22 января суббота
СЕЙЧАС -15°С

«Негатив идет от антагонистов губернатора»: архитектор Шаталов — про издержки госзаказов, нападки жителей и будущее Красноярска

Управляющий партнер группы компаний «Проектдевелопмент» рассказал о проектах компании

Поделиться

Набережную в Дивногорске спроектировали специалисты «Проектдевеломпента». На следующий год она обошла столичные парки в конкурсе AD Design Award 2020

Набережную в Дивногорске спроектировали специалисты «Проектдевеломпента». На следующий год она обошла столичные парки в конкурсе AD Design Award 2020

Поделиться

В преддверии Универсиады, да и после нее в Красноярске появилось множество крутых общественных пространств за десятки, а иногда и сотни миллионов рублей. Большинство из них спроектировал «Проектдевелопмент». Компания, с одной стороны, заработала на этом хорошую репутацию, с другой — попала в несколько громких скандалов. Так было с вырубкой деревьев в Гремячей гриве, при благоустройстве Николаевской сопки и обсуждении будущего Красивого берега в Академгородке.

Управляющий партнер группы компаний, член Союза архитекторов России и советник главы Красноярска Антон Шаталов в интервью NGS24.RU объяснил, откуда берется эта критика и почему она была не обоснована в каждом конкретном примере. А также рассказал, чего не хватает Красноярску, чтобы встать на один уровень с Екатеринбургом.

«Работа с госзаказчиком — очень неблагодарное дело»

— «Проектдевелопмент» в СМИ гораздо чаще упоминается в связке с благоустройством общественных пространств. Причем заказчиком часто выступает Красноярский край. Какая у вас доля таких проектов?

— Львиную долю нашей работы мы делаем для частного заказчика. То, что мы делаем для государства, для муниципалитета, не более 25% на сегодняшний момент. И по объему, и по трудозатратам.

Госзаказ довольно неблагодарная деятельность на самом деле. При прочих равных с частным заказчиком интереснее работать, потому что у вас цель одна — сделать хорошо. А при работе с государством ты работаешь не с конкретным человеком, а с системой. В ней меняются лица. Ты работал с одним лицом, потом оно меняется — и все договоренности, которые у тебя были с человеком, ничего не стоят. Появляется фигура подрядчика, у которого зачастую другие цели. Очень важна бюрократия, вовремя написанные письма. Можно сделать большой объем работы, который не будет оплачен.

Это рулетка, но мы играем в нее, потому что вы (СМИ. — Прим. ред.) знаете нас как благоустроителей. И красноярцы нас знают через наши общественные объекты. Это всегда социально значимые объекты, всегда под пристальным вниманием граждан. Зато это лучшие пиар-инвестиции. С частником такое почти невозможно. Мы на это идем, потому что нам нравится преображать свой город. И знаете, когда мы приезжаем в «Сколково» и там показывают нашу смотровую на Николаевской сопке как хороший региональный опыт, это безумно приятно.

— После Универсиады создалось впечатление, что большинство знаковых общественных мест в городе сделано при участии «Проектдевелопмента», как будто других архитектурных бюро у нас нет. Что скажете на это?

— Когда надо было за год до Универсиады превратить город в конфетку, никто особого желания не проявил, очереди из проектировщиков не было. Но главную улицу города, проспект Мира, нельзя было бросать в ужасном состоянии. За год до этого ее так отремонтировали, что по ней было небезопасно ходить.

Нам власти сразу сказали, что денег на проектирование нет. Но мы были готовы работать без денег. Нам эту работу доверили, а потом нас рекомендовали в других проектах. Большинство крупных общественных пространств в 2018-м было сделано за деньги крупного бизнеса: СУЭК, РУСАЛ, «Норникель», «Юнипро», РЖД, «Полюс». В некоторых мы поучаствовали.

Мы считали своим долгом Красноярск за 2018 год привести в порядок к Универсиаде. Мы на бесплатный проспект Мира потратили сил больше, чем на ту же Гремячую гриву или парк «Покровский». Мы провозились с проспектом все лето до октября — ежедневные выезды, планерки. И сейчас, гуляя по Мира, я кайфую. Получилось то, что мы хотели, то, что мы предсказывали.

По проспекту Мира после реконструкции приятно гулять в любую погоду

По проспекту Мира после реконструкции приятно гулять в любую погоду

Поделиться

Потом была набережная в Дивногорске, где вся компания выложилась по полной. «Проектдевелопмент» — это же не только партнеры-основатели, у нас прекрасная команда с большим количеством талантливых ребят.

Сейчас мы делаем значительно меньше общественных пространств, чем в 2018-м. Все знают проекты, которые мы выиграли и сделали, но никто не знает, сколько мы не сделали и где проиграли. В крае появилось множество крутых компаний, занимающихся благоустройством на очень высоком уровне. Прошло несколько конкурсов, где победили московские и иностранные фирмы. Благоустройство сегодня — высококонкурентная среда. И лично я этому очень рад.

— Как вы работаете с властями на крупных проектах благоустройства? Ведь по закону власти должны выступать с идеей в виде госзаказа, а уже потом подбирать подрядчика-исполнителя. В вашем случае кажется, что вы включаетесь в проект еще на этапе идей, или это не так?

— Мы готовы включаться на общественных началах. Почему нет? Я советник главы города, я давно работаю в Красноярске, работал главным архитектором «Гражданпроекта». Меня знают, со мной советуются. Я не считаю странным, когда государство советуется с профессионалами. Наоборот, это прекрасно, это правильно.

Есть же и Союз архитекторов, благодаря которому получилась правобережная набережная. Там собирался актив, обсуждали подходы, и потом несколько компаний получили коммерческий заказ. Результатом стало отличное общественное пространство. Сегодня в крае работает Институт города, под контролем которого преображением пространств в крае занимается уже дюжина проектных компаний. Уровень растет.

Правобережную набережную в прошлом году делал консорциум красноярских архитекторов

Правобережную набережную в прошлом году делал консорциум красноярских архитекторов

Поделиться

— Кстати, и про Троицкое кладбище. Осенью Сергей Еремин говорит про канатку до Покровского парка, а директор «Проектдевелопмента» Александр Осадчий на следующий буквально день — про «Историческое кольцо Красноярска», которое соединит эти точки.

— Опять же, Троицкое кладбище — абсолютно визионерский проект. Он нам никем не заказывался, он нам никем не оплачивался. Мы сами хотим сделать это место достойным его значения для нашего региона. Это старейшее кладбище Красноярска — там похоронено просто огромное количество великих красноярцев и известных людей, связанных с историей города. Но оно в ужасном состоянии.

Там еще далеко до проекта. Никто не собирается делать там смотровую или детскую площадку. Но люди этого боятся. Мы у людей вызываем такие ассоциации, нам даже писали: «Руки прочь от Троицкого кладбища». На данном этапе мы скорее хотим привлечь внимание к проблеме, включить ее в городскую повестку. Мы проводили несколько публичных мероприятий с экспертами по охране культурного наследия, архитекторами, депутатами, чиновниками, представителями РПЦ… Там нет контракта, нет заказчика, есть только идея и наша обеспокоенность текущим состоянием объекта. То же с «Историческим кольцом» и канаткой.

Шлейф негатива за проектами благоустройства


— Почему за проектами благоустройства природных мест тянется шлейф негатива? Началось всё с Гремячей гривы, где люди говорили о вырубке огромного количества деревьев, потом — смотровая на сопке, сейчас — Академгородок.

— Если говорить про Гриву, то там очень много масла в огонь подлили «Россети», когда все просеки на территории городов расширили до какого-то безумного состояния. Когда мы зашли туда летом (очистка была весной. — Прим. ред.), ветки, пни — это всё осталось вдоль ЛЭП, которая идет до Академгородка. Это было ужасно. Многие не думают, не разбираются, а читают и пересказывают перевозбудившихся граждан на фейсбуке. В их глазах, наверное, наша репутация пострадала. Но я давно не комментирую слухи, не спорю с анонимными аккаунтами в соцсетях. За нас говорит наша работа.

В Гремячей гриве уже достроили вторую очередь экопарка. Однако изначально было много негатива

В Гремячей гриве уже достроили вторую очередь экопарка. Однако изначально было много негатива

Поделиться

И Гремячая грива, и смотровая на сопке — это проекты, инициированные губернатором. Уже потом Агентство по туризму занималось реализацией: заказывало проект, контролировало стройку. Но изначальная идея принадлежит Александру Викторовичу. Он политическая фигура, у него есть антагонисты, и весь негатив идет исключительно от них. К проекту благоустройства это не имеет отношения. Все проекты, которые больше всего критиковались, дико популярны у красноярцев сегодня. Это новые достопримечательности города. Мы в замес попадали несколько раз — как пассивные участники политической борьбы. Мы к этому относимся с пониманием. Я же говорил ранее о работе с государством и о том, что это не очень благодарное дело. А что сейчас происходит с Академгородком?

— Да, и его еще никто не благоустроил, но одна идея вызвала бурю протеста у местных жителей. Как считаете, чем закончится эта история, ведь тоже принимаете в ней участие?

— Я думаю, там не будет благоустройства. Его никто насильно делать не будет. Мы не делаем там сейчас проектов, и никто не делает, насколько я знаю. Дело не в земельном вопросе, необязательно иметь в собственности землю, чтобы ее благоустроить. Если бы люди хотели, документы бы появились. Там есть Академия наук, чувствительная к жителям Академа, естественно. Там есть группа жителей, которая, во-первых, не доверяет власти. А во-вторых, подозревает всех в каком-то злом умысле, которого, поверьте мне, там ни у кого не было.

Сегодня есть площадка для разворота автобусов, с которой таксисты ходят писать на склон, а какать — в кусты к дендрарию, на территорию ближе к Новому Академу. Люди не хотят скамейки на Красивом берегу, не хотят нормальный туалет — боятся наплыва туристов. Люди хотят сохранить статус-кво, похоже, так оно и будет.

Часть жителей Академгородка выступила против любого благоустройства

Часть жителей Академгородка выступила против любого благоустройства

Поделиться

— Люди опасаются, что Красивый берег превратится в Гремячую гриву по популярности.

— Если там сделать хорошо, там будут люди очевидно.

То состояние, в котором сейчас находится Академгородок, — это просто позор. Там не надо делать ничего масштабного, надо просто благоустроить территорию минимальными средствами. Потому что дендрарий сегодня — это общественный туалет, позор города с покосившимся забором. И люди хотят сейчас сохранить текущий порядок вещей. Может быть, они имеют в виду что-то другое, но звучит и выглядит это именно так.

Никто не собирается сносить дендрарий и асфальтировать Красивый берег. Но люди даже не хотят начинать цивилизованный диалог. Хотя с идеей благоустройства Красивого берега выступил именно местный житель.

«Комфортный город не там, где у бедных есть автомобиль, а там, где богатые пользуются трамваем»


— Как архитектор, урбанист, проектировщик скажите, чего не хватает Красноярску?

— Красноярск — очень автомобилизированный город, ему не хватает развитой системы общественного транспорта. Не хватает приоритета общественного транспорта над личным. Комфортный город не там, где у бедных есть автомобиль, а там, где богатые пользуются трамваем. Второе — Красноярску не хватает регламентов застройки. У нас есть правила землепользования и застройки, но они про функцию. А я говорю про этажность, про плотность и про транспортный баланс. Я считаю, что Красноярск — неплотный город, но уплотняется он не там, где надо. Он должен быть плотным в центре, там, где высокая плотность транспортного обслуживания. Если мы хотим получить комфортный город, нам нужно убрать наконец машины с тротуаров, п-образные переходы и запредельно длинные светофорные фазы. Хотя бы в центре.

Шаталов убежден, что Красноярску нужен качественный общественный транспорт. До конца года в город поставят трамваев на 1,25 млрд, но ходить они пока будут только по правому берегу

Шаталов убежден, что Красноярску нужен качественный общественный транспорт. До конца года в город поставят трамваев на 1,25 млрд, но ходить они пока будут только по правому берегу

Поделиться

Нам нужно внедрить стандарты благоустройства улиц и чтобы они обязательно применялись при ремонте дорог. А пока среда вокруг дорог адекватно не эволюционирует. Пространства для пешехода делаются по остаточному принципу.

Не в последнюю очередь я считаю, что в Красноярске не хватает архитектуры. Редко когда примером хорошей архитектуры выступают жилые здания, как правило, знаковая архитектура принадлежит зданиям общественным. У нас последние мощные общественные объекты строили Арэг Демирханов, Виталий Орехов в позднесоветский период. Они по-прежнему формируют наши основные ансамбли — облик современного Красноярска. Но прошло более 30 лет, и каких-то интересных объектов, построенных в новейшей истории, у нас не появилось.

У нас есть примеры качественной реконструкции, есть общественные пространства, которые можно показывать гостям города. Но крупных примеров современной архитектуры нет. В том же Иркутске построили фантастический объект — школу «Точка будущего», в Екатеринбурге таких объектов еще больше. Екатеринбург примерно на 10 лет впереди Красноярска идет по ощущениям, Новосибирск плетется позади, хотя качественного жилья там больше, чем у нас.

Уникальный образовательный центр в Иркутске построили в прошлом году. В комплекс входят школа, детский сад и дома для приемных семей. Проект реализован на частные деньги

Уникальный образовательный центр в Иркутске построили в прошлом году. В комплекс входят школа, детский сад и дома для приемных семей. Проект реализован на частные деньги

Поделиться

«Место строителей заняли банки»


— Поводом для нашего интервью изначально стала дата в календаре. Оказывается, 16 ноября — День проектировщика. День строителя известен, а этот праздник вообще отмечает кто-то в профессиональной среде?

— Мы не то что День проектировщика — День архитектора и День архитектуры не отмечаем. Если честно, я забыл, когда они точно отмечаются. А День строителя помню — это второе воскресенье августа. Была традиция с помпой, всем городом отмечать, но она закончилась вместе с теми временами, когда строители были реально всемогущими. Сейчас их место заняли банки, и именно их можно назвать всемогущими. Девелоперы настоящие — это банки, а не строители и не те, кто называет себя девелопером. Банки сегодня управляют строительным рынком. Наверное, скоро все будем праздновать День банкира (улыбается).

— Раз заговорили о строительных компаниях, назовите пару проектов, которые в Красноярске вам понравились в последнее время.

— Мы сейчас плотно сотрудничаем с Александром Якубовичем, группой компаний «Стройинновация». Это нечто новое в красноярском девелопменте — с высокими стандартами, с современным видением. По-прежнему удерживает лидерские позиции компания «СМ.Сити», близкая мне по духу. «Омега» — наши друзья. Все крутые, и все разные.

Административное здание на Маерчака — мы <a href="https://ngs24.ru/text/realty/2021/01/07/69680211/" class="_" target="_blank">писали о нем в марте этого года</a>

Административное здание на Маерчака — мы писали о нем в марте этого года

Поделиться

— По жилым комплексам какие у вас сейчас есть интересные проекты в работе?

— Недавно завершилось строительство первого ЖК в Новоостровском. Очень жду завершения строительства ЖК «Пушкин» на одноименной улице, который мы полностью спроектировали и сейчас ведем авторский надзор. Еще один проект — с компанией «Омега» на улице Стасовой, там большой комплекс под названием «Ручейный». Пока на сайте у нас представлен прежний проект, но с тех пор он переродился основательно и скоро будет презентован широкой публике под новым названием. Современные, классные кирпичные дома будут, человеческий масштаб. У нас сейчас много проектов, про которые пока нельзя говорить, и в Красноярске, и в других регионах.

ЖК «Высотная плюс» в центре Октябрьского района

ЖК «Высотная плюс» в центре Октябрьского района

Поделиться

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК5
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Loading...
Loading...