28 октября четверг
СЕЙЧАС -3°С

«В Грозном нас остановил мужик с автоматом»: красноярский фотограф проехал от Сибири до Кавказа

Путешествие заняло месяц и позволило красноярцу увидеть много интересного

Поделиться

Сергей в самом начале пути

Сергей в самом начале пути

Поделиться

Красноярец рассказал о своем путешествии через половину России

29 дней в дороге, 14,5 тысяч километров пути, десятки городов и литры бензина — красноярский фотограф Сергей Токарев вместе с отцом совершили большое путешествие по России, проехав Сибирь, Урал, Республику Коми, Ставрополье, Кавказ и вернувшись в Красноярск. В интервью NGS24.RU Сергей рассказал, какой разной и необычной может быть Россия, стоит только посмотреть на нее чуточку внимательнее.

— Какой у вас был маршрут, и как вы его выбирали?

— Нашей первоначальной целью была Республика Коми — оттуда родом мой отец, и он очень хотел побывать на Родине, в тех местах, где родился.

По пути захватили Урал — Пермь, Екатеринбург, вдоль Волги на Саратов, Волгоград, через Ростов-на-Дону в Керчь.

Проехали по Керченскому мосту, сделали крюк до Новороссийска и Краснодара, потом на Домбай, посмотрели Эльбрус, дальше — через Карачаево-Черкесию, Кабардино-Балкарию, Осетию — до Чечни, Дагестана, оттуда выехали к Каспийскому морю. А потом до Астрахани, оттуда к Волгограду, на левый берег Волги от Саратова до Самары, потом в Уфу, Челябинск и затем вновь вернулись к Омску и прежней дорогой добрались до Красноярска. Изначально планировал 13 тысяч километров, но несколько раз сходили с маршрута ради разных интересных мест, и вышло больше. Всего провели в дороге 29 дней.

— Готовились ли как-то специально к поездке?

— Нет. Отец, конечно, осмотрел машину перед поездкой, заменил все необходимые жидкости, подвеску — текущий ремонт. С собой взяли спальники, минимум одежды — и вперед.

— Сколько денег потратили на бензин?

— 97 тысяч. Думаю, могло бы быть и меньше, но у отца автомобиль SsangYong Kyron, к тому же дороги были часто узкие, поток шел медленно, приходилось обгонять, форсировать, из-за этого расход увеличивался. Чтобы экономить, вставали пораньше и старались проехать по максимуму, чтобы успеть до того, как проснутся дальнобойщики.

— Где останавливались, чтобы поспать и поесть?

— Почти всё время спали в машине, один раз сняли гостиницу в районе Эльбруса, чтобы получше отдохнуть, разобрать фотки, и вообще, чтобы не шатало. Временами, конечно, было холодно спать, но в целом нормально. Поесть останавливались в столовой, но в основном питались бутербродами.

— Какие регионы оказались для вас самыми непредсказуемыми и необычными?

— Наверное, Ставрополье, Адыгея и Калмыкия, я много слышал про эти регионы, мол, там всякие автоподставщики, иногда, когда мы заезжали куда-нибудь поесть, я осознавал, что люди какие-то подозрительные, будто сами себе на уме, и не знаешь, чего от них ждать.

А вот Кавказ, который многих волнует и кажется опасным, оказался очень дружелюбным регионом. С нами произошла такая ситуация: ночью мы остановились где-то посреди поля, было темно, и у нас не было другого выхода. Вдруг слышим стук в окно. Оказалось, мы заехали к какой-то ферме, и ее хозяин отправил к нам какого-то охранника. Мы ему всё объяснили, он сопроводил нас до заправки, и даже дал ключи от гостевого домика, но мы отказались, ночью уже было не до этого.

Если говорить о каких-то других моментах, то местами удивлял ландшафт, пейзаж. Например, необычные каменные дома на Кавказе, выдолбленные прямо в скале ГЭС, или то, как люди, живущие на большой реке, привязаны к ней, в том числе с точки зрения культуры и языка. Это в основном касалось северных народов, где жители деревень говорят на своих диалектах, потому что языки более точно, чем русский, называют какие-то вещи.

Еще удивили меня два города — Сыктывкар и Йошкар-Ола. С одной стороны, Сыктывкар — столица довольно богатого региона, но город какой-то совершенно безликий. С другой — Йошкар-Ола, город по уровню жизни стремится к Кызылу, но там такой красивый отстроенный центр! Причем, удивительно, что и там и там губернаторы сейчас сидят за хищения и коррупцию — а разница очень бросается в глаза.

К слову, в Коми многие стремятся уехать жить из города в деревни — там деревни развиваются и строятся, а еще люди живут там за счет собранных грибов и ягод, которые продают крупным, в том числе зарубежным, компаниям. Приезжают фуры, скупают у них эту продукцию — и люди живут.

Впервые в Ставрополье увидел настоящие сельскохозяйственные предприятия с гигантскими элеваторами, огромными полями до горизонта, дамбами и каналами, вырытыми для увлажнения почвы.

— Вы были в Чечне. Расскажите подробнее про то, что там увидели, что вас удивило? Все-таки в сознании многих этот регион кажется каким-то совершенно особенным.

— Мы побывали только в Грозном, но от него остались двоякие ощущения. Мы решили заехать в столовую поесть, и построили маршрут, «Яндекс» показал нам самый короткий путь, мы едем — и вдруг нас останавливает мужчина с автоматом без каких-либо опознавательных знаков. Он посмотрел наши документы, записал нас в журнал какой-то и отпустил, но это, конечно, напрягло — и потом я долго чувствовал напряжение. И, кстати, блокпосты на Кавказе мы встречали дважды.

Но сам Грозный оказался городом с рекламного буклета, точно таким же, каким он предстает на фото и открытках. Там идет активное строительство, очень чисто, красиво, ухоженно. Есть где гулять, что посмотреть. И, кстати, такая особенность: в соседних мусульманских республиках женщины одеты довольно просто, а в Грозном — они все так же покрытые, но выглядят очень хорошо, явно носят какую-то дизайнерскую одежду, ездят на дорогих машинах. Там нет сигарет и алкоголя, люди сидят на летних террасах и пьют кофе или чай.

— Где, по-вашему, лучшие в России дороги?

— На мой взгляд, на Урале — она там идеальная, есть шестиполосные магистрали с хорошим асфальтом. На мостах нет швов, дорога очень гладкая. А худшая дорога — между Самарой и Саратовом, там была очень плохая дорога, я такой давно нигде не видел.

— А что по ценам на бензин и продукты?

— Разбег по стоимости бензина — от 45 до 51 рубля. А вот по еде особо не замечал, мне показалось, что дешевле всего в Дагестане. И, по-моему, все столовые за пределами Красноярка были куда дешевле.

— Чем, по-вашему, Красноярск выигрывает перед другими городами?

— У нас отличная набережная. Например, мы были в Тюмени — сам город очень красивый, и набережная там новая, отлично сделанная, но совершенно нефункциональная в отличие от красноярской, где можно и побегать, и спортом позаниматься, и погулять. А там приехать, пофоткаться — и всё.

— Захотелось ли вам переехать жить из Красноярска в какие-нибудь города?

— Нет. Но хотелось бы подольше пожить в Самаре — сначала я думал, что это маленький город, а потом дошло. Это же бывший Куйбышев! Там собирают ракеты, это огромный транспортный и производственный узел. Там громадные проспекты, большие жилые массивы, большая часть населения — интеллигенция, которая работает в конструкторских бюро и институтах. И движняк этот в городе заметен, Самара — как столица, но скорее научная столица.

Хотелось бы подольше пожить во Владикавказе, Уфа приятная. А вот Казань хоть и классная, но мне не нравится равнинный рельеф. Я вот для себя заметил: больше всего понравились города, где есть горы. А в Казани, например, для меня слишком мало гор.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК19
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Красноярске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...