16 января суббота
СЕЙЧАС -12°С

«Муж приготовил ведро слез»: история мотыгинской медсестры, впавшей в кому из-за коронавируса

У нее было 75% поражения легких, врачи думали, что она не выживет

Поделиться

Елена сама медработник — она работает процедурной медсестрой в Мотыгинской ЦРБ

Елена сама медработник — она работает процедурной медсестрой в Мотыгинской ЦРБ

Поделиться

Процедурная медсестра Мотыгинской ЦРБ Елена Даровских в один из дней почувствовала себя неважно — поднялась температура. Затем температура спала, она продолжила ходить на работу, но уже спустя всего неделю Елена впала в кому и чуть не умерла. Оказалось — коронавирус. Врачи Сибирского клинического центра ФМБА России буквально вытащили Елену с того света. Историю о чуде своего спасения женщина рассказала NGS24.RU.

Рассказывает Елена Даровских

Это было еще в октябре. Как-то у меня повысилась температура, но других симптомов не было, да и температура то поднималась, то спадала. А потом мне стало плохо — это был выходной, ночью случился приступ удушья, начало синеть лицо. Я разбудила мужа и позвонила дочке, мне вызвали скорую и увезли в мотыгинский госпиталь. В больнице я не могла дышать, стали интубировать, и всё. Больше я ничего не помню. Потом я открыла глаза и поняла, что я не в своей больнице, не дома — я в Красноярске.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Никаких симптомов коронавируса, о которых все говорят, у меня не было — запахи и вкусы не пропадали, не было ни насморка, ни кашля, я не задыхалась. Я даже не могла подумать, что заболела коронавирусом, так как на работе всегда в маске и перчатках. Просто почему-то стала сильно уставать, падала от усталости каждый вечер. Думала, просто простыла — в одной легкой кофте под дождем ощипывала куриц, замерзла, промокла. Я еще помню, что перед тем, как мне стало плохо ночью, началась одышка, и муж предложил вызвать скорую, но, так как я не чувствовала себя настолько плохо, я просто пошла спать. Перед этим он спросил: «Не умрешь?» Я пообещала ему, что не умру.

В Красноярск в ФМБА меня доставили вертолетом санавиации, перед этим я еще пару дней полежала в Мотыгино. Со слов родственников я знаю, что, когда врачи санавиации прилетели, они осмотрели меня и сразу высказали опасения, что я могу умереть в пути. Ну я женщина не маленькая, возможно, дело в этом. Муж рассказывает, что уже ведро для слез приготовил, вся семья рыдала. А потом, когда я очнулась, ко мне пришел врач и сказал, что я их чудо. Им практически труп привезли, а я выжила.

Помню, как очнулась в реанимации: было ощущение, будто я летела с какой-то трубы и оказалась на кровати. Взгляд был затуманен, вижу какие-то каски темные вокруг мелькают, ко мне пока не подходит никто, а я лежу и наблюдаю. Потом увидели, что глаза открыла, подошли, спросили, могу ли сама дышать. Я говорю: «Смогу». Трубки убрали и скоро перевели в палату. Больно не было, никаких неприятных ощущений тоже, просто проснулась и всё.

Первое время было тяжело — руки не слушались меня. Я попросила дать телефон, чтобы позвонить домой и узнать, как дела у мужа и детей, но не смогла даже его включить. Мне помогла медсестра, она включила, нашла нужный контакт и помогла связаться с дочерью. Я звоню, а дочь на другом конце трубки плачет и восклицает: «Мама!». Я неделю была в коме, и всё это время они меня, естественно, не слышали, узнавали, как мои дела, через работников больницы. Я предупредила родных, чтобы они звонили сами, так как руки тряслись, был сильный тремор, и сама я не могла набирать их на телефоне. Потом, дочь рассказывает, на утро к ней пришли муж с моим сыном, они там обнимались и счастливы были, что мама живая.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

До палаты меня довезли на коляске, а потом, когда я собралась пройти по коридору до туалета, поняла, что ноги меня тоже не слушаются. Ходить нормально начала только сейчас, и то и ноги, и руки еще некрепкие. Перемещаться по больнице помогали санитарочки, за руку доводили, а то я сама как гусь ходила.

Из-за этого путь домой был очень тяжелым. До Мотыгино нужно добираться через три речки, паромы не ходят. Енисей-то мы сначала пересекли на пароме, нормально было, а потом нужно было через Тасей ехать на «Хивусе» (транспортное средство на воздушной подушке. — Прим. ред.), когда я пересаживалась на него, очень страшно было, даже слезы текли. Но люди у нас добрые, помогли перетащить сумки, мужчина помог под руку пройти. Потом надо было пересесть на другой «Хивус» на Ангаре.

Сейчас еще осталась одышка, но в целом я чувствую себя хорошо, сатурация высокая, 99%. Поражение легких было 75%, но я выжила, выписалась и даже успела на день рождения к внуку, ему как раз 2 года исполнялось. Уже хочется выйти на работу, но я всё еще на больничном, так как прохожу реабилитацию после ковида.

Родных, к счастью, болезнь обошла стороной — только у 14-летнего сына был положительный анализ, но он перенес ковид бессимптомно.

Я очень благодарна всему персоналу больницы. И лекарства хорошие, и все медики очень внимательные. Когда меня выписали, санитарочки помыли мне голову, даже просить не надо было. Врачи постоянно приходили проверяли, как мы, медсестры шутили с нами и общались. Даже удивительно было, что у них много работы, а они еще так тепло с нами общаются. Особенно одна медсестра запомнилась из реанимации, она такая внимательная была, и молодой человек, наверное студент, который три дня подряд мне ЭКГ делал в реанимации. Вы про них обязательно хорошо напишите!

Еще в первую волну коронавируса мы рассказывали историю пациентки, перенесшей коронавирус в легкой форме, — она лежала в БСМП и хорошо отзывалась об условиях.

оцените материал

  • ЛАЙК51
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ3
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ8

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Loading...
Loading...