Все новости
Все новости

«Укажи мне такую обитель, где бы русский мужик не стонал»: рецензия на спектакль «Попрыгунья», поставленный в «Пушке+»

Рассказываем, чего ждать от постановки

В постановке задействованы всего четыре актера

Поделиться

На сцене Красноярского драматического театра имени Пушкина состоялась премьера спектакля «Попрыгунья» по рассказам А.П. Чехова. Это постановка режиссёра Григория Артамонова. Руководитель театральной студии «Холод» Егор Герантиди побывал на премьере и поделится своими впечатлениями. Мы приводим его мнение полностью:

— «Укажи мне такую обитель, где бы русский мужик не стонал», а остального у Чехова не было. Премьерный показ спектакля по рассказу Чехова «Попрыгунья» оказался сложнее, чем изначально можно было бы представить. «Попрыгунья» не входит в число самых известных произведений писателя, а вы скорее всего не видели ни одну экранизацию. Издевательская психологическая проницательность и её театральная адаптация заставили меня всплакнуть и искренне разозлиться. Но обо всём по порядку.

Зрителей, которые не попали в пробки, в фойе встретил небольшой перформанс: пара, танцующая балет. Да и не какой-нибудь энергичный, а очень даже нежный и спокойный. И только сейчас, когда я пишу эти слова, я понял, что скорее всего авторы хотели, чтобы зрители сделали самый полный из всех возможных оборотов на эмоциональных качелях. Затем они примерили вполне себе современную театральную комедию на очевидную драму XIX века.

Сюжет простой и понятный. Рассказ читается за час, а постановка смотрится за полтора, потому и не хочу его пересказывать. Лучше приходите и смотрите, но и в этом есть ряд ограничений, на которые, как я увидел своими глазами, стоит сделать серьёзный акцент.

Если театр для вас — это надеть костюм, оставшийся со свадьбы или же платье с выпускного, иными словами: «выйти в свет», то прошу вас — не ходите. Мои соседи по последнему ряду, опустошив бутылку коньяка, и съев большую плитку горького «Бабаевского», фольга которого шуршала на весь малый зал, видно, попали не туда, и на середине спектакля ретировались за двери, не вернувшись. Что же такое! Почему? Что за отъявленное неуважение на премьере к артистам?

А это попросту другой театр, и он не пирожок и не сто рублей, чтобы всем нравиться. На все полтора часа: четверо актёров, из декораций несколько мольбертов для рисования и проектор иногда даёт картинки на фон, костюмы — хороши, но не дорого-изящно. Наверно, вы должны быть готовы к «другому» зрительскому опыту, либо предупреждены. Вот, предупреждаю.

Постановка бодрая, одноактовая, разделена на восемь частей, как в оригинальном рассказе. Следует за текстом и во многих местах его прямо цитирует, кроме тех, что очевидно отданы на объяснение и на осовременивание. Да, есть моменты, где художники рассуждают о том, что получился «слишком маленький буй» и, вероятно, «это из-за того, что вода холодная» и вообще «среднестатистический, нормальный такой буй». Или, где возникает фантазия о смене сюжета, за чем сразу же следует ремарка «у Чехова было не так!»

В целом, это самая настоящая комедия. С вычурными образами, прекрасной игрой, где «переиграл, но как!».

Григорий Артамонов — режиссёр спектакля, явно тяготеет к разрушению. (Сильное заявление, но поймите правильно). Именно то, из-за чего ушли злосчастные зрители с последнего ряда, было разрушено и пересобрано. Зрителям предлагалось поучаствовать в действии, издавая оханье совы, крик чайки, вой волка и… звуки жизнедеятельности муравьев. Зрители справились. Один даже взял на себя роль помидора, подписав на коленке составленный договор.

Отказ от декораций объективно мотивирует актёров быть невероятным магнитом внимания. Напоминаю: их четверо. Всего. Просто задайте себе вопрос, насколько вас должно заинтересовать видео на Youtube, чтобы вы его смотрели, не отрываясь полтора часа, ни разу не взяв в руки телефон? Работа актёров — титанический труд. Вот они все по порядку: Ася Малеванова, Виталий Козырев, Данил Коновалов и Алексей Попов. Они сделали что-то невозможное. И пусть кому-то явно непонятное, это не проблема, это очень даже хорошо.

Режиссёр находит время и поиздеваться над Режиссурой (с большой буквы!) студенческого или просто любительского театра (или я принимаю близко к сердцу), используя вместо реквизита и декораций «оригинальные решения», о чём прямым текстом заявляют персонажи со сцены. Например, Луна — это плоское блюдо, которое держат над головой. Или «чеховское ружьё», которое буквально висит, но зачем оно стреляет? По закону жанра висело бы себе дальше без дела.

Я вижу в этом уколы, но не знаю точно, куда они направлены. Возможно, это высмеивание самого себя, коллег или «театра на большой сцене».

Музыка и свет везде к месту и не тянут на себя внимание. Это хорошо. Проектор даёт на стену изображения согласно повествованию, кроме того, где зачем-то была выведена картина «Динозавр» Жана-Мишеля Баския. Может быть это просто привет постмодерну.

Эмоциональное воздействие «Попрыгуньи» проникает глубже, чем просто вызывая эмпатию к персонажам. Оно заставляет зрителей столкнуться с вопросами, которые часто остаются непроизнесенными в повседневной жизни, а если их задать, то можно расстаться как минимум с психическим здоровьем. Насколько далеко мы готовы зайти в обмане других и себя самих? И что остается после наших моральных падений — искупление или безысходность?

До самого конца зрители смотрят сбитую, плотную комедию, и только в самом конце, будто обухом топора режиссёр бьёт прямо по темени, окуная в боль. Переживания героев становятся зеркалом, в котором зрители видят отражение собственных страхов и сомнений.

Под конец постановки главный герой просит запеть песню «Укажи мне такую обитель, где бы русский мужик не стонал». И как говорил режиссёр Юрий Бутусов: «Зрителю должно быть трудно». И зрителю трудно, и зритель проникается. Я вышел из зала только с одной мыслью: «Боже, как же я ненавижу вас. Мрази, мрази, мрази!» (речь о персонажах). Вот и всё. Артисты, режиссёр, все причастные выполнили священный долг театра: озадачили. Кому нужно что-то ещё?

Нужны ли нам, в смысле театральной аудитории Красноярска, ещё такие «Попрыгуньи»? Моё честно и твёрдое мнение — да. Это то, что развивает нашу локальную сцену. Литература XIX века нуждается в такой адаптации. Зачем мне идти на «Бесприданницу» в том же «Пушкина» на большую сцену, которая поставлена будто только для того, чтобы на неё водили учеников средней школы? Она нового вообще ничего не говорит, передавая только то, «что хотел сказать автор» буквально. Классика на том и классика, что её знают и основные смыслы все сказаны и написаны в сочинении в девятом классе. Дайте нам больше Григория Артамонова, актёров, способных сделать ЭТО, сценографов, техников, дайте нам это всё ещё много раз.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Другие статьи автора

Станьте автором колонки.

Почитайте рекомендации и напишите нам!

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter