Все новости
Все новости

РУСАЛ покупает красноярский завод колес. Владельцы обвинили гигант в жестком давлении

Как красноярские бизнесмены расстаются с активами и готовятся открыть такой же завод за рубежом

Евгений Куклин — один из акционеров завода «КиК»

Поделиться

Завод по изготовлению литых алюминиевых дисков «КиК» открылся в Красноярске в 1991 году. Тогда это было советско-германское предприятие: первое «К» — Красноярский металлургический завод, вторая «К» — немецкое предприятие. Однако попытки наладить экспорт дисков за рубеж провалились, компания оказалась в долгах. Кончилось тем, что собственники на предприятии поменялись. К 1996 году зарубежные партнёры из бизнеса вышли и основным владельцем «КиК» стали бывший заместитель начальника цеха на КраМЗе Сергей Куклин, его брат Евгений и их родственники.

С 1999 года компания начала поставлять колеса на крупнейший российский завод — «АвтоВАЗ». С 2005 года компания поставляла колеса для сборки в России «Фордов». «Красноярская компания станет поставщиком литых дисков для российских Opel Astra», — писали в 2000-х федеральные СМИ и называли главу компании Сергея Куклина «властелином колес». К 2010 году красноярская компания контролировала почти половину рынка «литья» в России. По данным Forbes, оборот компании превышал 2 миллиарда рублей.

Все это время семья Куклиных оставалась крупнейшим владельцем предприятия. 97,5% акций компании «КиК» принадлежат ООО «ДВИАС». На середину 2017 года Сергею Куклину принадлежало 46,1% акций, 6% акций — Елене Сергеевне Куклиной, 5,3% акций — Евгению Куклину. Мелкими пакетами акций владело еще несколько человек. В 2015 году предприятие задекларировало 120 миллионов рублей в качестве прибыли, в 2016 году — 133 миллиона.

В начале августа в газете «Коммерсант» появилась заметка о том, что «Завод по производству литых колесных дисков группы K&K остался без алюминия». Руководитель предприятия Сергей Куклин заявил журналистам издания, что РУСАЛ «без какого-либо предупреждения прекратил поставку алюминия». Предприниматель заявлял, что компания нацелилась на международный рынок.

Спустя 4 месяца алюминиевый гигант сообщил на своем сайте: РУСАЛ договорился о покупке основной доли «КиК».

А в декабре один из акционеров компании — Евгений Куклин — обвинил РУСАЛ в давлении, подал жалобу в УФАС и опубликовал петицию. Чтобы выяснить позицию предпринимателя, мы решили с ним встретиться. Мужчина назначил нам встречу в одном из магазинов «КиК». 

В небольшой комнате за торговым залом пожилой предприниматель рассказал нам свой взгляд на происходящее.

В небольшой комнате за торговым залом пожилой предприниматель рассказал нам свой взгляд на происходящее.

Поделиться

— На каких рынках в последнее время работал «КиК»? Какова история отношений с РУСАЛом?


— Мы работаем для российского рынка, покупают Казахстан, Литва. Половина наших объемов — поставки на заводы — ВАЗ, УАЗ, который связан с «Фордом». Остальное продается для вторичного рынка.

Исторически сложилось так, что «КиК» находится на территории Красноярского металлургического завода — КраМЗа. «КиК» производит 2 миллиона колес в год, возможности выпуска колес в производстве уже ограничены. Нужны новые площади. У КраМЗа есть такие площади. В 2015–2016 году мы обращались к РУСАЛу, чтобы эти площади были проданы нам или преданы в аренду. Нам казалось, что этот альянс взаимовыгоден.

РУСАЛ решил приобрести «СКАД» — завод по производству легкосплавных дисков. Переговоры между компаниями велись несколько лет. В какое-то время РУСАЛ решил, видимо, контролировать рынок колес.

— Вы говорите в петиции, что РУСАЛ прекратил поставки. Можете рассказать, как это происходило?


— Все началось после Красноярского экономического форума. Мы привыкли, что металловоз привозит жидкий алюминий 12 раз в сутки. КраМЗ и КрАЗ — соседи, между ними есть проходная. По договору весь 2017 год должны были осуществляться поставки жидкого алюминия. В июле звонят и говорят: «Металловоз пришел, а металл не дают, нет приказа из Москвы».

50% продукции «КиК» поставляется на заводы. Когда начались непоставки алюминия с КрАЗа, то мы обратились к резервному поставщику — на Павлодарский алюминиевый завод в Казахстане. Он пошел нам навстречу и нарастил объемы. Но производство алюминия расписывается на год, мощности планируются заранее. Дать [сразу] столько металла, сколько нам нужно, завод не смог. Поэтому была поставлена задача найти других поставщиков.

Были сделаны контрольные закупки алюминия из Малайзии, Эмиратов. Во-первых, долго — товар из Малайзии шел 3 месяца. Во-вторых, цена на алюминий из дальнего зарубежья на 14–15% выше, чем на продукцию КрАЗа. С такими ценами мы не прописывались в контракты, которые уже заключены на поставку колес на автозаводы. Фактически предприятие лишалось возможности поставлять колеса на автомобильные заводы с прибылью. А контракты подписаны — и за их срыв предусматриваются жесткие санкции и огромные штрафы. У предприятия бы появились огромные долги.

— Что мешало вам работать с казахстанским заводом?


— Когда КрАЗ перестал поставлять товар, завод в Казахстане нарастил мощности. Но требуемый объем они могли дать только с 2018 года. Мы планировали работать с ними — по цене он такой же, что и КрАЗа. Завод построен 11 лет назад и уже работает с обожжёнными анодами. Однако РУСАЛ — мощная корпорация. Сделка не состоялась.

— Что происходит сейчас на предприятии?


— В результате июльских действий собственники раскололись. Сергей Куклин принял решение продать акции РУСАЛу, пока предприятие еще доходно. Все акционеры тоже продают свои доли. Видимо, они опасаются, что если не станут продавать, то не получат ничего. Заявка на одобрение сделки о покупке долей «ДИВАС» подана в УФАС. Решение должно появиться до 7 марта. Теперь «КиК» получает алюминий, предприятие работает.

Сергей Иванович [Куклин] решил, что деньги от продажи будут вложены в производство литых алюминиевых колес в Павлодаре. В декабре там были сделаны первые отливки. Часть людей наняты там, часть наших специалистов уже сейчас мотается между Красноярском и Павлодаром.

Собственники решили ориентировать предприятие на вторичный рынок, поскольку контракты с заводами очень жесткие. Плюс к этому многие заводы выставляют требования и к составу оборудования производителей колес. Например, у нас есть оборудование, которое имитирует движение колеса на любой трассе. В свое время оно стоило сотни тысячи долларов. Мы его покупали в надежде работать с компанией «Фольксваген».

— Чем лично вас не устраивает вариант продать бизнес и начать развиваться в Павлодаре?


— Рынок един. Через 2–3 года ситуация [там] может повториться.

— У вас были попытки договориться другими акционерами?


— Да. Все собственники в душе не хотят этой сделки. Большинство противники сделки, но реалисты. Получается, я — идеалист. Если есть шанс побороться [за бизнес] с помощью государства, УФАС, то почему бы это не сделать? Тем более что государство декларирует важность конкуренции.

— Вы написали петицию, подали жалобу в УФАС. Пытались привлекать представителей власти?


— Я обращался в городской совет. Там поговорили с юристами, а они сказали: «Не лезьте вы в это дело».

Если сложить это с возможностями «КиК», то компания РУСАЛ будет контролировать выпуск 3–4 миллионов колес.

Если сложить это с возможностями «КиК», то компания РУСАЛ будет контролировать выпуск 3–4 миллионов колес.

Поделиться

В компании РУСАЛ обвинения Евгения Куклина отрицают.

«Заявления о приостановке поставок алюминия на завод не соответствуют действительности. Один из собственников завода не хочет продавать свою долю, составляющую около 10%. В реальности никаких препятствий к этому данная сделка не влечет за собой. Мы покупаем только те доли, которые продаются. В ситуации, когда идет работа над сделкой, мы расцениваем высказывания этого миноритария как blackmail (шантаж). Сделка проходит в полном соответствии с требованиями законодательства», — ответили в компании на наш запрос.

Переговорам по покупке акций «КиК» предшествовала покупка контрольного пакета красноярского литейно-механического завода «СКАД». На момент покупки предприятие работало с убытками, однако мощности завода позволяют выпускать до 1,5 миллиона колес в год. Весной алюминиевая ассоциация России поднимала вопрос о том, чтобы отменить льготы для иностранных автоконцернов в России и обязать покупать их алюминиевые комплектующие в России.

В самом РУСАЛе не скрывают конечную цель: сконцентрироваться на продукции с высокой добавленной стоимостью, в том числе и на переработке алюминия. В 2017 году компания создала специальный дивизион, который будет отвечать за это направление работы. 

«Сделка будет способствовать дальнейшему росту продаж продукции с добавленной стоимостью как на территории России, так и на экспортных рынках», — говорят в компании.

Сейчас акционер «КиК» Евгений Куклин ожидает решения УФАС на свою жалобу. Шансы РУСАЛа наладить поставки выпущенных колес за рубеж он оценивает низко, ссылаясь на объемы производства «литья» в Китае.

Другие владельцы предприятия ждут одобрения сделки по продаже актива. Участники алюминиевого рынка и партнёры РУСАЛа готовятся к тому, что компания объявит о переезде части головного офиса корпорации в Красноярск на экономическом форуме. В 2016 году компания подняла вопрос о создании в Красноярске алюминиевой долины — единого комплекса предприятий по добыче и переработке алюминия. Первые лица Красноярского края говорили тогда о тысяче новых рабочих мест.

Следите за новостями в нашей группе «ВКонтакте».
Новости и фото отправляйте 8–999–315–05–05 (WhatsApp, Viber, SMS).

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter