Криминал «Еврея обвинили в том, что он работал на гестапо». Какие дела о госизмене рассматривали в Красноярске

«Еврея обвинили в том, что он работал на гестапо». Какие дела о госизмене рассматривали в Красноярске

И почему доказать невиновность невероятно сложно

Типичный пейзаж возле мест заключения

Бывший журналист «Коммерсанта» Иван Сафронов приговорен 5 сентября к 22 годам колонии строгого режима. Суд счел его виновным в госизмене за якобы сотрудничество с чешской и немецкой разведывательными структурами. Вину Иван Сафронов не признал, сказав, что признать его виновным — всё равно, что запретить в России заниматься журналистикой. Дело Ивана Сафронова стало самым громким делом о госизмене за последние годы. И завершилось самым суровым приговором. NGS24.RU вспоминает, как раньше наказывали за госизмену, и о делах по этой статье, которые рассматривали в Красноярском крае.

Расстрел или «десятка»

Статья 275 «Государственная измена» появилась в Уголовном кодексе 1 января 1997 года. Ее прародительницей является статья 58–1а УК РСФСР. Она появилась в 1927-м и в своей самой жесткой редакции 1934 года выглядела так:

«Измена родине, т.е. действия, совершенные гражданами Союза ССР в ущерб военной мощи Союза ССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории, как то: шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелет за границу караются — высшей мерой уголовного наказания — расстрелом с конфискацией всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах — лишением свободы на срок десять лет с конфискацией всего имущества».

Выписка из акта расстрела 1937 года

Даже во времена «Большого террора» в конце 30-х годов, если не приговаривали к «высшей мере», максимальный срок заключения официально ограничивался десятью годами лагерей.

По подсчетам общества «Мемориал» (организация признана иностранным агентом), через Красноярск прошло не меньше 5 тысяч репрессированных «изменников родины». В основном это были прибалты, немцы, представители других «неблагонадежных» народов. Доставалось тогда и тем, кому не повезло родиться на территории ранее несоюзных государств. Причем принадлежность к той или иной национальности не была ключевым фактором для вынесения приговора.

Дело Исаака Эренберга

Исаак Эренберг, журналист, расстрелян в 1938 году

— Самый запомнившейся случай, когда еврея обвинили в том, что он работал на гестапо. Якобы гестапо его завербовало в Харькове в 1932 году. Это при том, что в 32 году не было гестапо, оно было в 33 году создано, — рассказывает руководитель Красноярского отделения общества «Мемориал» Алексей Бабий.

Того человека звали Исаак Львович Эренберг. Вместе с братом Солом в 1923 году он эмигрировал в США — делать революцию на другом континенте. Исаак вступил в компартию, устраивал стачки, за что сидел в американских тюрьмах. А в 1931 году вернулся в СССР, работал на строительстве Харьковского тракторного завода. Эренберг знал немецкий и английский языки, помогал выстраивать коммуникацию с приезжими специалистами и инженерами из-за границы. Тогда он и познакомился с немкой.

— Он просто имел неосторожность, у него был отпуск, у него была подружка немка, она уехала в Берлин и он к ней на две недели приехал на время отпуска. Этого хватило, чтобы впоследствии его обвинить в шпионаже и расстрелять, — говорит Алексей Бабий.

Алексей Бабий. Руководитель Красноярского отделения общества «Мемориал» (организация внесена Минюстом в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента)

Эренберга арестовали не сразу после поездки в Берлин. После завода он работал в ТАСС, в 1936 году переехал в Красноярск, стал заведующим отдела иностранной информации в редакции газеты «Красноярский рабочий». И только 30 декабря 1937-го его арестовали за связи с немкой. Через 4 месяца расстреляли. Реабилитировали только в 1958-м.

Всего, по данным «Мемориала», в нашем регионе в те времена расстреляли за «измену Родине» около 4 тысяч человек.

После смерти Сталина статья из 58-й стала 64-й, расстрел из списка наказаний убрали, зато увеличили максимальный срок заключения — до 15 лет. Последний при СССР осужденный за измену Родине в нашем крае был зафиксирован в 80-е годы. Это солдат, воевавший в Афганистане. Впоследствии ему удалось добиться реабилитации.

Дело Валентина Данилова

Физик Валентин Данилов. Провел 8 лет в тюрьме за госизмену

В новейшей истории России наказание за госизмену стало строже — до 20 лет лишения свободы. А статья для изменников получила номер 275.

По ней в 2004 году приговорили физика Валентина Данилова. Дело завели в 2000-м. Ученого обвинили в шпионаже в пользу Китая. Физик работал в Красноярском государственном техническом университете, сотрудничал по договору со Всекитайской экспортно-импортной компанией точного машиностроения. После 19 месяцев, которые ученый провел в СИЗО, его оправдали присяжные. Дело вернули на повторное рассмотрение. В 2004-м Данилова приговорили к 14 годам тюрьмы. Освободили его по УДО в ноябре 2012-го.

По словам адвоката ученого, дела, связанные со шпионажем и госизменой, сложные. Выстраивать линию защиты практически невозможно.

— Дела имеют гриф секретности. Мы предупреждаемся об уголовной ответственности. Фактически очень сложно получить заключение специалиста по какому-то техническому документу, потому что следствие считает, что в нем содержатся сведения, составляющие государственную тайну. Фактически мы не можем предоставить этот документ посторонним лицам, — говорит Елена Евменова, член адвокатской палаты Красноярского края, защищавшая физика Данилова.

Валентин Данилов после освобождения переехал в Новосибирск. В 2020 году Европейский суд по правам человека признал приговор ему юридически ничтожным, решив, что было нарушено его право на справедливое судебное разбирательство, так как не вызывались и не допрашивались ключевые свидетели. По решению ЕСПЧ, власти России должны были выплатить Данилову 21 тысячу евро.

Дело Романа Ушакова

Даже полицейский может сесть за госизмену

Последний случай, связанный с госизменой в Красноярске, датируется 2015 годом. Тогда местный майор полиции Роман Ушаков получил 15 лет за сотрудничество с ЦРУ. Мужчина, по версии следствия, продал американской разведке код за 37 тысяч евро. С помощью него можно было расшифровывать секретные телеграммы, содержащие данные о сотрудниках правоохранительных органов. Причем общался Ушаков с представителями американского разведывательного управления якобы через официальный сайт ведомства. Во время попытки забрать деньги его и задержали.

В 2020-м Роман Ушаков подал в суд на ФСБ. Он требовал компенсации морального вреда. Федеральная служба безопасности, по словам бывшего полицейского, взамен на признание вины обещала, что поможет получить минимальное наказание, вплоть до освобождения от ответственности, и поспособствует эмиграции в США. Однако свои обещания силовики, как утверждал Ушаков, не сдержали. В итоге после долгих тяжб суд посчитал, что доказательства, представленные истцом, не убедительны.

Иван Сафронов, журналист, осужден за госизмену на 22 года строгого режима

С момента появления 275-й статьи в России по ней осуждено больше ста человек. В 2019-м самый суровый приговор получил полковник ФСБ Сергей Михайлов — 22 года колонии. В 2022-м к такому же наказанию приговорили журналиста Ивана Сафронова.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства