Все новости
Все новости

«У людей другие проблемы, особенно там, где мужчин мобилизуют»: как спецоперация отразилась на благотворительных фондах Красноярска

Практически везде говорят о снижении объема пожертвований

Региональные благотворительные фонды оказались в сложной ситуации

Поделиться

Проблемы с пожертвованиями у благотворительных организаций по всей стране начались после 24 февраля. Из-за санкций перестали проходить платежи от иностранных граждан. Затем в России отключили Apple Pay, Google Pay и PayPal, с помощью которых ежемесячно платили десятки тысяч жертвователей. В конце сентября суммы донатов в некоторых красноярских фондах снизились в несколько раз. Рассказываем, как выживают организации, без которых тысячам людей выжить невозможно.

«Людям не до пожертвований»

Татьяна Станкевич, председатель красноярского фонда «Феникс», занялась благотворительностью, когда сама не нашла в Красноярске практически никого, кто бы занимался помощью паллиативным больным. Мать женщины заболела рассеянным склерозом и теряла подвижность, помощи в уходе за угасающим человеком ждать было не от кого.

Фонд «Феникс» не только ухаживает за лежачими больными, но и старается организовать им досуг

Фонд «Феникс» не только ухаживает за лежачими больными, но и старается организовать им досуг

Поделиться

После того как Татьяна посетила московский хоспис в 2015 году, она поняла, что Красноярск отстает в этом плане от столицы на десятилетия. И решила организовывать помощь для лежачих и паллиативных больных в нашем городе. Шесть лет фонд развивался, в нем трудится около 200 волонтеров. Тяжелые времена начались в сентябре.

— После 24 февраля объем пожертвований упал. К 1 июля более-менее вошел в прежнее русло, у нас есть подписчики, они оформили постоянные рекуррентные платежи. Но в сентябре ситуация стала еще хуже, чем в феврале. Мы понимаем, что это связано с мобилизацией. Людям не до пожертвований, — рассказывает Татьяна Станкевич.

Паллиативных больных уже не вылечить, но можно сделать их жизнь более комфортной

Паллиативных больных уже не вылечить, но можно сделать их жизнь более комфортной

Поделиться

Фонд «Феникс» курирует 1113 взрослых и 304 семьи с детьми-инвалидами. В организации 17 выездных бригад. Волонтеры моют лежачих больных, меняют памперсы, возят на процедуры в больницы. Социальное такси, на которое сегодня выделяет деньги город, оказывает услуги только по транспортировке. Вынести человека из квартиры, занести обратно в услугу не входит. Поэтому без помощи волонтеров лежачие люди вряд ли бы могли получить необходимую помощь.

— У нас основные источники существования выездных бригад, которые ухаживают за тяжелыми больными, — это гранты и субсидии. Пожертвования — это покрытие весомой части расходов по проезду волонтеров, по оплате ГСМ автоволонтеров, которые вывозят наших сотрудников на заявки, — делится директор фонда «Феникс» Татьяна Станкевич.

Если сравнивать с прошлой осенью, то пожертвований стало меньше в разы. Тогда «Фениксу» удалось собрать 134 тысячи рублей, а в этом году с сентября по октябрь — всего 18 тысяч.

— Мы проводили осеннюю акцию по сбору подарков для пансионата. И так [плохо], как в этом году, она не проходила никогда за все 6 лет существования нашего фонда. У людей другие проблемы, особенно там, где мужчин мобилизуют. Ну, опять же, нам всегда сложнее собирать пожертвования; приоритеты людей: лучше пожертвовать на операцию ребенку и животным, чем на уход за обреченным больным, который всё равно умрет. Мы всегда по пожертвованиям отстаем, — констатирует директор фонда «Феникс» Татьяна Станкевич.

В команде фонда «Феникс» около 200 волонтеров, 21 бригада автоволонтеров, которые приезжают на дом, возят больных в медицинские учреждения

В команде фонда «Феникс» около 200 волонтеров, 21 бригада автоволонтеров, которые приезжают на дом, возят больных в медицинские учреждения

Поделиться

Женщина не ждет, что в ближайшие месяцы ситуация изменится в лучшую сторону. Скорее наоборот, пожертвований станет еще меньше. По ее мнению, скоро понадобится помощь мобилизованным, пострадавшим во время спецоперации на Украине. Средства потенциальных жертвователей будут уходить туда. Тем не менее бросать подопечных фонд не планирует.

— Мы своих подопечных не оставим. Но даже в самых критических ситуациях будет сокращен объем услуг. Сейчас мы готовы выезжать к каждому подопечному хотя бы два раза в месяц, каждая услуга занимает 1,5–2 часа. Их будет чуть меньше (вздыхает). Сложно, но будем искать выход, — подытоживает Татьяна Станкевич.

«Экономика не идет в рост, и пожертвования — тоже»


Наталья Лихошерстова, директор фонда «Счастливые дети», тоже начала заниматься благотворительностью неслучайно. Сподвигла профессия. Женщина — педагог, работала с сиротами. Около 20 лет назад она решила, что будет помогать детям найти родителей.

Организация сопровождает сирот с рождения, занимается их обучением, социальной адаптацией, помогает юридически

Организация сопровождает сирот с рождения, занимается их обучением, социальной адаптацией, помогает юридически

Поделиться

У фонда сразу несколько программ. Все они связаны с уходом, адаптацией, обучением и устройством в семью детей-сирот. Организация активно помогает сиротам найти новый дом, трудоустроиться, решить юридические проблемы, связанные с получением жилья. Кроме того, фонд обучает будущих приемных родителей, как правильно вести себя с детьми.

Федеральных субсидий у организации нет. Есть краевая субсидия на программу «Школа приемных родителей». Она ежемесячная и позволяет оплачивать труд 12 человек. Поэтому деньги от рядовых жертвователей — важная часть бюджета организации.

— Сократились сборы пожертвований по ящикам. Но это, скорее всего, связано с тем, что расчет производится безналичным способом. Но и в целом динамика идет на снижение, — рассказывает Наталья Лихошерстова.

Фонд организовал специальные курсы для будущих приемных родителей

Фонд организовал специальные курсы для будущих приемных родителей

Поделиться

На сборах сказываются общая экономическая и политическая обстановка, санкции, падение ВВП, считает директор фонда.

— Сейчас же экономика не идет в рост, и пожертвования — тоже, с этим всё связано. Есть Фонд президентских грантов. Но он тоже создается на налоги граждан. Это не отдельная система, которая работает от Владимира Владимировича, — рассуждает Наталья Лихошерстова.

Благодаря работе фонда с 2014 года 700 детей нашли семью. Сейчас представители организации по большей части надеются на крупный бизнес и другие федеральные фонды.

— Есть фонды, которые помогают выбивать грантовую поддержку. Они хорошо помогают. «Норникель» помогает. Сбербанк поспособствовал в покупке детских колясок, заявку одобрили за два дня, но в прошлом году подобной субсидии в принципе не было, — рассказывает директор фонда «Счастливые дети».

Периодически приходится помогать продуктами и многодетным семьям

Периодически приходится помогать продуктами и многодетным семьям

Поделиться

Относительно стабильная ситуация в этом фонде обусловлена хорошей рекламой и продвижением, которым сотрудники занимаются сами. В будущее смотрят с надеждой, ведь кроме них помочь подопечным некому.

— Одни возможности открываются, другие — закрываются. Альтернативы точно нет, потому что мы единственный фонд в Красноярске и крае, который охватывает всех детей от нахождения в домах ребенка, детских домах до сопровождения на выпуске из детского дома и поддержки семей, взявших ребенка под опеку, — считает директор фонда «Счастливые дети» Наталья Лихошерстова.

«Больше стали помогать мобилизованным, чем детям»


В красноярском фонде «Дороже золота» уже 4 года помогают детским домам, больным детям и их семьям. Покупают оборудование для реабилитации, помогают продуктами и вещами для малоимущих. Собирают с мира по нитке.

— Мы обращаемся к разным людям: директорам, меценатам, просто рабочим. Обращаемся в принципе к разным организациям. Есть постоянные партнеры, потому что мы помогаем многодетным, малоимущим семьям, больным ребятишкам оплачиваем лечение, — перечисляет руководитель фонда «Дороже золота» Александра Глазнева.

Прямых отказов в помощи в сентябре пока не было, говорят в фонде. Но с началом СВО всё чаще жертвователи предпочитают отдавать деньги на нужды ушедших на фронт. Пожертвования на детей откладывают в долгий ящик.

— Больше стали помогать мобилизованным, чем детям. Когда мы обращаемся, нам говорят: «Мы уже помогаем военным». Не скажу, что все отказывают. Но достаточно много людей и спонсоров наших говорят: «Давайте мы в другой раз поучаствуем, потому что мы уже помогаем мобилизованным», — рассказывает руководитель фонда «Дороже золота» Александра Глазнева.

Помощь больным детям, их семьям и малоимущим — основная задача фонда

Помощь больным детям, их семьям и малоимущим — основная задача фонда

Поделиться

Сейчас в фонде прогнозов не строят. В организации считают, что если в пандемию справились, то и сейчас смогут.

«Горизонт планирования сузился до 12 часов»


Благотворительный фонд «Добро24.ру» помогает больным детям с 2011 года. Деньги идут на уход, реабилитацию, диагностику, медикаменты, медицинское оборудование, билеты к месту лечения и средства реабилитации для подопечных. Сегодня фонду опираться приходится даже на школьников.

— Очень помогают акции, которые проводят в пользу нашего фонда. Это ежегодная акция «Дети вместо цветов», которая собрала в этом году 471 790 рублей, и мы закрыли сборы пяти нашим подопечным. Или, например, благотворительные школьные ярмарки: в этом году красноярская школа № 150 сделала с такой ярмарки пожертвование в наш фонд — 446 661 рубль. А это еще четыре ребенка, которые получили помощь, — рассказывает сооснователь и пресс-секретарь фонда «Добро24.ру» Ольга Абанцева.

Деньги представители фонда собирают в основном на реабилитацию, которая может длиться годами

Деньги представители фонда собирают в основном на реабилитацию, которая может длиться годами

Поделиться

Размер пожертвований пока не упал по сравнению с прошлым годом. Однако всё зависит от конкретной ситуации. Если идет персональный сбор на ребенка с онкологией или с редким заболеванием, то эта история трогает жертвователей больше, соответственно, и резонанс шире — больше перепостов в социальных сетях, больше внимания в СМИ.

Чтобы привлечь деньги, в этом году «Добро24.ру» участвовал в конкурсе Фонда президентских грантов для поддержки программы больничной клоунады «Дом в горошек». Волонтеры приходят в больницы к тяжелобольным детям и стараются поднять им настроение.

Но основные сборы — это сборы на детей с ДЦП, которым нужна поддержка и реабилитация в постоянном режиме. И эти истории не вызывают большого отклика у жертвователей. Поэтому в фонде надеются на лучшее, но готовятся к худшему.

— Говорить о перспективах сегодня, когда горизонт планирования сузился до 12 часов, сложно. Мы будем работать до последней копейки на счетах, пока можем поддерживать работу наших благотворительных программ. Если случится так, что не сможем, родителям подопечных нужно будет вспомнить о том, что они налогоплательщики и избиратели, и требовать выполнения социальных обязательств от государства, — говорит Ольга Абанцева.

Страница с просьбой помочь девочке, страдающей буллезным эпидермолизом

Страница с просьбой помочь девочке, страдающей буллезным эпидермолизом

Поделиться

Надежда у основателей фонда на то, что основные компании-доноры продолжат поддерживать инициативу организации. Но это будет зависеть от экономической ситуации в стране.

Помочь фондам можно на их сайтах:

По теме

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter