Семья «Сейчас его увезут туда, где обещали руки-ноги переломать»: бывший красноярец борется за сына, опасаясь возвращать его матери

«Сейчас его увезут туда, где обещали руки-ноги переломать»: бывший красноярец борется за сына, опасаясь возвращать его матери

А красноярских полицейских проверяют на личную заинтересованность в этом деле

Сейчас мальчик живет с отцом и учится в частной школе

В редакцию NGS24.RU обратился Максим Воронкин. Он утверждает, что его восьмилетнему сыну угрожает опасность в семье бывшей жены. Мальчику уже при странных обстоятельствах порвали уздечку верхней губы в октябре 2021 года (подтверждающий наличие у ребенка травмы документ — справка из медучреждения — находится в распоряжении редакции. — Прим. ред.). Сейчас Максим, спустя семь лет после развода с женой, хочет, чтобы сын жил с ним. Но, по его словам, из-за проволоки с полицейскими в Красноярске суд отменил решение определить место жительства ребенка с ним. А детский омбудсмен Красноярского края Ирина Мирошникова считает, что родители просто делят ребенка. В запутанной истории разбиралась корреспондент NGS24.RU Кадрия Катцина.

Версия отца

Красноярец Максим Воронкин развелся с женой в 2017 году. Он уехал жить в Ростовскую область и обзавелся новой семьей. У второй супруги Максима есть двое детей от предыдущего брака. В Красноярск Максим периодически приезжает, чтобы навестить своих детей во время каникул. В один из таких визитов в октябре 2021 года он узнал не только о том, что сожитель бывшей жены порвал младшему сыну уздечку на верхней губе, но и о том, что ребенка периодически бьют за плохое поведение. Об истории с травмой губы мы уже писали в декабре 2022 года. По словам мужчины, в 2021 году сын начал рассказывать о том, что дома творится неладное. Сначала ребенок по телефону сообщил отцу, что мать и ее сожитель часто ссорятся. После рассказал о том, что на него поднимают руку.

В октябре 2021 года Максим приехал в Красноярск, узнал о случившемся и повел ребенка в больницу на Щорса, 83, там травму зафиксировали. После осмотра у медиков Максим пошел писать заявление в полицию.

Справка из медучреждения

— После произошедшего я сына забрал. Я сначала пытался поговорить с мамой ребенка, но она сказала, что это воспитательные методы, он не слушается. Она сказала: «Я ему говорила, что будет получать, вот начал получать, препятствовать не буду». Никаких гарантий безопасности у ребенка не было. Ребенок сейчас больше полутора лет живет со мной, но никакой законодательной защиты мы не добились, — рассказывает Максим.

Максим вспоминает, что, когда пошел в сыном в травмпункт, тот боялся ему рассказывать, что произошло. Но потом, немного отойдя, рассказал.

— Сын был напуган, говорил, что этот Андрей (нынешний сожитель бывшей жены Максима, его имя мы изменили. — Прим. ред.) меня «пристрелит из пистолета», проболтался случайно мне про этот эпизод. Я потом начал расспрашивать, а там подробности такие, что волосы на голове шевелятся. Пошли мы с ним в полицию, написали заявление, это был конец октября — первые числа ноября 2021 года. И полиция начала от меня это дело прятать. Сначала мне о результатах ничего не сообщили, я сам позвонил, чтобы узнать. Мне говорят: «Мы в прокуратуру вместе с отказными передали на проверку». Я нанял адвоката в Красноярске, он на следующий же день пришел в отделение полиции, а дело там, никто его никуда не передавал. Потом мы туда приобщили доказательства дополнительные: экспертизу, справку медицинскую. Они сначала отказали в деле, всем всё якобы показалось. Вообще закрывали глаза на то, что есть медицинские документы, — сетует Максим.

В возбуждении административного дела было отказано в связи с отсутствием состава. Эту информацию в разговоре с корреспондентом NGS24.RU также подтвердила детский омбудсмен Красноярского края Ирина Мирошникова. Но отец мальчика считает, что полицейские просто прикрывают сожителя бывшей супруги из-за связей, якобы он ранее работал в силовых структурах.

— Прокуратура первый отказ в возбуждении дела отменила по нашему письменному запросу с пометкой, что не стыкуются показания сторон, мама одно говорила, ее сожитель — другое, и видно, что вина-то есть, они «подшлифовали» показания в полиции, взяли новые. Те стороны сказали то, что нужно сказать, якобы ничего не было, якобы нам показалось, и вообще ребенок всё врет. И снова дело закрыли. Доказательства не приобщили, — передает бывший красноярец.

Отец опасается за жизнь сына

Отказ в возбуждении дела сказался на решении суда по поводу определения места жительства ребенка. Первый суд, который проходил в городе Шахты Ростовской области в феврале 2022 года, решил, что мальчик может жить с отцом. А после отказа в возбуждении административного дела в ноябре 2022 года суд Ростовской области отменил решение суда города Шахты из-за того, что в полиции не доказали насилие над ребенком.

Как говорит отец, ребенок интересуется, на чьей стороне суд, но при нем стараются не вести разговоры об этом конфликте

— После этого решения суда я еще раз поехал в Красноярск, пошел к прокурору Советского района. Он выслушал нас и вынес протест. Я писал как раз после областного суда на сайт президента, где перечислил явные признаки предвзятости сотрудников 10-го отдела полиции. И после этого они, видимо, спустили вопрос в прокуратуру, а там решили провести проверку полицейских, — продолжает отец ребенка.

Максим говорит, что будет защищать права своего ребенка до конца. Он опасается за жизнь и здоровье сына.

— Этот человек [сожитель мамы] ему угрожал, обещал руки-ноги переломать, если он кому-нибудь расскажет об этой ситуации. Он и мне писал угрожающие сообщения, что я ребенка не увижу. И эти люди не наказаны до сих пор. Мать у ребенка отнимала телефон, чтобы он не мог позвонить мне и рассказать о том, что произошло. Ребенок буквально боялся: когда в дверь звонили, он бежал, под диван прятался — «это они за мной пришли». И вот ребенок всё рассказал, а защиты ему нет в нашем законодательном русле, а еще придут с приставами и изымут его и увезут туда, где ему обещали руки-ноги переломать, — переживает отец.

Со слов отца, сейчас мальчик ходит в частную школу, занимается лепкой и шитьем.

— Мы многое сделали для того, чтобы он не был в стрессе. Он сначала очень боялся рассказывать, говорил, что Андрей может меня убить и у него никого не останется. Мы с ним занимались у психологов, я брал советы, как помочь ребенку. Из этого стресса он вышел, поэтому хочется нормальное детство ребенку сохранить. Нам посоветовали терапевтические сказки, проективные рассказы, как ты видишь свое будущее. Сейчас он занимается лепкой по рекомендации психолога, шитьем. У него вообще всё замечательно, он живет с моей семьей, тут девочка, она на год его младше, они с ней постоянно играют, мальчик постарше, показывает, как конструктор собирать, он придумает какую-нибудь игру, и сын тоже за ним повторяет. Ну и просто любовь и спокойствие. Сын хочет, чтобы всё это закончилось. Мы разговоры при нем эти не ведем, но он часто спрашивает: «А суд на чьей стороне?» Я его успокаиваю, говорю, что разбираемся и всё будет хорошо, — описывает жизнь с сыном Максим.

Полицейских проверяют на личную заинтересованность

Максим уверен, что полицейские намеренно не стали привлекать сожителя бывшей жены к ответственности. По его мнению, дело просто замяли. Он обратился в прокуратуру и администрацию президента, чтобы в этом вопросе разобрались. Прокуратура действительно направила Максиму ответ, в котором указано, что во время проверки доводов о наличии личной заинтересованности сотрудников ОП № 10 МУ МВД России «Красноярское» его обращение направлено в МУ МВД России «Красноярское» (соответствующий документ находится в распоряжении редакции. — Прим. ред.). Из документа известно, что 9 января 2023 года материалы дела о причинении ребенку побоев направили на дополнительную проверку.

Отец считает, что сотрудники полиции были предвзяты из-за сожителя его бывшей жены. Так ли это, покажет проверка

Бывший красноярец обращался к детским омбудсменам и в Ростовской области, и в Красноярском крае.

— В Красноярском крае детский омбудсмен ответил мне: ну, знаете, вопросами полиции занимается полиция, вопросами судов занимается суд, а мы тут как бы в стороне. А в Ростовской области детский омбудсмен проявил больше интереса к этой ситуации. Она посмотрела эти экспертизы внимательно, допрашивала меня буквально, неудобные вопросы задавала, потому что всякие же бывают папаши. Вникала во все ситуации: и почему развелись, и как строились отношения. И говорит: «А почему вы не идете и не заводите уголовное дело? С вашим ребенком такое делали, тут явно на уголовную статью», — передает слова ростовского омбудсмена отец ребенка.

Версия детского омбудсмена, мамы и правоохранителей

Мы поговорили с Ириной Мирошниковой, детским омбудсменом Красноярского края. Она считает, что это конфликт взрослых.

— Там имеет место спор в определении места проживания ребенка. На своей практике я встречаюсь с тем, что люди друг друга и в более страшных грехах обвиняют. В этой ситуации всё проверялось. И насколько я помню, правоохранительными органами было принято решение об отказе в возбуждении административного дела ввиду отсутствия состава административного правонарушения. Был такой факт, что папа увозил ребенка в неизвестном направлении, мать не препятствовала общению с отцом. Было установлено, что мать ребенку время уделяет, школу посещает, интересуется успехами. В значительной степени это сценарий, когда родители делят ребенка. В настоящий момент этого дела на контроле у меня нет, — пояснила Ирина Юльевна.

Отец забрал ребенка в Ростовскую область

Мы пытались связаться с мамой мальчика, чтобы выслушать ее позицию, однако нам это не удалось. Но мы можем опубликовать ее комментарий, если она захочет высказаться и выйдет с нами на связь. Мы общались с мамой мальчика в декабре 2022 года, когда отец ребенка рассказал о травме верхней губы.

— У нас уже решение есть, что это клевета, что он говорил на меня. Есть заключение психологической экспертизы. Она подтвердила, что всё это ложь и клевета с его стороны. Я больше общаться на эту тему не собираюсь, — заявила тогда мама ребенка.

Источники NGS24.RU в правоохранительных органах, знакомые с этой ситуацией, сообщают, что к экспертизам, которые предоставил отец ребенка, есть вопросы. Якобы они сделаны в частных клиниках и могут быть просто куплены. Мы спросили отца ребенка, где проводилась экспертиза.

— Экспертизу проводил Южный региональный центр судебной экспертизы Минюста РФ по назначению областного суда, но сам же областной суд и закрыл глаза на это за неимением решения полиции, что сейчас и проверяется, — пояснил Максим.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства