс-бортпроводница, работавшая в компаниях KrasAir и «Аэрофлот», стаж ее работы более 15 лет. После трагедии в аэропорту Шереметьево, когда из-за аварийной посадки и последующего пожара погибли 41 человек, она рассказала изданию «Такие дела» о своем подобном опыте.

По словам Евгении, аварийная посадка произошла в 2004 году на российском самолете Ту-204, когда красноярская компания KrasAir только осваивала новый на тот момент самолет. Она рассказывает, что этот самолет мучили «детские болезни»: когда новый самолет «облетывается», всегда всплывают технические проблемы.

«Однажды мы летели из Салоников в Москву и обратно. На высоте где-то 8 тысяч метров у нас произошел помпаж правого двигателя (нарушение газодинамической устойчивости его работы, приводящее к его разрушению изнутри). Самолет сам по себе длинный, и бортпроводники находятся там впереди, в середине и в хвосте. Я была в середине самолета, через мой иллюминатор виднелось пламя», — вспоминает Евгения.

«Таким делам» она поясняет: это был ночной полет. Когда произошел помпаж, самолет тряхнуло. Он летел на одном двигателе. Из Салоников в Россию летела группа священников, у них с собой была большая-большая икона. Когда все случилось, пассажиры все поняли. А православная делегация достала молитвенники и начала молиться вслух.

«Многие подробности аварии я узнала только по прошествии 15 лет, потому что все было скрыто от широкой общественности. Когда лопатки двигателя сломались, пилоты пытались еще несколько раз его запустить. Мы прилетели в Домодедово, а правый двигатель просто пустой, там ничего не осталось, и мы летели так несколько часов», — вспоминает Евгения Магурина.

Она вспоминает момент снижения над Москвой, когда все понимали, что может произойти. Началась подготовка пассажиров к посадке. В Домодедово самолет уже ждали экстренные службы: было очень много пожарных, скорых, аэропорт сработал на 100%.

«К счастью, ничего из этого нам не понадобилось, но я никогда не забуду ощущение, когда каждый сидел на своей станции бортпроводника и мы понимали, что нас ждет неизвестность. Жутко, когда смотришь в иллюминатор, на горящий двигатель, и считаешь секунды до момента приземления. Теперь у меня два дня рождения», — делится бывшая бортпроводница.

Евгения понимала тогда, что пассажиры все видели. Она вспоминает ощущение, когда все поняли, что что-то идет не так, когда увидели языки пламени. Она шла по салону и понимала, что спокойствие в салоне зависит только от пассажиров.

«Тогда плакали все — и взрослые, и дети. Были и истерики, как без этого? Наша задача была предотвратить панику. И, слава богу, у нас все обошлось. Единственное, с тех пор я прислушиваюсь к каждому шороху в самолете, к каждой смене режима работы двигателей. Я бы не сказала, что это паранойя — это осторожность. После того рейса одна из девочек нашего экипажа ушла "на землю"», — делится бывшая работница авиации.

Она считает, что никто не имеет права осуждать работу бортпроводников во время эвакуации «Суперджета», который сгорел в Шереметьево. Ежегодная подготовка по аварийно-спасательным процедурам проигрывается в идеальных условиях.

«В позавчерашней истории из четырех выходов могли открыться только два, и по всем правилам бортпроводник не должен был в принципе даже открывать их. Первое, что делает бортпроводник, — подходит к иллюминатору, оценивает происходящее, и если он видит там пожар, то должен заблокировать выход и перенаправить пассажиров к другой двери <...> И еще ручная кладь, которую люди забирали с собой. Это очень скользкий момент. Понятно, что люди пытаются забрать самое ценное. Но в ситуации паники ты не знаешь, что ты с собой схватишь. Представьте: пожар, дым — время "полезного сознания" людей, в том числе бортпроводника, сокращается ежесекундно», — говорит Евгения.

«Красноярские авиалинии» (KrasAir) — авиакомпания, базировавшаяся в красноярском аэропорту Емельяново, одна из крупнейших авиакомпаний России, работавшая с 1991 по 2008 год и выполнявшая в том числе заграничные рейсы. В 2008 году авиакомпания столкнулась со значительными финансовыми сложностями и прекратила выполнение полётов. 3 февраля 2009 года был аннулирован сертификат эксплуатанта авиакомпании. 6 июля 2009 года арбитражный суд Красноярского края признал «Красноярские авиалинии» банкротом. 

Стали свидетелем неприятного инцидента на борту самолета? Присылайте нам свой рассказ, фото и видео на номер 8–999–315–05–05 (WhatsApp, Viber, SMS)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Красноярске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...