21 сентября вторник
СЕЙЧАС +4°С
Фото пользователя

Ольга Ёжкина

Преподаватель по культуре речи
Фото пользователя

Ольга Ёжкина

Преподаватель по культуре речи

«Вместо маски готова была натянуть памперс»: блокбастер с погоней из красноярского суда

Публикуем историю Ольги Ёжкиной, поход в суд для которой закончился протоколом

Поделиться

Девушка заявила, что судебный пристав устроил погоню за ней 

Девушка заявила, что судебный пристав устроил погоню за ней 

Поделиться

Жительница Красноярска получила протокол за «не ту маску»

В Красноярском крае постепенно выправляется ситуация с коронавирусом. Заболевших становится меньше, власти снимают ограничения. С первого марта разрешили работу ресторанов в прежнем режиме, суды возобновили прием граждан еще месяц назад. Однако масочный режим, как и раньше, действует везде. В некоторых госучреждениях за ним следят особо рьяно. Публикуем историю жительницы Красноярска, преподавателя Ольги Ёжкиной, для которой поход за документами в суд превратился в блокбастер с погоней за ней пристава и выпиской протокола. Приводим ее пост из Facebook.

Ничего не предвещало беды. Мне всего лишь нужно было забрать решение суда в мировом суде Железнодорожного района Красноярска. Просто зайти, показать паспорт и забрать листик формата А4. Работают они до 17:00, в двери суда я вошла в 16:45.

Опускаю руку в карман — маски нет. «Без маски нельзя», — сказали ребята в форме. Спорить я не стала, а быстренько побежала к машине. Маски не нашла. Зато нашла плотные влажные салфетки и по примеру кафе и ресторанов создала свою, самодельную, которая плотно закрывала дыхательные пути и делала меня «неопасной» и соблюдающей предписание губернатора. А еще на всякий случай захватила с собой новенький памперс, лежавший в машине. Ну а вдруг понадобится.

— У вас НЕ ТА маска, — продолжает гнуть свою линию парень в форме.

— Подскажите, а где прописано, какой именно должна быть маска? Мое лицо закрыто, опасности я не представляю. Такие маски везде сейчас используют.

— Нет, я вас не пущу.

— Ок, давайте я закрою рот и нос памперсом. Он плотный, и вирусы точно не проникнут в здание суда.

— Нет.

— Послушайте, у меня дома грудной ребенок. Как только пришла няня, я сломя голову бросилась к вам, а вы через 10 минут закрываетесь. Пустите меня в канцелярию.

— Нет.

— Да что за х... происходит? — не выдерживаю я. — Что вам от меня нужно? Лицо закрыто, где параметры маски?!

— Ага! — возликовал молодой человек. — Я привлеку вас за нецензурную брань в суде.

Тут уже один из посетителей не выдержал, дал мне ТУ маску, и я ринулась в канцелярию. Но за мной тащился хвост из усердного ревнителя порядка.

— Сейчас я буду составлять протокол.

— Делайте что хотите, у вас есть копия моего паспорта. А мне нужно бежать к малышу.

— Нет! Вы будете сидеть здесь, пока я составлю протокол. Добровольно или в наручниках (!!!).

Второму напарнику было явно неудобно за происходящее. Но присмирить разошедшегося коллегу он не решился. Сижу, Даровских («герой» моего сегодняшнего романа) пишет протокол. Пишет 5 минут, 10. Я встаю и выхожу из здания. Рассудив, что уж если ему так хочется меня куда-то привлечь, то пусть привлекает. А я побегу к малышу.

Не тут-то было! Он гонится (я не преувеличиваю) за мной по улице, на виду у проезжающих по улице Бограда машин догоняет, вцепляется в меня и тащит. Я начинаю вырываться, ибо его адекватность для меня уже давно под большим вопросом. Вернее так: его поведение с самого начала казалось мне странным, сейчас оно просто пугающее.

Я вырываюсь, он мотыляет меня из стороны в сторону, и тут я просто начинаю вопить: «Помогиииитееее!» Крик помогает, он перекрывает проход руками, но перестает трясти меня.

Напарник робко маячит в двери и говорит что-то типа «Да хватит тебе». Но борец со вселенским злом в моем лице не унимается: «Вызывай Росгвардию». Напарник позориться явно не хочет. Поэтому спустя минут 10 просто выносит и передает Даровских телефон или рацию. Спустя еще минут 5 подъезжают бойцы Росгвардии.

Театр абсурда продолжается. Даровских А. В. рассказывает бойцам с автоматами (!!!), что он при исполнении, а я накинулась на него. Но благо ребята адекватны, явно удивлены, но соблюдают этику: «Мы всех понимаем, давайте пройдем, пусть он составит протокол».

Еще минут 20 Даровских пишет протокол (странно, там ведь всего пара предложений). Остальные напряженно молчат, ребятам в форме явно неудобно, очевидно, что время они могли провести с гораздо большей пользой. В протоколе он указал, что «Ежкина О. А. прибыла в суд без маски, на требование судебного пристава одеть маску ответила ненормативной лексикой». Позвольте, а где же история о том, как я бегала и надевала разные маски на его выбор? Где критерии маски/не маски?

И да, еще он пригрозил мне уголовным преследованием! Ну да, я же на него нападала: это когда он меня по снегу таскал из стороны в сторону.

Вот думаю теперь: премию ему выпишут или к медали представят?

А еще думаю, что содержит его государство на мои налоги и пошлины.

А еще про клиентоориентированность думаю. Но это уже слишком жирно. Ладно с ней, с клиентоориентированностью, но хотя бы на адекватность персонала в присутственных местах можно рассчитывать? Или не стоит?

P. S. Парни из Росгвардии по выходе из здания суда: «Нам он тоже неадекватным показался. Зачем два здоровых мужика нас вызвали? Странно всё это».

В Управлении судебных приставов по Красноярскому краю нам пообещали дать комментарий относительно этой истории в течение семи дней. Как он поступит, мы его опубликуем отдельно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК15
  • СМЕХ5
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ28
  • ПЕЧАЛЬ4

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Красноярске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...