26 сентября воскресенье
СЕЙЧАС +8°С

«Замирали все и слушали»: рассказ очевидицы трагедии на горе в Норильске о спасательной операции

Аксинья с мужем более 5 часов провели в метель на месте трагедии, откапывая утрамбованный снег

Поделиться

Лавина сошла во втором часу ночи 

Лавина сошла во втором часу ночи 

Поделиться

Жительница Норильска рассказала, как проходила спасательная операция

В ночь на 9 января на горе Отдельной под Норильском сошла лавина. Всё произошло в районе 01:30. В результате под завалами оказалась территория в 300 квадратов, где до этого находились 6 туристических домиков. В ловушке оказались люди. Сотни добровольцев и сотрудников спецслужб бросились в ночь помогать откапывать завалы. Там же оказалась жительница Норильска Аксинья Вольская с мужем Альбертом. Как всё происходило — далее с ее слов.

— Мы с мужем Альбертом были в числе добровольцев на горе Отдельной после схода лавины.⁣⁣ Информацию мы увидели около полуночи и выехали на место сразу.⁣⁣ У нас — внедорожник, лопаты, чай, плед.⁣⁣ Но этого оказалось недостаточно.⁣⁣ Конечно, никого на авто не пускали.⁣⁣ Нашли карман, поставили машину, чтобы не мешать проезду спецтехники, взяли лопаты и пошли пешком.⁣⁣⠀

Нас никто не останавливал и не спрашивал. ⁣⁣С часа ночи до шести утра мы копали. ⁣⁣Около трех-четырех утра нашли живого мальчика. ⁣⁣Но сначала было непонятно, женщина ли это или подросток. Отсюда двойная информация о двух живых пострадавших. ⁣⁣Больше при нас не нашли никого.⁣⁣ Мы уехали после шести утра.⁣⁣⠀

⁣С чем столкнулся, понимаешь уже по дороге пешком на гору. Сильный ветер, снег в лицо, плохая видимость. Идти с лопатой по снегу вверх уже тяжело. ⁣⁣Добравшись, сначала не понимаешь, что делать. Обломки, тонны снега, спецтехника, спасатели, полиция, медики.⁣⁣⠀

Но без волонтеров личного состава, прямо скажем, очень мало для такого масштаба. На месте мне казалось, что и добровольцев не хватает, хотя люди стояли и копали в шаге друг от друга. ⁣⁣⠀

По организации ты должен понять сам и присоединиться. Люди подходили и спрашивали, где копать, что делать. Не хватало организации. Встать рядами и копать дружно — одни возле обломков, следующие откидывают снег и так далее.⁣⁣⠀

На деле просто интуитивно копали, где по ситуации были нужны. ⁣⁣Может, организация и была в самом начале, каждому прибывшему не объяснишь в отдельном порядке, что делать. Люди, добровольцы, сами говорили прибывшим, что делать. ⁣⁣⠀
⁣⁣⠀
Мы откидывали снег «на дорогу», чтобы техника могла убрать. Замирали, слушали телефон под снегом — безуспешно.⁣⁣⠀

Лавина хоть и сухая, но снег утрамбовался под собственной тяжестью.⁣⁣ Откопав в глубину человеческий рост, натыкаешься на обломки и понимаешь, что там внизу еще как минимум метра два. ⁣⁣

Я описываю наши ощущения из того, что происходило и что мы делали. ⁣⁣Кто-то в толпе кричал, что слышат внизу признаки жизни. Снова звонили на телефон, звонок проходил, замирали все — люди, техника. Слушали. Не слышно. Воет ветер.

Не хватало балаклавы или горнолыжных очков и масок. Варежки и шарф у меня быстро намокли и задубели. Ноги начали мерзнуть примерно через 3–4 часа. Какое-то время было терпимо. Сначала жарко — двигаешься постоянно. Потом начинаешь замерзать, потому что вспотел.

Кто-то носил чай в термосе тем, кто копает. От чая становилось легче и теплее, и таял снег на ресницах. Ресницы слиплись еще при подходе к горе и так и остались во льду. Я грелась за 5 часов 2 раза. Первый раз в машине спасателей, когда достали мальчика и передали скорой. И тогда пошла двойная информация о том, кого достали. При мне полиция связывалась с больницей, но скорая туда еще не доехала. Поэтому я передала про то, что слышала. Потом я ушла копать дальше. Копали в районе, где нашли мальчика, под снегом еще были обломки пола, линолеум, детская одежда годика на полтора-два.

Я остановилась, сил уже не было копать. Я не знала, сколько времени прошло. Какая-то девушка сказала, что можно согреться в центральном доме. Где дом — непонятно, темно, метель, полная дезориентация. Я пошла за ней. Отойдя от техники, от которой идет свет, попадаешь в кромешную тьму. Она взяла меня за руку, и мы ускорили шаг. Снег глубокий, проваливаешься. За нами шли два сотрудника полиции. Они, к слову, одеты были совершенно не по погоде и готовы не были, но копали, как все. Обычная форменная зимняя одежда не подходит под эти условия. Мы были одеты лучше, но и мы замерзли, хоть знаем, что тундра, север.

В доме тоже не было электричества, но он не остыл до конца. Я сняла мокрые валенки, шапку, шарф, варежки. Сушить, конечно, негде. Эта девушка растирала мне отмороженную ногу. Еще две другие налили чай и предложили поесть. Вот тогда я посмотрела на часы и ужаснулась, сколько времени прошло. А Альберт не отдохнул ни разу, ни разу не зашел погреться. Я сидела и понимала, что согреться уже не могу, потрескались пальцы на руках.

Ребята показывали фотографии найденных в снегу. Я никого не знала.

Посидела, оделась и пошла к мужу. Мы приняли решение ехать домой. За это решение даже было стыдно. Мне. Где-то внутри. Но я больше не могла. Внутреннего желания помочь оказалось больше, чем физических возможностей.

Успокаиваю себя, что при нас нашли живого мальчика. Что я передала скорой пледы, которые кто-то принес и положил как раз там, где я копала. Что, может быть, всё не зря и наша посильная помощь была не напрасной.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

По теме (10)

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК10
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ6

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Красноярске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...