Здоровье «Представьте, как живет человек без руки и ноги, то же самое — женщина без груди»: как пациенткам, перенесшим рак, заново создают грудь

«Представьте, как живет человек без руки и ноги, то же самое — женщина без груди»: как пациенткам, перенесшим рак, заново создают грудь

Мы поговорили с одним из немногих красноярских пластических хирургов, который делает такие операции

За 3 года в Красноярске провели более сотни операций по восстановлению груди

Сегодня в крае живут три тысячи женщин от 18 до 65 лет, которые подверглись мастэктомии. Это удаление молочной железы. Оно нередко необходимо при онкологическом заболевании. Грудь могут удалить целиком, бывает, что вырезают только часть. В любом случае жить по-старому такие пациентки не могут. Многие стесняются своего тела и впадают в депрессию. С 2019 года в Красноярской железнодорожной больнице начали проводить операции по полной реконструкции молочной железы бесплатно. Рассказываем, как красноярский хирург восстанавливает женщинам грудь и возвращает уверенность в себе.

Как попадают на стол к хирургу

Павел Александрович Семенов в медицине с 2007 года. Сначала он был хирургом общего профиля, через 12 лет профессиональный интерес привел специалиста к восстановительной и эстетической медицине. С 2019 года территориальный фонд обязательного социально-медицинского страхования предложил железнодорожной больнице участвовать в программе реабилитации пациенток, прошедших полную или частичную мастэктомию. Обязанность возвращать пациенткам утраченное взял на себя Павел Семенов.

Павел Семенов работает хирургом с 2007 года, с 2019-го он реконструирует женскую грудь

Раньше подобные бесплатные операции в крае не проводили. Первые реконструкции груди по полису ОМС начали делать около 10 лет назад в Москве, и то нужно было выбивать квоты. Были и пластические хирурги, которые проводили операции бесплатно, в рамках рекламы производителей силиконовых имплантов. Однако это обычно разовые акции.

За три года в Красноярске через операционный стол Павла Семенова прошло более сотни женщин. Чтобы получить направление на восстановление груди, нужно, чтобы рак отступил и человек был готов физически к хирургическому вмешательству.

— Зачастую направляет врач-онколог. Основное условие — отсутствие прогрессирования либо рецидива онкологического заболевания. Пациент должен быть в ремиссии. Показанием к операции может являться ремиссия после любой стадии. Были пациенты и с 3-й, и 4-й стадией. Когда присутствует длительная ремиссия, то их можно оперировать. Перед операцией они проходят комплексное обследование в онкодиспансере, которое позволяет сказать об отсутствии онкологического процесса. Затем пациент идет на врачебную комиссию, где выбирается тактика, — рассказывает хирург Павел Семенов.

Многие женщины комплексуют после удаления груди и хотят выглядеть как прежде
По поводу реконструкции груди обращаются как молодые, так и пожилые пациентки

Порой радикальной мастэктомии подвергаются и молодые девушки. После этого жизнь делится на до и после. Поэтому операция — это прежде всего решение не только эстетических, но и психологических проблем.

— Самая возрастная пациентка, которая у меня была, — 73 года. Для нее [отсутствие груди] доставляло дискомфорт: она не могла ходить в бассейны, стеснялась. Самая молодая, которая была, ей было 25 лет. Средний возраст — от 40 до 50 лет, когда чаще всего выявляют заболеваемость. Реконструкция молочной железы — это этап лечения рака. Это этап социальной и психологической реабилитации. Представьте, как живет человек без руки и ноги, то же самое — женщина без груди. Понятно, что о функциональности здесь речи не идет, это же не молочная железа, это реконструкция. В последнее время со стороны онкологов рассматривается не проблема выживаемости, как это было раньше, а проблема качества жизни онкологического пациента, — продолжает хирург Павел Семенов.

Такие эспандеры помогают растянуть кожу для будущего внедрения силиконового импланта

Как это происходит

Операции бывают разные. На сегодня существует сразу несколько методик, которые позволяют восстановить потерянную или изуродованную болезнью молочную железу. Сейчас операциями начал заниматься и краевой онкоцентр. Правда, там выполняют только один этап из серии реконструктивных операций.

— Нормальная полноценная грудь — это сочетание нескольких факторов: во-первых, субмаммарная складка, грудь в большинстве случаев должна висеть. Также это наличие наполнителя, и третье — сосково-ареолярный комплекс. Сосок формируется в самый последний момент, когда мы реализовали все составляющие молочной железы, — рассказывает хирург.

Когда эспандер растянет кожу, можно вставлять имплант для формирования будущей груди

— Мы используем как силиконовые импланты, так и собственные ткани. В большинстве случаев не хватает кожного чехла после мастэктомии, когда совсем нет кожи для формирования груди. В таком случае мы используем тканевой эспандер. Это специальное устройство для растяжения кожи, для формирования чехла будущей молочной железы.

Затем меняем экспандер на постоянный имплант. Есть методика использования собственных тканей. Это различные лоскуты, лоскуты с живота, лоскуты со спины, тогда в качестве покровных тканей используется собственная кожа. Обращаются пациентки и с одной грудью, и с объективно калечащими операциями, когда полностью грудь не удалена, но выражена асимметрия груди, тогда мы тоже можем взять их на операцию, — перечисляет Павел Семенов.

Формирование соска — один из самых сложных этапов реконструкции молочной железы

Если с внедрением импланта при косметических операциях всё не так сложно, то над восстановлением груди с нуля, когда от молочной железы не осталось ничего, приходится работать долго. У пациенток после полной мастэктомии на грудной клетке остается ровное место и шов. Но даже в такой ситуации надежда есть, правда, занимает процесс не один месяц.

— Молочная железа — это парный орган. Если удалена одна железа, то период реконструкции может длиться до года. На первом этапе мы устанавливаем тканевой эспандер и симметризируем вторую молочную железу. Делаем либо подтяжку молочной железы, либо устанавливаем туда имплант. Затем раскачиваем эспандером кожу для формирования кожного чехла. Через 4 месяца после операции меняем эспандер на постоянный имплант. Еще месяца через три возможно приступать к формированию сосково-ареолярного комплекса. Примерно, если брать трехэтапную реконструкцию, завершая всё это формированием соска, около года уходит на реконструкцию. Надо понимать, что это процесс многоэтапный и достаточно сложный, — рассказывает Павел Семенов.

Хирурги стараются сделать так, чтобы грудь смотрелась симметрично, поэтому порой прибегают к подтяжке
После того, как эспандер растянул кожу и поставлен имплант, можно приступать к формированию соска

За один этап восстановить грудь невозможно. Один из самых сложных процессов — формирование соска. Для этого используются собственные ткани пациенток, порой из интимных мест.

— Методик несколько: первая — это формирование кожной площадки из собственных тканей. Когда делается холмик самого соска, путем местной пластической операции формируется кожа в виде бугорка. Так как слизистая малой половой губы очень сильно похожа и по пигментации, и по структуре на сосок, если есть гипертрофия малых половых губ, мы можем выполнить пластику из малой половой губы и сформировать сосково-ареолярный комплекс. В ряде случаев нам хорошо помогают специалисты перманентного макияжа, которые очень хорошо рисуют 3D-татуаж. Получается очень реалистично. Также может быть и сочетание этих вариантов, — делится своим опытом хирург.

Для того, чтобы сформировать ареолу, используется татуаж

К сожалению, вне зависимости от того, из чего формируют сосок, прежней гиперчувствительности добиться невозможно. Однако в любом случае у пациентки остаются тактильные ощущения на уровне кожи.

Жизнь после

Добиться идеальной симметрии очень сложно, но хирурги к этому стремятся. По степени сложности реконструктивная хирургия куда трудозатратнее, чем эстетическая. Павел Семенов считает ее наиболее важным направлением.

Хирург рассказывает, что помнит каждую свою пациентку. Врач всегда остается ответственным за тот результат, с которым пациенту жить дальше.

— Есть несколько критериев успеха реконструктивно-восстановительных операций: первое — это довольный пациент. Второй — мы добиваемся симметрии в белье. Третий — мы добиваемся симметрии без белья. И четвертый — когда грудь после операции выглядит лучше, чем до. К нему мы всегда стремимся.

У пациенток очень сильно меняется самовосприятие, меняется образ жизни, они перестают стесняться. Раньше [после удаления груди] использовался эктопротез. Это силиконовый протез, который вставлялся в бюстгальтер. Он и пахнет, и натирает, и вызывает дискомфорт, а здесь всё в пределах собственных тканей. Пациентки очень рады остаются. Не было недовольных реконструкцией груди, очень благодарны девчонки. Благодаря таким операциям пациентки меньше подвержены депрессиям, более оптимистичны, им проще пережить диагноз, если после операции они видят себя красивыми, — делится хирург Павел Семенов.

Эстетическая функция груди для многих женщин не менее важна, чем физиологическая
Так выглядит реконструированная грудь после прохождения всех операций

Однако онкологические заболевания коварны. Наблюдаться у врача приходится даже после того, как наступает ремиссия или недуг удается побороть. На сегодня операции по восстановлению груди считаются безопасными.

— Реконструкция молочной железы никак не влияет на рецидив или прогрессирование процесса онкологического заболевания, — подытоживает Павел Семенов. — Несмотря на то, что многие это воспринимают как жирную точку в борьбе с раком, в любом случае необходимо наблюдаться у врача-онколога. Делать и УЗИ молочных желез, и томографию. Всё-таки онкологический диагноз — диагноз, который выставляется пожизненно.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства