23 октября пятница
СЕЙЧАС +8°С

«Пациенты считают диагноз фатальным». Реаниматолог коронавирусного отделения — о лечении и жизни в больнице

Мы задали вопросы анестезиологу-реаниматологу из ФМБА

Поделиться

Владимир Хиновкер — врач анестезиолог-реаниматолог высшей категории

Владимир Хиновкер — врач анестезиолог-реаниматолог высшей категории

Пандемия коронавируса изменила даже жизнь тех, кто в него не верит. Волей-неволей люди начали соблюдать дистанцию, чаще оставаться дома и больше обращать внимание на свое здоровье.

А для кого-то коронавирус стал не просто частью жизни, он заполнил собой всю жизнь — в первую очередь, конечно, для тех, кто им заболел, а во вторую — для врачей. Они переехали из дома на работу, в больницы, и живут там, чтобы без перерыва помогать заболевшим. В наше время они стали теми самыми героями, борющимися с заразой на передовой, и нам было очень интересно узнать, как они живут и чем коронавирус и его последствия отличаются от привычных нам гриппа и ОРВИ.

На наши вопросы ответил Владимир Хиновкер, заведующий отделением анестезиологии-реанимации ФГБУ ФСНКЦ ФМБА России на Коломенской, врач анестезиолог-реаниматолог, который тоже сейчас живет на работе. Публикуем его рассказ.

Рассказывает Владимир Хиновкер

В инфекционном госпитале мы находится с 23 апреля, живем и работаем в больнице, периметр нам покидать нельзя. Страха заразиться нет — мы уже работали с больными при различных эпидемиях гриппа, поэтому ко всему происходящему относимся спокойно.

В нашу больницу поступают пациенты с пневмонией, им проводится короткое амбулаторное обследование, которое выявляет пневмонию с помощью компьютерной томографии. Если нет пневмонии, то пациент лечится амбулаторно. Если есть пневмония, вызванная коронавирусом или бактериальная, то пациенты в обоих случаях госпитализируются. Врачи в приемном отделении сортируют пациентов с коронавирусом и без, чтобы не было заражений, и надо сказать, у нас пока не было такого, чтобы кто-то без COVID-19 заразился. Эти пациенты лежат в разных палатах, помещения проветриваются, медработники соблюдают все правила безопасности и предосторожности.

Костюм, защищающий медиков от заражения

Костюм, защищающий медиков от заражения

Болезнь чаще всего протекает не очень тяжело, и пациенты с пневмонией, вызванной коронавирусом, лежат в обычных терапевтических палатах, их лечат пульмонологи. Из симптомов — изменения легких, которые видны на рентгене, одышка и высокая температура, слабость и в целом все то, что сопровождает острое респираторное заболевание, а коронавирус — один из его видов.

Коронавирусная пневмония отличается от обычной тем, что в некоторых случаях она протекает с тяжелым повреждением легких и развитием острого респираторного дистресс-синдрома. Чаще всего этому подвержены люди из групп риска — пожилые, люди с сопутствующими заболеваниями легких, с сахарным диабетом и ослабленным иммунитетом.

Это заболевание сложное для лечения в первую очередь потому, что нет специфических лекарств, которые действовали бы непосредственно на вирус. Медики находятся в поиске препаратов среди тех, что уже существуют, составляют сочетание, которое бы помогало при коронавирусной инфекции. Для лечения применяют препараты от малярии и ВИЧ, но, напомню, лечением занимаются пульмонологи, и они знают об этом больше.

По наблюдениям, коронавирусная пневмония протекает дольше, чем обычная. И изменения на рентгене тоже сохраняются дольше. Нужно также учитывать, что пациенты часто напуганы и боятся этого диагноза, считая его фатальным. Это не так. Все поддается лечению и заканчивается хорошо.

Чаще всего при пневмонии страдают легкие и газообмен, поэтому некоторые пациенты нуждаются в дополнительном лечении. Тогда их переводят в реанимацию, и они становятся нашими пациентами. Если легкие плохо насыщают кровь кислородом, мы помогаем обеспечить доставку кислорода в клетки тканей человека всеми существующими способами. Иногда это просто ингаляция кислородной смесью через носовые канюли или маски, иногда нужна дополнительная вентиляция, и тогда часть работы легких берет на себя аппарат ИВЛ. На лицо пациенту крепится герметичная маска, а аппарат проводит неинвазивную вспомогательную искусственную вентиляцию легких. Если и этого недостаточно — мы переводим пациентов на полную искусственную вентиляцию легких, тогда человека необходимо погрузить в медикаментозный сон.

Как оказалось, очень эффективным лечебным средством является нахождение пациента на животе, когда мы даем возможность лучше вентилироваться задним отделам легких. Эта позиция имела хороший эффект и у пациентов на ИВЛ, она способствует дополнительной оксигенации.

Коллеги Владимира — тоже в полностью закрытых противочумных костюмах

Коллеги Владимира — тоже в полностью закрытых противочумных костюмах

Что касается режима самоизоляции, мне кажется, с этим нужно быть осторожным. Длительную жесткую самоизоляцию все равно никто не соблюдает, и это очевидно, избыточные меры нервируют людей и повышают негативные настроения. Мне кажется, более разумно было бы найти компромиссные варианты, которые были бы эффективны — это меры социального дистанцирования. Людям можно гулять на природе и выезжать в лес, а если люди живут в одной квартире, то нет смысла обязывать их ходить по одному.

Более эффективным может быть и ношение масок в общественных местах, чем полный запрет на их посещение. Все-таки все это не может длиться долго. Но нужно помнить, что те, кто в группе риска, конечно, должны максимально ограничить свои контакты даже с теми, кто внешне здоров. Они могут быть носителями COVID-19 и не знать об этом. Поэтому меры предосторожности в отношении людей из групп риска, тех, кому 70–80 лет, не могут быть чрезмерными.

Вместе с коллегами я живу уже больше 2 недель, в нашем отделении анестезиологии и реанимации очень хороший и дружный коллектив, мы постоянно отмечаем вместе все праздники и дни рождения, поэтому у нас уже есть свои заведенные ритуалы. Так что жить в соседних комнатах комфортно и проблем не доставляет, очень радостно, что у нас подобрался такой коллектив. По родным, конечно, скучаем, но есть средства связи, мы переписываемся и созваниваемся по видеосвязи. Нам можно передать что-то вкусное, например, тортик или газировку, в общем, что угодно, что доставляет радость и помогает пережить это. К тому же мы часто работаем на выездах на различных чрезвычайных ситуациях, поэтому уже привыкли к тому, чтобы быть вдали от родных. Это давно стало частью нашей работы.

Вход в госпиталь, где лежат пациенты с коронавирусом

Вход в госпиталь, где лежат пациенты с коронавирусом

И все мы, конечно, думаем о том, что будем делать, когда окажемся дома. Очень бы хотелось отдохнуть на море, но это невозможно. Мне проще, я живу за городом и сразу окажусь в приятном месте, займусь земледелием, можно будет покопать грядки и поухаживать за цветами, покачаться на качелях во дворе, увижу своих родных, своих собаку и кошку. Жизнь войдет в привычное русло.

Мы 2 недели отдохнем, а дальше видно будет. Если нужно будет выйти на работу и лечить людей, то мы выйдем на работу и будем дальше заниматься лечением.

Почитайте историю 30-летнего красноярца, который заразился коронавирусом и лечится дома.

Не забудьте
оформить специальную подписку на самые важные новости, связанные с коронавирусом, поддержкой людей и бизнеса, а также с происходящим кризисом.

оцените материал

  • ЛАЙК7
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!