Город

«Нефтебаза»: битва за «черный» рынок

Мэрия требует приостановить работу крупнейшего рынка, где цены ниже, чем в сетях

Один из крупнейших рынков правобережья работает незаконно. Администрация Красноярска уже год судится с бизнесменами, чтобы заставить их получить разрешение вести розничную торговлю. Чиновники в суде утверждают, что жители окрестных домов засыпают их жалобами на грязь и шум, но не смогли предоставить никаких доказательств. Владельцы земли стоимостью в десятки миллионов открыто говорят, что и не думают становиться легальным рынком, и видят во всем руку конкурирующих магазинов. Мы сравнили цены на популярном рынке правобережья с окрестными магазинами и узнали, как живут жители домов, где прямо от детской площадки начинаются витрины.

Первые проблемы у торговцев рынка «Нефтебаза» появились еще 3 года назад. В сентябре 2013 года мэрия приказала убрать палатки у жилого дома № 88 на Красрабе — торговля здесь шла на подходах к самому рынку, во дворе жилых домов. Чиновники тогда заявили, что лотки стоят без всякого разрешения, жители домов жалуются на шум по утрам: все лето с 4 часов утра начиналась громкая ругань из-за дележки более выгодных мест.

В итоге торговцев заставили переехать на сам рынок, который находится в глубине дворов. 2 года спустя тема незаконной торговли на «Нефтебазе» всплыла в арбитражном суде. Мэрия уличила красноярского бизнесмена в незаконной розничной торговле и потребовала ее запретить.

В материалах суда говорится, что владелец нескольких зданий на ул. Коммунальной Алексей Шипунов сдал их в аренду.. Чиновники утверждали, что в итоге в этих зданиях расцвела стихийная торговля, жители окрестных домов буквально завалили мэрию жалобами на свалку, шум от бойких торговцев, дворы, забитые машинами посетителей рынка.

Однако в суде мэрия проиграла. Никаких подтверждений жалоб простых красноярцев чиновники не предоставили, причастность бизнесмена к созданию свалки не доказали, а у продавцов не выяснили, на каком, собственно, основании они тут торгуют. Сейчас тяжба продолжается в Арбитражном суде Восточно-Сибирского округа. В мэрии говорят, что рынок закрывать не хотят, а стремятся лишь к тому, чтобы торговля шла на законных основаниях. В свою очередь представители рынка во всем винят конкурентов.

Как нам удалось выяснить, которая управляет зданиями рынка «Нефтебаза», принадлежит Виктору Шипунову. В свое время он пытался избраться в горсовет Красноярска. Владельцем же зданий, с которым судится мэрия, является его сын Алексей.

«Прокуроры усмотрели, что мы должны получить статус рынка. А нас никто в краевой список рынков не вносил, а нам это не надо. Налоги те же, а волокита ни к чему. Территория в собственности, мы сдаем его (рынок. — А.П.) в аренду, платим налоги, те, кто снимают, тоже платит налоги», — говорит представитель Шипунова Петр Ковальков.

От всех обвинений в торговле под окнами домов, шуме и хламе от торговцев мужчина решительно открещивается. Заверяет, что компания как может благоустраивает за свой счет окрестности: оборудовала за свой счет детскую площадку в одном из дворов возле рынка, поставила знаки объезда. На вопрос «кто следит за качеством продуктов на незаконном рынке» Ковальков заявил, что «ответственность несет каждый арендатор».

«Приходили с проверками к нашим арендаторам. Но у всякого же можно найти замечания. Ножи не так моются, не там тряпки лежат. У нас есть мысли, что мы не угодны магазинам, которые вокруг нас понаоткрывались», — говорит Петр Ковальков.

Мы решили своими глазами увидеть, из-за чего идет 3-летний спор, и отправились на «Нефтебазу». Со стороны Красраба попасть на рынок можно через большой двор хрущевок. С первых же шагов там чувствуется своя «атмосфера». Почти под окнами жилого дома посреди тротуара с аккуратными заборами стоят самодельные баннеры с рекламой носков.

Сам тротуар перед рынком был пуст от торговцев, но пожилая жительница дома № 88 по Красрабу утверждает, что спокойствие настало лишь с конца сентября: «Дачники в 2 ряда стояли. С ведрами, лодками, грибы, кабачки. Конечно, мешают! Видишь, как я хожу? А у них же покупатели. Не пройти просто было. С рынка музыка какая-то идет. Раньше вообще кассетами прямо у входа торговали».

На другом конце двора, видимо, чувствуя атмосферу рынка, владельцы магазина одежды прямо на тротуаре устроили витрину своих товаров. Сидящих рядом на лавочке пенсионеров это ничуть не смущает. Узнав о требовании властей приостановить торговлю, 68-летняя Евдокия Григорьевна начинает волноваться: «Часто туда хожу, зелень, курица там дешевые». Гуляющая на детской площадки молодая мама с ребенком, не представившись, тут же жалуется на стаи собак, которых якобы прикармливают.

Сам рынок занимает небольшой участок между Красрабом, Речпортом и Сибирским переулком. Кадастровая стоимость участка площадью 21 тыс. кв. м — почти 35 млн руб., но внешне о дороговизне ничто не напоминает. Торговля идет в длинных кирпичных зданиях советской постройки, а также с лотков под стенами зданий: из-за этого в узких проходах в часы наплыва покупателей буквально не протолкнуться. По нашим наблюдениям, в основном это люди среднего возраста.

«Выбор больше, цены не так кусаются. В том же "Окее" по рыбе совсем плохо: а тут кижуч, кета. Но много не находишься сюда, особенно зимой», — говорит 53-летний красноярец Игорь.

Сравнение цен на рынке и в соседних гипермаркете «О'Кей» и гастрономе «Красный Яр» показывает, что некоторые товары здесь действительно можно купить на 10–15 руб. дешевле. Например, 1 кг свинины (шея) на рынке предлагается за 300–350 руб., в «О'Кей» — за 389 руб., 2-литровую пачку сока «Добрый» на рынке можно приобрести за 115 руб., в «О'Кей» — за 139 руб., в «Красном Яре» — за 149.

Такая же картина наблюдается и с мясом птицы. За 1 кг куриных окороков на рынке просят 120–140 руб. В «О'Кей» самые дешевые обойдутся в 154 руб., а в «Красном Яре» — уже в 168.

Впрочем, по некоторым позициям «цивильные» магазины лидируют. В том же «О'Кей», например, сгущенка, консервация под собственным брендом, — на 3–4 руб. дешевле, чем на «Нефтебазе».

Судя по табличкам на мясе, значительная часть продуктов привезена из районов края. Однако одна из торговок консервами призналась нам, что закупается с мужем на Енисейском рынке. Торговля идет средне, сетует она: «Миллионов тут не заработаешь. Просто хорошая прибавка к пенсии. Все на помощь дочке уходит — она одна ипотеку тянет».

Доходы Алексея Шипунова от сдачи в аренду помещений на рынке неизвестны. Директор компании Петр Ковальков заявляет, что компания продолжит судиться с мэрией.

История противостояния владельцев рынка «Нефтебаза» как две капли воды похожа на историю с рынком в «Северном»: после закрытия торговцы устраивали митинги. После того как рынок все-таки закрыли, депутаты горсовета узнали, что там планируется построить торговый центр. В 2013 году торговцы рынка на «Воронова» неудачно митинговали против застройки торговой площади. Еще раньше уличные торговцы рынка «Мави» пытались бороться против появления здесь торгового центра. Кроме того, в 2013 году глава Красноярска высказался об уличных рынках как о позоре города, заявив, что подобного нет ни в одном крупном городе.

Петр Ковальков признается, что владельцы земли сами хотели бы построить на «Нефтебазе» полноценный рынок, однако это потребует демонтажа существующих зданий.

Антон Понарин

Фото автора

Антон Понарин
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
0
Пока нет ни одного комментария.
Начните обсуждение первым!
Гость
войти
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства