6 декабря понедельник
СЕЙЧАС -2°С

Возможна ли казанская трагедия в Красноярске? Разбираемся, кто и как охраняет наши школы

Во многих учреждениях до сих пор на страже порядка — вахтеры

Поделиться

В каждой красноярской школе работает ЧОП

В каждой красноярской школе работает ЧОП

Поделиться

11 мая всю Россию потрясла новость о стрельбе в стенах школы в Казани. Утром первого учебного дня после майских каникул ее выпускник, 19-летний Ильназ Галявиев, зашел в здание 175-й гимназии и хладнокровно расстрелял учеников и учителей. Убиты девять человек — две учительницы и семеро школьников, более 20 пострадали. На первом допросе стрелок заявил, что два месяца назад в него вселился бог. Помешать исполнить «волю всевышнего» подростку на входе попробовала вахтерша — она успела нажать тревожную кнопку, спряталась под столом и осталась жива. Позже станет известно, что от услуг профессиональной охраны школа отказалась три года назад.

Мы выяснили, кто и как сейчас охраняет красноярские школы, почему в районах края безопасности детей уделено меньше внимания и смогут ли квалифицированные охранники остановить волну ненависти школьников к стенам, в которых они учились.

Всё это уже проходили


Сразу после трагедии в Казани все вспомнили аналогичную трагедию в одном из техникумов Керчи. В результате взрыва и стрельбы 17 октября 2018 года погиб 21 человек, пострадали 67. Тогда система охраны тоже дала слабину — по версии следствия, Владислав Росляков с оружием свободно перелез на территорию колледжа через забор, зашел в здание через запасной вход и направился на второй этаж без препятствий со стороны охраны. На момент трагедии он был студентом 4-го курса этого колледжа.

Как и 2,5 года назад, после бойни в Казани запустилась цепная реакция из проверок. Министерства образования регионов разослали письма в школы — срочно отчитаться о состоянии охраны, металлоискателей, турникетов, тревожных кнопок и аварийных выходов. Красноярский край тут не исключение.

Как охраняют по-новому


В 2019 году постановлением Министерства просвещения оплачивать безопасность детей обязали муниципалитеты по всей стране. Каждая школа должна была получить сертификат безопасности, согласно которому определяется категория, а следовательно — уровень охраны. В зависимости от этого уровня решается, кому достаточно вахтерши и тревожной кнопки, а кому полагается контракт с охранной фирмой. Именно так в данный момент все организовано в Красноярском крае, объяснила директор одной из сельских школ региона Оксана Шумилова.

Так, по новой системе в Красноярске с 1 января вступили в силу договоры с лицензированными охранными фирмами по охране городских школ. До этого деньги на охранника, а чаще — просто вахтера, собирали по старинке — с родителей. Только в этом году из бюджета города на эти цели было выделено более 200 миллионов рублей.

После трагедии была проведена проверка в каждой школе города и края

После трагедии была проведена проверка в каждой школе города и края

Поделиться

Директор лицея № 9 Ирина Осетрова в разговоре призналась, что система уже прижилась и работает без сбоев — оплата идет через город, родители ничего не платят.

— Сейчас у нас сидит девушка-майор, с 07:00 утра до 07:00 вечера, а ночью — сторожа. У нас и так охрана никого не пускает, будет держать до последнего на проходной. После событий в Казани заново проверяем пропуска и документы, выставляем чек-листы по охране. С детьми проведены классные часы — напоминаем о том, как действовать в опасных ситуациях. У нас и автоматическое оповещение есть — «внештатная ситуация». И все знают, что нужно закрыть двери в классах. Не нужно кричать в рупор «закройтесь в кабинетах», — уверена директор.

Руководитель красноярской гимназии № 14 Наталья Шуляк согласилась с коллегой — система безопасности отлажена, на входе дежурит охранник частной фирмы. Более того, правоохранители регулярно проверяют систему пропуска без уведомления — могут прийти в штатском и попытаться миновать охрану.

— У нас регулярно проходят внеплановые проверки правоохранительной системы, о которых мы не знаем, это своего рода экзамен. Поэтому сейчас к услугам организации, с которой у нас заключен договор, мы претензий не имеем, — заключила Наталья Валерьевна. — Действует единый стандарт безопасности, согласно которому должны быть установлены и металлорамка, и турникет. Это уже такая норма сегодняшнего дня, потому как в лице одного сотрудника, того же ЧОП, организовать ограничительные меры по допуску посторонних в школу без наличия турникетной системы очень сложно.

Во многих школах действует пропускной режим

Во многих школах действует пропускной режим

Поделиться

В районах Красноярского края есть школы с разным уровнем безопасности. Так, в селе Большой Улуй школа хоть и сельская, но охрана на 500 учеников обеспечена по полной программе — уже второй год заключен контракт с ЧОП, пропускной режим, турникеты, 15 видеокамер по периметру здания. А в одном из поселков Емельяновского района школьный работник признался, что у них есть только вахтерша и тревожная кнопка. В школе поселка Волочанка в Таймырском Долгано-Ненецком районе на 85 детей, которая прославилась на всю страну благодаря видео с шествия Победы, охрану выполняет младший обслуживающий персонал — вахтерша и гардеробщица, есть камеры.

— У нас север, на 500 километров вокруг тундра. Вертолет из Дудинки прилетает 1 раз в неделю — так мы всех знаем, кто и когда приезжает. Они проходят контроль. Нам такой охраны хватает, у нас в поселке всего 450 человек, — заверили в волочанской школе.

Во многих школах установлены турникеты

Во многих школах установлены турникеты

Поделиться

В школе № 95 Железногорска подозрительного человека не пустят на порог. На входе в здание установлен домофон с видеосвязью — даже для Красноярска опыт передовой.

— До вчерашнего дня я даже не задумывалась — ну ушел ребенок в школу и ушел. Может случиться всё что угодно хоть где, мне кажется. Беспокойства среди родителей после инцидента в Казани у меня и у других родителей нет, мы постоянно общаемся в чатах. Мы уверены в своей школе, потому что сами не раз пытались в нее попасть, и не у всех это вышло. У меня старший ребенок приезжал с Новосибирска, хотел попасть в школу к учителям и не смог пройти — его не пустили, — отметила председатель родительского комитета школы, который в 2020 году был признан одним из лучших в стране, Марина Гайос.

Что не так с сегодняшней системой охраны школ?


По мнению председателя Общественного совета при ГУ МВД РФ по Красноярскому краю Валерия Васильева, на полиции лежит лишь шестая часть вины за произошедшее, в остальном такие трагедии — результат недоработок системы в целом: и в части организации охраны школ, и в части правил выдачи оружия.

— Во-первых, нужно охрану в школах передавать в ведомство Росгвардии, чтобы они проводили проверки, технически оснащали ее. Да, это дорого, но пусть государство находит деньги. Во-вторых, это аспект воспитания. С младших классов должна формироваться ответственность за свою жизнь, за жизнь окружающих, за адекватное реагирование на непонятные вещи, помощь органам полиции — сейчас у всех есть сотовые телефоны. Ничего нет страшного: позвонил, сказал «дяденька, вон там прошел мужчина с каким-то предметом, похожим на оружие». По этому сигналу выскочили бы сразу!

В-третьих, нужно повышать возраст выдачи разрешения на покупку оружия. Хотя бы до 21 года, а лучше — до 25. Да, правозащитники обрушатся на меня с критикой, но о каких правах человека идет речь, когда есть момент угрозы жизни других людей? Если мы кладем оружие в руки неадекватного человека, мы нарушаем права других людей. И конечно, ужесточить режим медицинских комиссий.

Ветеран МВД уверен, что проблема России — это не только дураки и дороги. Наша характерная черта — быстро расслабляться после трагедий. А этого сейчас допустить никак нельзя.

— Недавно был в Бородино, где в одной из школ есть полицейский класс. Они живут в контексте самосознания, ответственности, уважения труда полицейских, уважения к закону. Такие дети не будут считать «стукачеством» сообщить о чем-то неладном, что творится рядом с ним. Они понимают, что гражданский долг человека — сообщить в органы. Ведь в Казани он шел в школу с оружием, и никто из прохожих не обратил на это внимание, не позвонил в полицию. Вот если мы в таком контексте начнем формировать психологию ребят, то получим хорошие результаты, — уверен Васильев.

Специалисты уверены, что расслабляться после такой трагедии нельзя

Специалисты уверены, что расслабляться после такой трагедии нельзя

Поделиться

Гнобить нельзя поддерживать


До трагического дня о 19-летнем Ильназе и его поведении никто не мог сказать плохого слова. Впрочем, как и хорошего — замкнутый, зажатый. Говорят, семья у него тоже тихая и положительная. В двух последних громких случаях массовой стрельбы в учебных заведениях нападавшие не просто пришли в первое попавшееся учреждение, а намеренно выбрали стены, в которых учились. В чем причина такой немотивированной агрессии к учителям и ученикам школы, из которой выпустился подросток, мы попытались разобраться с психотерапевтом Анной Плотниковой.

— Травля в школе всегда несет за собой определенные последствия. Вне зависимости от того, от кого эта травля — от взрослого человека, от педагогов либо от детей. И самое страшное здесь — безразличие. Когда ребенок видит, что взрослым вокруг всё равно и ему не к кому обратиться, он начинает решать вопросы самостоятельно, — уверена психотерапевт.

Специалист настаивает — выявлять и быстро реагировать на подозрительное состояние ребенка необходимо не только психологу, который в школе один на полторы-две тысячи детей, но и самим педагогам. Именно от них должны идти «тревожные звоночки» о поведении, которое требует вмешательства взрослых.

— Произошедшее в Казани комментировать очень сложно, потому что был подросток, который выпустился из школы, возможно, затаил какую-то злобу, возможно, хотел доказать что-то кому-то. Поэтому здесь хотелось бы обратить внимание взрослых — любое высказывание в адрес ученика может наложить определенный отпечаток. И как он с ним будет справляться — никто не знает. Прежде чем сказать, что ты «неудачник», в какой бы формулировке это ни звучало, нужно это очень много раз взвесить. Когда ребенок приходит в школу и понимает, что его начнут сейчас гнобить за невыполненное домашнее задание, — ему некуда больше бежать. Здесь возникают мысли о суициде, мести, о том, «как бы другим сделать так же плохо, как и мне сейчас».

Ильназ Галявиев заключен под стражу на 2 месяца

Ильназ Галявиев заключен под стражу на 2 месяца

Поделиться

12 мая на заседании по избранию меры пресечения Галявиеву гособвинение заявило, что молодой человек «желал выразить свое превосходство». Анна утверждает, что зачинщик травли и того же буллинга делает это не потому, что ему хочется посмотреть, как страдают другие, это своеобразная месть, чтобы доказать самому себе, что «я могу больше». По мнению психотерапевта, чтобы такого желания у детей и подростков не возникало, педагогам нужно создать комфортные, понимающие условия и научиться слышать своих учеников.

Стыдно сказать


Как успеть проследить за каждым школьником, когда на учителях и ведение уроков, и классное руководство, и работа на других ставках — сказать сложно.

— Здесь нужно не только охрану в фойе садить, а вообще всю систему образования переориентировать больше на воспитание. Уменьшить нагрузку этих бедных детей, все взрослые сильно заняты — родители на своих работах, которые не знают, как с ними общаться и разговаривать. Учителя нагрузкой задушенные — они если что-то и видят, то большинство махнут рукой, им просто некогда. Ну а психологи — недооцененные и, как мне кажется, не встроенные в систему школьного образования, — поделилась с нами своим видением проблемы школьный психолог.

Психологи уверены — детям нужно уделять больше внимания

Психологи уверены — детям нужно уделять больше внимания

Поделиться

Солидарен со специалистом и сопредседатель профсоюза работников образования «Учитель», преподаватель русского языка и права московской школы Всеволод Луховицкий. Педагог с многолетним опытом считает, что посадить больше охранников на входе — не выход. Корень зла кроется в самой образовательной системе:

— Что касается психологов и соцработников — не может физически человек, который работает в два раза больше, чем положено, уделять должное внимание на уроке, а потом и вне урока работать с ребенком. Не может, потому что у него не этим занята голова. И если быть честным — не за это ему платят деньги. Ему платят за то, чтобы он писал красивые отчеты. Общая система управления школой должна меняться. Каким образом это можно сделать, никто не знает. Здесь нужна политическая воля, которой, естественно, нет, — заключил педагог.

По словам сотрудника школы, максимальный оклад на ставке психолога — 20 тысяч рублей. Чтобы прожить, психологам и социальным работникам приходится «добирать часы» — вести уроки и выполнять дополнительные поручения в школе. А это забирает время, которые они должны тратить на качественный мониторинг, анализ поведения и эмоционального интеллекта школьников. К примеру, у девушки в нагрузку идут уроки информатики и профориентации.

— В голове у ребенка путаница — они не понимают, что это не просто учительница, но еще и психолог. И я, как дурочка, тоже прихожу и говорю — дети, мы с вами встречались на уроке информатики, но сегодня я к вам пришла как психолог. И приходится переключаться между тем, в какой роли ты сегодня пришла и что ты будешь делать, — негодует школьный психолог.

Обращаться к психологам, по крайней мере в деревенских школах, до сих пор не принято — ни у взрослых, ни тем более у детей. Да и сама система выстроена так, что психолог воспринимается как некто «второстепенный», и сам специалист выполняет работу «для галочки», уверена наша собеседница.

— Это большая массивная работа, которую не воспринимают до сих пор всерьез. Ты нужен, пока нужен. «У вас есть психолог? Да, есть. Чем занимается? Вот этим и этим. А, ну всё, молодцы». Нашу работу не видно, потому что она конфиденциальна. Ты не можешь разглашать, кто к тебе по каким вопросам приходил. Большая часть работы скрыта от глаз администрации. Она не ценится, у людей ощущение, что мы приходим в свои кабинеты, закрываемся, а что там происходит — никто не знает и не воспринимает работу всерьез, — негодует психолог.

Трагедия в Казани станет серьезным психологическим испытанием для всех школьников в стране, переживает председатель родительского комитета железногорской школы Марина Гайос. Особенно с учетом того, как сейчас организована психологическая помощь в образовании.

— Вижу, что сами дети всё это обсуждают, смотрят новости в интернете. Страшно, что информации слишком много, особенно кровавых фото. А если найдутся те, кто возьмет с этого пример? Детская психика очень ранимая. Когда была трагедия в Беслане, еще не было столько интернет-ресурсов и не было столько подробностей. А тут сама видела в соцсетях эти фото — лежат ребятишки мертвые и у них ранения в голову. Головной мозг на полу. Я полночи не могла уснуть потом. А представляете, когда ребятишки это всё видят. Это лишнее для детей! — уверена мать.

Шутинг в других странах мира


Не исключено, что предлагаемые сейчас меры не оптимальны. И, возможно, стоит посмотреть на уже имеющийся опыт других стран. Например, в Израиле, где люди привыкли жить под постоянной угрозой терактов, никогда не случалось шутинга в школе.

Школы в Израиле непреступны, как крепость

Школы в Израиле непреступны, как крепость

Поделиться

— В израильских школах система безопасности устроена очень просто. Начальные и старшие классы учатся в разных школах. Здание каждой окружено забором высотой 2,5–3 метра. Ворота только одни, и на протяжении всего учебного дня они заперты изнутри. Рядом с воротами в специальной будке сидит охранник с оружием — сотрудник охранного агентства. Его работу оплачивает не школа и не родители, а муниципалитет, — рассказала учитель с 30-летним стажем из Иерусалима Юлия Драгунская.

Педагог объяснила, что охранник, который стоит на воротах израильской школы, знает всех учеников в лицо. А это порядка 400 детей в младшей школе и от 700 до 1500 — в старшей. Кроме того, он должен знать в лицо всех учителей. У всех остальных он проверит документы на входе.

— Никаких «вторых» или последующих рубежей охраны в израильских школах нет: ни рамок металлодетекторов, ни бабушек-вахтеров. Несколько раз за день охранник обязан обойти всю территорию школы снаружи и изнутри, чтобы проверить, нет ли бесхозных предметов. На это время он запирает школьные ворота, и никто не может ни зайти, ни выйти. Если учитель, например, приходит ко второму уроку, а охранник ушел на обход, то придется терпеливо ждать его возвращения, — пояснила Юлия Драгунская.

Специальных уроков безопасности в школах Израиля не проводят — население здесь впитывает правила антитеррористической безопасности с молоком матери. Чего не скажешь о канадцах — в местных школах нет ни металлоискателей, ни охранников, но почти везде висят камеры, рассказала бывшая красноярка Виктория Завидовская, которая проучилась там несколько лет. Ответственность за все лежит на директоре.

— В провинции Онтарио за последние 3 года было два несостоявшихся шутинга в школах. Оба смогли предотвратить учителя и полиция. В первом случае в течение недели директора разных школ обнаруживали граффити с угрозами перестрелки и звонили в полицию. Полицейские дежурили в каждой школе, в итоге нашли 15-летнего подростка, который граффити писал. А в Торонто мужчина в интернет-чате объявил, что собирается устроить стрельбу в школе. В вероятных местах поставили дежурить полицейских. За два дня его нашли и арестовали с обвинением на покушение, — вспоминает Виктория.

Система антибуллинга в Канаде — то, чему нашим школам стоит поучиться. Если вашего ребенка кто-то обижает или травит, то первая жалоба идет учителю, потом заместителю директора и директору. Если до сих пор проблема не решена, то уже пишется письмо в надзор за школами. И уже там будут разбираться со всеми, кто не предпринимал попытки разрешения конфликта и проблемы. Школьнику предоставят психолога.

И что самое важное — школьное образование заточено на социализацию и умение работать в команде, успехи в учебе уже не так важны.

— Если у кого-то что-то не получается, ему помогают всем классом и никто никого не высмеивает. Драчунами занимаются сразу полицейские, любой угрозой и проявлением насилия занимаются полицейские. В отношении учителей те же правила, они не могут никого оскорблять, обзывать, отзываться плохо о родителях и нет прочих ужасов, к чему мы привыкли в России. Это не означает, что всё так идеально и классно. Здесь другая система и по-другому относятся к угрозам, и это не считается нормальным и чем-то обыденным, — пояснила девушка.

В день трагедии телеканал «Еду в Татарстан» опубликовал жуткое фото из класса

В день трагедии телеканал «Еду в Татарстан» опубликовал жуткое фото из класса

Поделиться

Вся система образования в России — это прежде всего система. И она, как и всё, дает сбои. Да, можно обвешать камерами периметр и забаррикадировать все двери. Но тот, кому нужно, найдет способ обойти охрану — множество трагедий тому подтверждение.

— Дело в системе управления школой, в системе организации школьной жизни. И от того что поставят еще одного охранника или обучат учителя тому, как вести себя в чрезвычайной ситуации, — от этого, естественно, ничего не изменится. Ситуацию может изменить комплекс мер — перевод школ с регионального на федеральное финансирование со ставками психологов, социальных педагогов и работников. Уменьшение количества детей в классе. Уменьшение нагрузки на учителя. Изменение системы оценки школы, потому как сейчас школу оценивают исключительно по победителям — «ах вот у нас сколько детей набрали 100 баллов, а вот еще сколько взяли олимпиады», — опираясь на свой многолетний опыт, заключает сопредседатель профсоюза работников образования «Учитель» Всеволод Луховицкий.

***

Во время работы над публикацией глава Росгвардии объявил, что необходимо ужесточить требования к получению охотничьего билета, а справки на получение оружия должны выдавать не частные клиники, а государственные. Также необходимо повысить возрастной ценз: с 18 до 21 года.

Кроме этого, Владимир Путин поручил правительству внедрить единый подход к обеспечению безопасности и антитеррористической защищенности учебных заведений, а также ужесточить требования к владельцам оружия.

Люди из разных стран и городов выражают соболезнования

Люди из разных стран и городов выражают соболезнования

Поделиться

11 мая в Казани 7 учеников-восьмиклашек не вернулись из школы с портфелем наперевес. Но и для выживших трагедия не пройдет бесследно. По словам психотерапевта, всем участникам трагедии необходима реабилитация. Если говорить точнее — у них должна сформироваться устойчивая эмоциональная реакция в ответ на весь увиденный и пережитый кошмар.

Задача взрослых — сделать всё возможное, чтобы он больше не повторился.

Редакция NGS24.RU выражает соболезнования родным и близким погибших в страшной трагедии в Казани.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ4

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Красноярске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...