Все новости
Все новости

«Заковали в наручники, садисты!» Приставы отобрали у красноярского бизнесмена трехлетнюю дочь

Отец вцепился в ребенка зубами (и это не фигура речи), но удержать не смог

ds

Виталий держал дочь на руках несколько часов, не желая отдавать ее приставам и матери. Отобрать ребенка удалось только после применения силы

Поделиться

Мужчина жил с матерью ребенка в неофициальном браке в Красноярске, но через пару лет они расстались. Договориться, с кем будет дочь, не удалось. Сначала мама вместе с малышкой уехала в Краснодар. Потом папа отобрал девочку и переезжал с ней из города в город. Конфликт затянулся, пошли встречные иски и суды. Этим летом женщина добилась принудительного изъятия ребенка, но отец оказался не готов к исполнению определения суда. Несколько часов он держал оборону, после которой обвинил судебных приставов в садизме, а бывшую сожительницу — в нежелании выполнять свои родительские обязанности. Женщина утверждает, что всё не так. Редакция NGS24.RU связалась с родителями. Публикуем рассказ обеих сторон и видео, после просмотра которого понятно, что главный пострадавший в этой истории — ребенок.

Версия отца

Бизнесмен отдыхал с дочерью в селе Шира Республики Хакасия, когда в гостиничный номер к нему 20 августа нагрянули судебные приставы и сотрудники полиции, чтобы изъять ребенка и передать маме.

— Их появление стало для меня неожиданностью, — рассказал NGS24.RU отец девочки Виталий. — Оказалось, что Наталья втайне обратилась в суд и всячески скрывала от меня, что идет процесс. Она сейчас живет в Краснодаре, и иск подала в Прикубанский районный суд. Оказывается, прошло 3 или 4 заседания, на которых я не присутствовал, потому что повестки направляли на домашний адрес моей бывшей сожительницы. В той квартире я не то что ни разу не был, я даже не знаю, где она. Что эта женщина говорила в суде — непонятно, видимо, порочила меня, раз ей удалось получить определение об изъятии ребенка.

Мужчина говорит, что сожительство их длилось недолго, а рассталась пара после того, как он уличил Наталью в измене. Женщина забрала дочь и улетела в неизвестном направлении. На розыск беглянки ушло полгода.

— Я ездил по всей стране — во Владивосток, в Санкт-Петербург, Сочи, — перечисляет он. — А нашел в Краснодаре, рядом с ее родственниками. Всё это время я переводил ей на карту по 30 тысяч рублей в месяц, потому что у нее нет ни квартиры, ни зарплаты. В свои 38 лет она имеет только полтора года трудового стажа. Потом я ребенка забрал, обещая ей выплатить за это деньги, она просила 200 тысяч.

Отец утверждает, что пока малышка была с ним (порядка года), он не запрещал матери общаться с дочерью, позволял говорить по видеосвязи, звал в гости, но женщина не прилетала. Вместо того чтобы выстроить диалог, она писала жалобы в полицию.

— Обвиняла меня в разных грехах, в том числе в педофилии и в том, что я бью детей. Проводились проверки, по результатам которых отказывали в возбуждении уголовных дел. Было 5 или 6 отказов, — говорит мужчина. — Есть 9 актов обследования жилищно-бытовых условий. Заключение — ребенок живет по-царски, обласкан, ходит в детский сад, получает медицинское обслуживание. Мать не прикрепила ее к поликлинике [в Краснодаре], сама ударилась в вегетарианство и двухлетнего ребенка начала кормить травой. Потом я водил дочь обследовать у доктора в московской больнице. Сказали, что требуется наблюдение гастроэнтеролога. Она у меня ходит в бассейн, очень любит купаться. Мой образ жизни позволяет обеспечивать ей это всё. Я самозанятый, довольно состоятельный. Могу не ходить на работу и посвящать время ребенку.

Мужчина обратился в суд в Назарово, чтобы ограничить или лишить свою бывшую сожительницу родительских прав.

— И она тут же появилась с этим решением, [определением суда об изъятии]! — восклицает бизнесмен.

Вместе с мамой за дочерью Виталия пришли силовики и судебные приставы

Вместе с мамой за дочерью Виталия пришли силовики и судебные приставы

Поделиться

Он описывает события того дня как мучения, которые длились с 9 утра до 17 часов. В номер пришли десять человек — приставы, полиция, представители органов опеки, мать.

— Мне угрожали, целый день бегали, консультировались с кем-то по телефону. И никак не хотели принимать во внимание, что мы подали на обжалование решения суда. Я сразу позвонил адвокату в Краснодар, и он написал обжалование. Но приставы требовали от нас решение суда об отмене: «Не можете [предоставить] — тогда будем исполнять». Ребенок плакал, не хотел идти к маме. Я сейчас говорю, у меня дрожь в сердце. А тогда семь потов сошло. Я зубами в дочь вцепился, но они повалили нас вместе, надели на меня наручники, садисты настоящие! Вырвали у меня дочкину одежду, синяков наставили, заломили руки, наручники нацепили. Начали из-под меня ребенка вытаскивать, с силой, с агрессией. Тянули ее, маленькую, за руки, а я орал. Варварским способом изъяли дочь.

Виталий снял побои на видео и зафиксировал их в больнице

Виталий снял побои на видео и зафиксировал их в больнице

Поделиться

Наручники сняли уже после того, как девочку унесли из номера. Виталия попросили подписать документы, но он написал, что не согласен. Мужчина признает, что его рассказ выглядит как попытка облить женщину грязью. Ему неприятно такое говорить, но история вышла в публичную плоскость. Сейчас он пытается узнать, где находится дочь.

— Мне важно убедиться, что ребенок не поврежден. Я хочу видеться с ней. Если Наталья мне не скажет, где они, я буду вынужден продолжать разыскивать их, — предупредил он.

Что касается действий судебных приставов, то, по словам бизнесмена, после потасовки с ними у него остались ушибы, рваные раны, вывихи. Временами появляется головокружение. Мужчина зафиксировал травмы и написал обращение в Следственный комитет, в том числе на имя главы ведомства Александра Бастрыкина.

— Они причинили физическую боль и нравственное страдание мне и ребенку. [Приставы] должны понести ответственность, никакие компромиссы невозможны, — считает отец.

Прощать судебных приставов за синяки и ссадины мужчина не намерен

Прощать судебных приставов за синяки и ссадины мужчина не намерен

Поделиться

Версия матери

Мама девочки Наталья не раскрывает своего адреса, но доступна для телефонных разговоров. Она подтвердила нам, что судебное заседание проходило без участия отца. Но говорит, что он знал о процессе.

Первое заседание было предварительным, 1 апреля, на нем не присутствовали ни мать, ни отец. 21 июня женщина пришла в суд, но слушание отложили. По существу дело рассмотрели только 28 июля.

— Я два раза говорила Виталию, что оно состоится, у меня есть этому подтверждение — видео, — заверила она. Наталья пообещала предоставить эти кадры редакции, но на момент публикации видео так и не поступило на почту NGS24.RU.

Также мать опровергает обвинение в том, что она полгода скрывала ребенка. По ее словам, пока она с дочерью жила в Красноярске [после расставания пары], Виталий каждый вечер приходил к ним, они вместе гуляли. Потом постепенно начала готовить его к тому, что переедет в другой регион. В Краснодар он тоже якобы прилетал и проводил время вместе с ними.

По ее словам, отношения обострились после 11 октября, когда на улице Виталий якобы поднял на нее руку. Она написала заявление участковому и предложила нотариально заверить соглашение об определении места жительства ребенка. Когда договориться не удалось, написала иск в суд.

— А 22 октября отец выкрал ребенка на детской площадке вместе с незнакомым мужчиной. Мужчина преграждал мне путь. Виталий выпрыгнул из-за деревьев, нанес мне увечья, я обратилась потом в больницу, в Следственный комитет. Но так как он отец и у нас равные права, на этом всё закончилось, — рассказывает Наталья. — Виталий увез дочь сначала в Москву, потом в Чечню. Он хотел, чтобы там были судебные разбирательства, потому что законы на стороне отца. Подал на определение места жительства ребенка и на алименты. То, что он говорит про 200 тысяч, которые я якобы требовала за дочь, — вранье, как и то, что не показывала ее врачам. Мы ходили в частную клинику.

Также Наталья уточняет — она не обвиняла бывшего сожителя в педофилии, а в своем заявлении лишь описывала ситуации из жизни.

— 20 августа дочь хотела пойти ко мне на ручки. Но он в тот день записал только то, что было выгодно. Он реально не хотел отдавать мне дочь, вцепился зубами в футболку и укусил ее. Сейчас на ключице синяк, дочь говорит, что болит, — жалуется мама. — Он сначала ко мне относился как к собственности, теперь и к ребенку так же. После случившегося от него мне был один звонок. Говорить, где мы находимся, я не буду, потому что боюсь повторения ситуации, когда он выкрал ребенка с детской площадки.

Сейчас девочка, судя по разговорам, которые были слышны на заднем плане по телефону, адаптировалась к новой обстановке

В данный момент в ситуации разбирается Следственный комитет. Основанием для проверки послужило обращение Виталия о незаконном изъятии дочери.

— В настоящее время проводятся проверочные мероприятия как на предмет превышения должностных полномочий со стороны представителей власти, так и применения насилия в отношении судебных приставов заявителем. По результатам проверки будет принято процессуальное решение, — сообщили в Следственном комитете по Красноярскому краю и Республике Хакассия.

Наш корреспондент обратился за комментарием в управление Службы судебных приставов по Красноярскому краю. Но представители ССП отказались от разговора по телефону и попросили прислать официальный запрос СМИ. Мы направили свои вопросы в пресс-службу ведомства и опубликуем ответы, как только они появятся в распоряжении редакции.

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ4
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ7
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter