14 июня понедельник
СЕЙЧАС +16°С

Глазное дно: врачи просят спасти офтальмологическую службу Красноярского края, пока не поздно

По словам медработников, служба терпит крах, но до этого никому нет дела

Поделиться

На здании центра спустя <nobr class="_">3 дня</nobr> после <nobr class="_">9 Мая</nobr> всё еще висит Знамя Победы

На здании центра спустя 3 дня после 9 Мая всё еще висит Знамя Победы

Поделиться

Красноярская краевая офтальмологическая больница (глазной центр) открылась в Красноярске в 1981 году с легкой руки легендарного советского офтальмолога Павла Макарова. Это была самая крупная и передовая офтальмологическая больница за Уралом, где впервые начали делать высокотехнологичные операции. За медпомощью сюда ехали со всей страны, так как ее оказывали на столичном уровне. Больница была авторитетным научно-учебным центром, на базе которого готовили первоклассных врачей-окулистов. Сейчас от былой мощи не осталось и следа, считают нынешние медработники, а офтальмологическая служба и вовсе на пороге краха.

Ради спасения глазного центра врачи под страхом увольнения написали открытое письмо, где подробно рассказали о проблемах учреждения. Корреспондентка NGS24.RU Саша Симутина пообщалась со всеми — от врачей до министра здравоохранения, чтобы понять, действительно ли всё так плохо с офтальмологической службой в Красноярске и можно ли ее еще спасти.

Открытое письмо

В письме говорится, что когда-то глазной центр Красноярска был передовой больницей, не уступавшей столичным клиникам, но после смерти ее основателя Павла Макарова уровень офтальмологической службы начал падать.

«Счастливчик-пациент, который все-таки получит направление в глазной центр, столкнется с огромной очередью в поликлинике, обшарпанной палатой с насекомыми, обветшалой мебелью, или будет устроен на койку в коридоре. Зачастую госпитализацию пациента перенесут из-за отсутствия мест, расходных материалов или направят за пределы края годами ждать очередь для лечение.

Многочисленные проверки, репортажи и обещания не приводят к улучшению материально-технического состояния. Главный врач винит во всём отсутствие финансирования со стороны Министерства здравоохранения края. Министерство отчитывается о выделенных деньгах, но ситуация не меняется, а только ухудшается», — пишут авторы письма.

Поделиться

Много говорится в письме и о напряженной атмосфере в коллективе. Кому-то, по мнению его авторов, повезло иметь родственников в руководстве больницы — и, соответственно, они работают совершенно на других условиях. Другие же врачи увольняются, грозят увольнением, но удерживать их никто не пытается.

«Уже несколько месяцев больница работает в условиях незаконно проведенной реорганизации коечного фонда. Многочисленные проверки носят только формальный характер. Отсутствие обоснованного и правильного планирования, хаотичные закупки препаратов и медицинских изделий экономической службой глазного центра. Неуважительное отношение к сотрудникам. В коллективе нарастают протестные настроения. Администрацию поддерживает только самое близкое окружение. Сотрудники боятся открыто высказывать мнение, боясь увольнения», — говорится в письме.

Врачи сетуют, что Минздрав не обращает должного внимания на их проблемы, а руководство больницы скрывает реальное положение дел. Они надеются на широкую огласку, которая поможет им начать работать в достойных условиях.

«Мы любим свою работу и хотим работать в современном, хорошо организованном учреждении на благо пациентов. Хотим с гордостью ходить на работу и не бояться увольнения. Хотим работать в больнице, где главный врач и администрация преследуют не только цели личного обогащения, но уважают и ценят коллектив и сотрудников», — с надрывом заканчивается письмо.

Что говорят врачи?

Полученное нами письмо не было подписано. Чтобы проверить его, мы связались с несколькими бывшими и нынешним врачами глазного центра — всё написанное они подтвердили. Правда, говорить согласились лишь анонимно, поскольку боятся репрессий со стороны начальства и увольнений — видимо, как и авторы письма.

Врачи признали, что никто не обращает должного внимания на проблемы в их сфере, и причина проста и цинична: пациенты окулистов не умирают. Более того, не обращали на них внимания и сами медики, пока пандемия коронавируса не вынудила их поработать в ковидном госпитале при краевой больнице.

— Это было похоже на то, как человек из СССР думал, что хорошо живет, а потом приехал за границу и удивился, как бывает. Мы были поражены тем, как с коллективом работает Корчагин (Егор Корчагин — главврач краевой больницы) и сколько всего он сделал для своих работников, — делятся врачи. — А потом вернулись сюда — и снова привыкли. Человек ко всему привыкает.

В глазном центре постоянно жалуются на очереди

В глазном центре постоянно жалуются на очереди

Поделиться

Завышенные планы и нагрузка

Согласно предоставленным в распоряжение редакции документам, план по числу пациентов на врача в стационаре не меняется с 2019 года — от 43 до 61 пациента в месяц на человека. По факту же врачи зачастую принимают больше 100 пациентов — по сравнению с 2019 годом их количество выросло на 20–30 пациентов. Со слов медиков, планы устанавливаются устно на планерках, причем не главврачом, а главным экономистом больницы Ириной Кучеровой, которую в центре считают серым кардиналом.

— Она может озвучить эти планы вслух, не закрепляя нигде на бумаге, и потом требовать именно их выполнения, а за невыполнение врачам грозит урезанием зарплаты, — делится один из наших собеседников. — Еще 10 лет назад планы были адекватные, они спокойно выполнялись, но время шло, и план вырос в разы, принять такое количество людей иной раз физически невозможно. Мы ежемесячно обслуживаем больше 100 пациентов, но стоит этот план недовыполнить — нам заявляют, что мы плохие врачи, и могут урезать зарплату.

Из-за большого количества нуждающихся в помощи пациентов в коридорах глазного центра скапливаются гигантские очереди. При этом врачи районных больниц жалуются, что записать пациентов сложно — слоты на свободное время заканчиваются за 5 минут.

В поликлинике глазного центра в день на семерых врачей приходится 160–180 пациентов — это новые плюс повторные, делится источник. Для сравнения, в поликлиниках системы МНТК (сеть государственных офтальмологических учреждений по всей стране) на тех же семерых врачей приходится в 3 раза меньше пациентов — 50–60. Талоны выдаются с разницей в 15 минут — столько времени выделяется на прием одного больного. В том же МНТК, по данным сайта, на пациента уходит в среднем 20–30 минут.

По словам врачей, количество пациентов достигает <nobr class="_">100 человек</nobr> в месяц

По словам врачей, количество пациентов достигает 100 человек в месяц

Поделиться

Условия работы и обстановка в коллективе

У врачей глазного центра нет своих рабочих мест: столы и компьютеры приходится делить между 2–3 медиками. Кто-то даже покупал себе стул, когда рабочий сломался. В таких условиях сложно нормально работать, заполнять истории болезни и даже элементарно отдохнуть после сложной операции. Со слов врачей, личные обращения к главврачу не помогают.

— Идешь к главврачу со своей проблемой — выходишь с ней и еще с двумя новыми. Когда мы говорим ему о чем-то, что нам необходимо для работы, он нам так и отвечает: «Вы на это не заработали». Но мы и так работаем на 2–3 часа дольше своего рабочего дня каждый день — как это не заработали? По тому количеству работы, что мы делаем и сколько она стоит, зарабатывает больница нормально. Но при этом окна поставили, а они еще несколько лет без отделки стоят, из них торчит монтажная пена, — возмущаются врачи. — Но даже все эти проблемы не казались бы нам такими ужасными, если бы мы хотя бы слышали добрые слова. Пока же — только оскорбления и упреки, которые приводят к эмоциональному выгоранию.

Само здание выглядит очень запущенным, давно не видавшим нормального ремонта: стены обшарпаны, мебель разваливается. Врачи признаются: бывает, они слышат, что говорят пациенты, и им становится стыдно за то, в каких условиях приходится принимать людей.

Внутри палат

Внутри палат

Поделиться

Сокращение отделений и реструктуризация коечного фонда

За время написания этого материала главврач анонсировал коллективу очередную реструктуризацию коечного фонда. Это при том, что с предыдущей не прошло и пяти месяцев. Сокращается одно из двух круглосуточных отделений, его сделают дневным.

— Опять будет два дневных стационара для взрослых (в настоящее время один). Число врачебных ставок в реформируемых отделениях составляет 16. Планируется сокращение до 10. Это неминуемо повлечет еще большую нагрузку на оставшихся сотрудников и еще большее социальное напряжение в коллективе. Особенно если будут сокращены люди, — заключают врачи.

Коридоры больницы выглядят удручающе

Коридоры больницы выглядят удручающе

Поделиться

За 20 лет в красноярском глазном центре сильно сузился перечень оказываемых медуслуг: больше не проводится брахитерапия опухолей, кератопротезирование (лечение бельма, основанное на установке кератопротеза), пересадка роговицы. Но больше всего врачей глазного поразило закрытие глаукомного отделения и глаукомного кабинета — все-таки это очень распространенное заболевание, вторая ведущая причина потери зрения в обществе. Сейчас глаукому частично по ОМС, частично платно лечат в частных глазных клиниках Красноярска, уточнили врачи.

— Вскоре после того, как глаукомное отделение закрыли, наш главный отправился в Копенгаген на конференцию «Глаукома — причина неустранимой слепоты». Не за свой счет, конечно. А наши врачи на такие мероприятия иной раз за свой счет ездят, — негодует собеседник.

Ударом по центру стал отказ и от кератопротезирования, ведь краевая офтальмологическая больница была лишь вторым в России учреждением, где делали операции такого уровня. За помощью в Красноярск ехали не только из соседних регионов, но и со всей России. Сейчас такие операции делают только в Москве.

— Угнетает отсутствие развития офтальмологии в Красноярском крае. Я вижу, как это происходит в других городах, как там развиваются другие виды хирургии, которых у нас попросту нет и, похоже, не будет. Ради высокотехнологичной помощи люди едут в другие города. И тут нужна в первую очередь политическая воля. Сам вид помощи заявлен, но формально выполняется по квотам, которых штук 20 в год, а должно быть 500. Поэтому за свои деньги пациенты вынуждены ездить в другие города, — сожалеет теперь уже бывший сотрудник центра.

Зарплаты

Уровень зарплат — это, пожалуй, последнее, на что нам жаловались медработники. Но им всё же обидно, что зарплаты снижают за невыполнение планов, которые, как мы уже рассказывали выше, сильно завышаются устными распоряжениями.

Согласно последним актуальным данным, средняя зарплата врачей там составляет 61,7 тысячи рублей, среднего медперсонала — 36,1 тысячи. Для сравнения можно взять последнюю информацию о средних зарплатах в другом краевом учреждении 3-го уровня — Красноярском центре охраны материнства и детства. Там врач получает 93,9 тысячи рублей, средний медперсонал, как врач в глазном — 45,4 тысячи рублей.

Увольнения

Увольнений много, но массовый характер они пока не носят. Это, однако, временно, считают врачи глазного центра. Если продолжить игнорировать проблемы офтальмологической службы, очень скоро люди станут уходить с работы пачками из-за нереалистичных планов, урезания зарплаты, переработок, условий работы и невозможности развиваться. Так, по словам сотрудников центра, о своем намерении уйти уже заявляли целые врачебные династии.

— Начали говорить про выходы в субботу, про работу по вечерам, но такой расклад меня не устраивал. И дело даже не в большой нагрузке: у меня семья, я бы хотел проводить время с ней, а не на работе, — заключает один из бывших сотрудников глазного центра.

При этом руководство за сотрудников особо не держится, хотя нехватка персонала есть уже сейчас: люди совмещают должности внутри медучреждения, причем не всегда получают за это нормальные деньги — порой вполовину меньше, чем положено, рассказывают источники.

По словам медиков, руководство не держится за сотрудников, хотя дефицит кадров есть

По словам медиков, руководство не держится за сотрудников, хотя дефицит кадров есть

Поделиться

Что говорят пациенты?

О проблемах в глазном центре стало известно еще в 2019 году, когда туда попал известный красноярский журналист Владислав Власов. Он привез дочь в травмпункт, у девочки было подозрение на разрыв сетчатки глаза. Он пытался получить неотложную помощь несколько часов, но в итоге пришлось уехать в частную клинику.

— Тогда мы обратились к его заместителю по медицинским вопросам Людмиле Анатольевне Черных, но она оказалась абсолютно равнодушной к чужим проблемам и лишь сказала: «А что вы хотите? Ну очередь, так ведь принимает всего один врач, ждите». Увидев, что я начал ее снимать на телефон, попыталась запретить съемку, но даже палец о палец не ударила, чтобы помочь. Пошли вновь к кабинету № 116 и стали обреченно ждать. Примерно через 40 минут подошла очередь, врач-офтальмолог, осмотрев, отправила на обследование на 2-й этаж. Там очередь еще больше. Люди обреченно сидят во мраке (только увидев, что я снимаю, минут через 10 отправили техника, который вставил лампу), — рассказывал тогда Власов.

Помощь его дочь получила только в частной глазной клинике.

Лампочку в коридоре вкрутили, когда увидели, что человек фотографирует

Лампочку в коридоре вкрутили, когда увидели, что человек фотографирует

Поделиться

Мы изучили отзывы о глазном центре в 2ГИС. Там жалуются в основном на очереди и условия пребывания в стационаре, есть жалобы и на отдельных медработников, положительные отзывы в основном о специалистах.

— Бытовые условия желают быть лучше: комната гигиены очень неудобная, поэтому там постоянно лужа на полу.

— Могу сказать, что персонал больницы прекрасный, все отзывчивы, добродушны. <...> Единственный минус — тараканы мигрируют с этажа на этаж, когда их травят то там, то там. Тараканы в краевой больнице — это пипец. И еще вся мебель старая и убитая (кроме кроватей в палатах — те металлические, их убить сложно). И мебель в палатах, и мебель в кабинетах персонала требует срочной замены.

— Отношение замечательное, не хуже чем в платной клинике, но состояние самой больницы оставляет желать лучшего, давно требует ремонта, неужели министерство не может выделить деньги на ремонт данного учреждения.

— Больница просто ХЛАМ! Очереди нереальные, сидя по 5 часов, даже поесть негде! Врачи сами без обеда работают — это же ужасно!

— Итог. Медицинский персонал компетентен, вежлив, адекватен и внушает доверие. Всё остальное — треш и угар. Руководство, организуйте нормально процесс приема и будет всем счастье.

Что на это отвечает главный врач?

Главный врач краевой офтальмологической больницы Станислав Ильенков в ответе на запрос признал, что, действительно, время ожидания плановой помощи в последнее время увеличилось: из-за коронавируса было отложено много операций и приемов, а новые пациенты появлялись. Так накопилось число пациентов, нуждающихся в помощи окулистов. Их стали вновь планово принимать только после снятия карантина.

— В условиях пандемии, когда требуется соблюдать цикличность заполнения палат, проводить тестирование на коронавирус всех пациентов, длительность ожидания госпитализации возрастает. Таким образом мы обеспечиваем безопасность пациентов, прибывающих в стационары со всего края, и медицинского персонала, — пояснил Ильенков.

Что касается нехватки кадров, по данным главврача, сейчас глазной центр укомплектован медперсоналом на 86%. Не хватает анестезиологов-реаниматологов (их 40% от необходимого числа), медсестер-анестезисток (56%) и медсестер отделения диагностики (60%). При этом повышенная нагрузка, по его словам, наблюдалась только в апреле, и она учитывалась при начислении зарплат. В остальные же месяцы всё было в пределах плана.

Какие планы на глазной центр у Минздрава?

На прошлой неделе во время интервью мы рассказали министру здравоохранения Красноярского края Борису Немику о том, на какие проблемы в глазном центре указывают врачи и пациенты, и спросили о планах на это медучреждение.

— Будет развиваться высокотехнологическая помощь. Ремонт проводится и сейчас будет проводиться. Проблем с офтальмологией много остается, с нашей точки зрения, больница может делать больше, чем сейчас. Здесь несколько вопросов, связанных с уровнем специалистов, требованиям к специалистам и уровень материально-технической базы. Плюс к офтальмологической помощи привлечены частные учреждения, оказывающие помощь по ОМС, которые позволили уменьшить очереди. Развитие офтальмологии предполагает лечение одного дня, сейчас можно делать операции, не госпитализируя пациентов, — ответил нам министр.

От редакции

Мы, как и обещали врачам центра, оставляем неназванными их имена. При этом просим контролирующие органы считать их письмо и этот материал официальным обращением. Мы искренне надеемся, что компетентные службы проведут объективную проверку всех изложенных в материале фактов, и нам удастся спасти офтальмологическую службу региона.

По теме (8)

оцените материал

  • ЛАЙК21
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ3
  • ГНЕВ9
  • ПЕЧАЛЬ13

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Красноярске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...