5 июля воскресенье
СЕЙЧАС +22°С

«Говорили, что я себя накручиваю»: красноярка с коронавирусом 2 недели добивалась теста и госпитализации

В итоге ее госпитализировали уже с развившейся пневмонией

Поделиться

В один из дней в ФМБА для пациентов устроили концерт на улице

В один из дней в ФМБА для пациентов устроили концерт на улице

Можно сколько угодно верить в теории заговора и говорить, что коронавируса не существует, закрывать глаза на его существование и пересылать друг другу в WhatsApp длиннющие голосовые сообщения от знакомой своей знакомой, но проблема не перестанет существовать, а пандемия волшебным образом не прекратится. Люди продолжают болеть коронавирусом, и сейчас в Красноярском крае количество заболевших уже перевалило за 3,5 тысячи.

Мы уже рассказывали историю красноярки, которая переболела еще в самом начале пандемии, а чуть позже — историю молодого человека, который лечился дома.

Этой историей с нами поделилась Мария К., которая заболела ковидом еще в конце апреля и в итоге лечилась почти месяц, добившись госпитализации практически с боем.

Почему далеко не все готовы рассказывать свои истории открыто и остаются анонимными? Ответ простой — очень многие люди направляют свой гнев в сторону переболевших людей, обвиняя их в том, что они сами виноваты, что не сидели дома (хотя в случае с этой историей все как раз наоборот), или в том, что они продолжали ходить и заражать других.

Рассказывает Мария К.

Все началось с того, что примерно 10 апреля вечером мы с мужем почувствовали недомогание. У нас поднялась температура 37,5, он чувствовал себя очень плохо, мне было лучше, но он отоспался и уже к вечеру следующего дня чувствовал себя здоровым, не было даже температуры, а у меня с тех пор постоянно держалась температура выше 37 и не падала. При этом я чувствовала себя вполне нормально. Это была пятница, а в выходные у меня начался конъюнктивит, и в понедельник я вызвала участкового врача. Она сказала мне, что в целом я здорова, что, скорее всего, температура у меня от ОРВИ или конъюнктивита, посоветовала капать капли. В итоге глаза у меня перестали болеть, но температура не падала, при этом не было больше ничего: ни кашля, ни потери вкуса и запаха, ни насморка. Просто температура — и все. Температура примерно 37,2 держалась неделю, с 10 по 17 апреля, а 17-го она повысилась выше 38 градусов, и в целом я почувствовала себя хуже.

Ломило кости, болело все тело, глаза было больно поворачивать и болели зубы.

Я постеснялась вызывать участкового врача, так как вызывала ее недавно, поэтому позвонила в частную клинику. Врач пришла, послушала меня, осмотрела горло и не нашла признаков вирусного заболевания, пощупала живот, а тогда у меня только начались проблемы с ЖКТ (при коронавирусе перестает усваиваться пища), она нашла болевые ощущения в районе кишечника и предположила, что у меня вялотекущий аппендицит. Она предложила на следующий день прийти на прием, чтобы сделать УЗИ и взять кровь, но сказала, что если станет хуже — нужно звонить в скорую. Вечером у меня повысилась температура больше 38 градусов, и я вызвала врачей.

Так как у меня было подозрение на аппендицит, меня повезли в БСМП на осмотр к хирургу, сделали УЗИ, на котором не обнаружили никаких патологий, потом почему-то отправили на рентген, но и там было все чисто. Хирург исключил аппендицит и написал подозрение на ОРВИ. Я поехала домой. И все это — только в первую неделю болезни.

На следующий день я не поехала к платному врачу, потому что все-таки подозревала у себя коронавирус, и мне хотелось минимизировать социальные контакты, она прописала мне какие-то противовирусные по телефону, в эффективность которых я не очень верю, больше пить и отдыхать.

Мария очень благодарна медперсоналу ФМБА за отзывчивость

Мария очень благодарна медперсоналу ФМБА за отзывчивость

Я продолжала работать из дома, отдыхать не удавалось, в выходные я отлежалась, и стало чуть лучше, но температура никуда не делась — днем 37,2, вечером — 38 и выше. Я все еще подозревала у себя коронавирус, но никак это подтвердить не могла, на горячей линии мне сказали, что с такими симптомами меня никто нигде не примет, то же самое говорили в частных лабораториях, а тест дома мне сделать не предложили. Мне становилось хуже, начался сухой сильный кашель, я уведомила на работе, что беру больничный, и позвонила участковому врачу, чтобы она оформила мне его. Она пришла на следующий день на вызов, еще раз осмотрела и сказала, что я здорова, она не знает, откуда у меня температура и кашель, тем более, что горло у меня было нормальное, но выписала больничный, поставив мне диагноз «трахеит», и сказала, что в понедельник я должна прийти к ней и закрыть этот больничный. А кашель был ужасный, обычно он усиливался к вечеру, кстати, такое было не только у меня, но и у всех, с кем я потом лежала в больнице.

По звуку этот кашель похож на вой в трубу, и от напряжения болит в груди, но какой-то тяжести в легких я не чувствовала.

Потом у меня перестала усваиваться пища, я могла только пить воду, чувствовала себя все хуже. У меня тетя — лор, я созвонилась с ней, она тоже заподозрила коронавирус и сказала, что на рентгене изменений в легких могло быть не видно и нужно делать КТ. В пятницу, это уже был конец апреля, я поехала в частную клинику, там у меня спросили, был ли у меня контакт с коронавирусными, я сказала, что нет, в клинике решили, что оснований предполагать у меня ковид не было, но КТ все-таки сделали.

Такое обследование я делала впервые, меня некоторое время там катали, а потом врач ушел, и я осталась лежать там. Лежу уже почти час, и тут приходит девушка в защите и говорит, что они увидели у меня пневмонию, и нужно вызывать скорую помощь. Скорая ехала 2 часа, потому что нужна была специальная скорая для пациентов с подозрением на коронавирус, но в тот момент я почувствовала облегчение, потому что стало хотя бы понятно, что со мной. Поэтому я спокойно дождалась, и меня увезли в ФМБА. Кстати, забавный факт — диван, на котором я сидела и ждала КТ, сразу же увезли на дезинфекцию.

В больнице мне сделали еще одну КТ, сразу госпитализировали.

Палата, в которую я легла, заполнилась сразу же, вечером взяли мазки на ковид у всех нас, и из 4 человек у троих он подтвердился.

Женщина без коронавируса продолжала лежать с нами, она была из того самого общежития, которое закрывали на карантин, поэтому оставалась в больнице. Может, у нее к тому времени уже был иммунитет, и она давно переболела коронавирусом.

Когда тест подтвердился, позвонили из Роспотребнадзора и спросили, с кем я была в контактах. Так как я строго соблюдала самоизоляцию, никуда не выходила, кроме как пару раз в магазин, контактировала я только с мужем и с папой, который отвозил меня на КТ, ну и с медиками. Муж оставался дома на карантине, отец уехал на карантин на дачу, но у них в итоге ковид вообще не подтвердился.

В больнице я лежала впервые. Сначала мы мерили температуру раз пять в день, получали три капельницы, нам давали таблетки, измеряли давление и уровень кислорода в крови. Когда у соседки упала сатурация (уровень кислорода), ей принесли аппарат для поддержки кислородом, и она почувствовала себя лучше через пару таких процедур.

По словам Марии, медики в ФМБА никогда не обесценивали жалобы пациентов и чутко реагировали на них

По словам Марии, медики в ФМБА никогда не обесценивали жалобы пациентов и чутко реагировали на них

Взаимодействовали с нами в основном медсестры и санитарки, врач приходил раз в день. Все было очень позитивно, никогда никакой грубости, наоборот, всячески нас поддерживали, называли ласковыми словами, и это несмотря на то, что они проводили 6–8 часов в форме, в которой не могли ни пить, ни есть, ни ходить в туалет. А как-то у меня поднялось давление и стало очень плохо из-за лекарств, так плохо я себя за все время болезни не чувствовала, ко мне пришла начальник госпиталя и сидела со мной, гладила меня по голове, чтобы успокоить.

Кормили нормально, но еды было мало, хотя и есть особо не хотелось, еда не усваивалась, а даже если чувствовался голод, то после одной ложки есть уже не хотелось. Можно было передавать передачи через КПП, даже можно было передавать какие-то лекарства, потому что иногда нужны были препараты, не связанные с пневмонией, например, от диареи, тогда их нужно было заказывать откуда-то и ждать. Поэтому передать их могли родные, так было проще, но обо всем этом мы уведомляли лечащих врачей.

Мы лежали в крыле для легких и средних больных, реанимация была в другом месте. Когда у нас в палате освободилось место, к нам перевели женщину из реанимации, которая тоже была всем довольна, ей очень удачно подобрали лечение, давали какие-то дорогие лекарства, которые ей помогли и сильно улучшили ее состояние. Атмосфера у нас в палате была хорошей, все соседки были веселые, мы много смеялись и разговаривали. Как в других палатах — я не знаю, так как мы друг с другом общаться не могли.

Примерно через 10 дней меня выписали, у меня было 2 отрицательных теста на ковид. Меня попросили еще 2 недели оставаться дома, я уже была без коронавируса и не опасна, но все-таки сидела дома. Также мне назначили контрольную КТ, на которую я пойду через 2 недели, но сейчас я чувствую себя намного лучше. Последствия пневмонии могут рассасываться долго, а врачи говорят, что коронавирусная пневмония еще агрессивнее обычной, но самое главное, чтобы были улучшения.

В Роспотребнадзоре тот же человек, что в самом начале спрашивал меня о контактах, сказал мне, что я уже здорова и не опасна для других, поэтому можно выходить. А еще он поблагодарил меня за то, что я все-таки добилась обследования и госпитализации, потому что, по его словам, этим я буквально спасла себе жизнь.

Я очень боялась подцепить коронавирус, потому что у меня слабая дыхательная система, и я понимала, что если заражусь им, то, скорее всего, легко не отделаюсь. Но сейчас я чувствую огромное облегчение. В целом все время я чувствовала себя спокойно, врачам в ФМБА я доверяла, поэтому оснований особо паниковать не было.

Я все еще не понимаю, где могла заразиться, потому что я никуда особо не выходила кроме магазина, и то очень редко, но, видимо, так сложились обстоятельства.

Вся эта ситуация научила меня тому, что иногда, даже когда врачи говорят, что все о'кей, нужно прислушиваться к себе.

Участковая говорила мне, что я здорова, что я накручиваю, и мне нужно перестать прислушиваться к своим симптомам, но она оказалась неправа.

Так что если у вас есть явные признаки типа кашля, температуры, а вам говорят, что с вами все в порядке, лучше взять дело в свои руки и тоже, к примеру, пойти на КТ. Даже если у человека истерия на фоне всей этой ситуации, он имеет право снять свои опасения и больше не бояться за себя, но по сути у нас этой возможности нет. А часто оказывается, что при этих симптомах коронавирус подтверждается, поэтому как-то странно со стороны некоторых врачей говорить людям, что они здоровы и просто себе накручивают.

оцените материал

  • ЛАЙК14
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ10
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!