Все новости
Все новости

«Гнобят, не берут никуда, не дают выступать». Почему родители уводят детей из Красноярского хореографического колледжа

Одни были вынуждены переехать, другие и вовсе бросили танцы

Матери так и не удалось доказать, что ее дочь получила травму на занятии

Поделиться

Красноярский хореографический колледж — единственное в крае место, где детей усиленно готовят к карьере танцовщиков. Чаще всего именно отсюда выпускаются балетные танцоры и артисты танцевальных ансамблей. Но многие родители, дети которых там учились, недовольны качеством преподавания и отношением педагогов и администрации. На ситуацию в колледже NGS24.RU пожаловалось несколько родителей. Мы выслушали их и рассказываем, почему многим подросткам пришлось переехать в другой город или вовсе уйти из танцев.

«Травмировали ребенка и завалили двойками»


Красноярка Ольга Арямнова рассказала NGS24.RU, что ее дочь получила травму на дополнительном занятии по танцам. Это случилось еще в 2019 году, тогда девочке было 12 лет. По словам Ольги, педагог Александра Ермичева проводила в колледже разовое занятие. Во время упражнения с отводом ноги назад преподавательница резко наступила девочке на пятку. Несколько дней она не могла заниматься. Врачи диагностировали серьезное растяжение ахиллова сухожилия. Ребенку запретили активные физические нагрузки на семь с половиной месяцев.

После того как дочь получила травму, Ольга написала жалобы в прокуратуру, уполномоченному по правам человека и в адрес директора колледжа Владимира Антипина. Ответы ведомств есть в распоряжении нашей редакции. В ответе колледжа говорится, что у девочки была тройка с минусом по танцам, поэтому ей назначили дополнительные занятия. Также отмечается, что у Александры Ермичевой была нужная квалификация, урок прошел «в доброжелательной обстановке», а ученица не жаловалась на боль и не пошла в медпункт. Девочку освободили от дополнительных занятий, но затем пообещали «дополнительный подход» к ребенку.

— Фактически ребенок пропустил год: сначала травма, потом локдаун. Зимой ей поставили двойку за экзамен и за пересдачу. Ей сказали: «Вы можете претендовать на третью пересдачу, но вы же понимаете, что всё равно будет 2». То есть ребенок после пропущенного года прозанимался 4 месяца — и только теперь ему говорят: «Забирайте документы». Нам ставили двойки одну за другой. И после очередной двойки на очередном экзамене ее отчислили, — рассказывает Ольга.

В ответе омбудсмену из Минкульта края говорится, что мать написала жалобу уже в ноябре — с момента травмы прошло больше месяца. Также в министерстве заявили, что, если родителей и ученика не устраивает оценка за экзамен, можно подать апелляцию.

Ольга рассказала, что судебно-медицинская экспертиза ничего не дала, так как видимых повреждений у ее дочери не было. Травматолог в травмпункте подтвердил растяжение. Но, по словам Ольги Арямновой, врач в колледже написал заключение о том, что у ее дочери была патология и до травмы.

— Мы это опровергли: нормальные у нее ноги, и одна, и вторая. Просто серьезное растяжение, которое очень долго проходит. Насколько я знаю, на то занятие молодого педагога назначила тогдашняя и. о. директора Ольга Акинфеева. И занятие было жуткое. В первый вечер у нее болела не только нога, но и вообще всё тело, — рассказывает мама девочки.

Ольга Арямнова утверждает, что Александру Ермичеву приняли на работу в колледж, но «испугались проверки и уволили». Красноярка полагает, что в колледже было много психологического насилия и запугивания детей:

— Один из педагогов, действующая балерина, запугала детей. Дочь впала в ступор, хотя до этого у нее всё получалось. Я попросила педагога быть подобрее, потому что ребенок боится. Она говорит: «Боится? Давайте у нее спросим». Дочь в это время проходит мимо, та наклоняется и спрашивает: «Катя, ты меня боишься?» Я в шоке от такого педагогического таланта, — говорит Ольга.

После отчисления дочь Ольги очень расстроилась. Семья надеется, что девочка еще сможет профессионально заниматься танцами.

Редакция NGS24.RU обратилась за комментарием к балерине Театра оперы и балета Александре Ермичевой. Именно после ее урока девочка получила травму.

— Всё, что было необходимо, я рассказала в отделе полиции. Просьба больше не беспокоить, — написала Александра и добавила корреспондентку в черный список.

Пока хореографический колледж находится в старинном здании на Мира, но для него <a href="https://ngs24.ru/text/gorod/2022/06/02/71380895/" class="_" target="_blank">будут строить новое здание на Предмостной</a>

Пока хореографический колледж находится в старинном здании на Мира, но для него будут строить новое здание на Предмостной

Поделиться

«Ребенка подстригли практически налысо»


Жительница Норильска Анна (имя изменено) рассказала, что после учебы в колледже у ее дочери началась сильная депрессия. Девочку взяли учиться в 11-летнем возрасте. Но, по словам Анны, она «сразу не понравилась» педагогам. В последний год обучения ей поставили двойку по основному экзамену — классическому танцу. И предложили отчислиться, хотя раньше девочка училась хорошо.

— После того года в классе осталось всего 10 человек. Большинство ушли из-за отношения: просто губят, гнобят, не берут никуда, не дают выступать на сцене. Пришел ребенок открытый, с кучей медалей, участница всероссийских конкурсов. А здесь она оказалась «бестолковой» и ненужной. Переквалификации у педагогов нет. Хамят даже пятиклассникам, места под одежду не организованы. Сами педагоги пинают и выбрасывают в мусорку белые блузки учениц. Ребенка подстригли практически налысо по контуру лба. Зачем — непонятно, — рассказывает Анна.

Женщина рассказала, что она тоже жаловалась в прокуратуру. Но по ответу стало ясно, что никаких мер не примут. В результате Анна заметила, что, когда она начала заступаться за дочь, отношение к ним «стало еще хуже». Норильчанка забрала дочь из колледжа, теперь девочка учится в Краснодаре. Ее приняли на то же хореографическое отделение, но преподаватели ужаснулись уровню образования в красноярском колледже.

— Педагог увидела нас в сентябре, посмотрела и сказала: «Где вы учились столько времени? Уровень ужасный, вы вообще ничего делать не можете». Сказала, что данные есть, но нужно много работать. Но в этом году у нее уже заслуженная тройка. А из Красноярска она приехала забитым ребенком: ни кожи, ни лица, ни движения, — вспоминает Анна.

Не все ученики выдерживают строгое преподавание и сложные условия в колледже

Не все ученики выдерживают строгое преподавание и сложные условия в колледже

Поделиться

«Отдали хорошего, а забрали плохого»


В другой город перевели еще нескольких учеников Красноярского хореографического колледжа. Инна, мама 15-летнего Димы (имена изменены), рассказала, что за время учебы у ее сына испортился характер и начались нервные срывы. Хотя в учреждение его охотно приняли.

Инна рассказывает, что странности начались еще в первый год. По ее словам, 11-летнего Диму поселили со студентами выпускного класса, которым уже было по 17–18 лет.

— Когда я заполняла анкету, я спросила педагога Владимира Валюха: «Можно вам вопрос задать?» Он даже не дождался вопроса, а просто сказал: «Не переживайте, мы вашего сына и курить, и материться научим». Что, собственно говоря, и произошло. В первый же год он научился и материться, и, что самое страшное, врать. Отдавали хорошего мальчика, а забирали плохого. Просто забитого волчонка, — возмущается Инна.

Так как Дима был из другого города, его поселили в интернате при колледже. Когда началась пандемия, иногородним детям запретили выходить из здания. Даже на каникулах они не могли съездить к своим родственникам. При этом дети, которые не жили в интернате, спокойно ходили по улицам и ездили в транспорте, рассказывает Инна. Иногородних детей не водили даже к врачам — в результате медкомиссии они проходили только на каникулах.

— Молодой преподаватель тыкает учеников ручкой в бедро до крови, если ему что-то не нравится. Педагоги не мотивированы и часто унижают детей. Хотя они обучают творческой профессии, где-то надо учеников подтолкнуть, но нужно говорить, что они справятся. Теперь все бегут оттуда, как тараканы. Кто-то вообще не хочет больше заниматься танцами. Край просто лишается артистов, — рассказывает Инна.

В прошлом году мальчика забрали из колледжа и перевели в другой город. Его пришлось уговаривать продолжить заниматься танцами: он был готов уйти из балета.

Мама бывшего ученика колледжа Дарья рассказала NGS24.RU, что педагоги не замечали ее сына Максима и не шли на контакт с родителями. Кроме того, мальчикам в колледже уделяли намного меньше внимания, чем девочкам.

— Чтобы прийти в школу, мне надо было за неделю предупредить классного руководителя, а она должна была согласовать это с директором. У меня не было возможности прийти просто поговорить с учителями. Максим мне никогда не рассказывал, что происходит в колледже. За три года я не слышала ни одной похвалы, только «вы должны, Максим должен». Курящий педагог Лукьянов рассказывал им про здоровый образ жизни. И учил их чему-то, хотя сам не выступал на сцене. Чему он должен научить, если сам ничего не делает? — говорит Дарья.

После седьмого класса Максим отказался учиться в колледже, но сказал, что хочет танцевать. Тогда они переехали в Краснодар, туда же отправился его одноклассник Саша. Но Максима взяли только на второй год: педагоги краснодарского училища сказали, что классический танец в Красноярске преподавался плохо. Мальчик окончил первый год всего с одной тройкой, хотя в Красноярске хороших оценок у него почти не было. Дарья рассказала, что в классе осталось всего несколько мальчиков из того набора.

— Педагоги отметили, что дети очень замкнутые и колючие. Они настолько не привыкли к похвале. Да и завуч говорила, что они на любое замечание реагировали агрессией. И тогда я поняла, в каких условиях, в каком негативе они воспитывались. Только теперь они успокоились, у них наконец-то появились улыбки на лицах, — рассказывает Дарья.

Некоторые родители считают, что мальчикам в колледже уделяют меньше внимания, чем девочкам

Некоторые родители считают, что мальчикам в колледже уделяют меньше внимания, чем девочкам

Поделиться

«Сын зарекся когда-либо заниматься танцами»


Мама бывшего ученика колледжа Елена рассказала, что ее сын занимался танцами с первого класса. В 11 лет его приняли в колледж. Преподаватель-методист Николай Лукьянов заявил мальчику, что у того «плохая выворотность» и что тот не сможет делать элементы.

— Мы просили совета, как поработать над ногами. Он отвечает: «Не знаю, у вас ничего не получится». То есть ему нужно, чтобы ребенок был идеальный, но идеальных не бывает. Мы занимались сами, смотрели в интернете. А нам говорили: «У вас колени кривые, того не хватает, этого не хватает». Потом начали говорить: «Вы не сможете делать пируэты, потому что у него плохо с вестибулярным аппаратом. Я это вижу». Мы ходили к врачам на медкомиссию — и с ногами, и с вестибуляркой всё нормально. Мы ходили разминаться к тренеру, и она не видела никаких проблем, — недоумевает Елена.

Елена рассказала, что у ее сына были четверки, но основные роли давали троечникам. В начале февраля в колледже случился пожар. После этого, рассказывает женщина, общеобразовательных предметов стало меньше. Например, по несколько месяцев у учеников не было истории и химии. А во время пандемии сын Елены изучал материалы уроков в интернете. Кроме того, в начале этого года переехал в Японию преподаватель танцев, который очень нравился ученикам.

— В середине года нам сказали: или вы будете индивидуально заниматься, или вы не сможете написать никакие контрольные. У ребенка пропало настроение заниматься репетициями. Он возмутился, говорит: «Меня дергают с этими репетициями, я устал. Мне не нравится этот балет, он неинтересный». Я спрашиваю его: «Что будем делать?» Он ответил: «Я не хочу быть дураком, я хочу учиться в институте, раз не дают танцевать. Но я вижу, что занятия у нас низкого уровня. Я хочу уходить из колледжа», — рассказывает Елена.

В итоге семья отдала документы в обычную общеобразовательную школу. Ее сын 8 лет занимался танцами и мечтал о карьере артиста, но учеба в колледже отбила у него это желание. Теперь, по словам Елены, ребенок не хочет ничего слышать о танцах, но согласен заниматься спортом, чтобы не потерять навык. Женщина считает, что самая слабая сторона колледжа — слабый акцент на общеобразовательных предметах.

Что говорят в колледже


Родители учеников отмечают, что не хотят, чтобы кого-то из колледжа наказывали или увольняли. Они хотят более сильного преподавания общеобразовательных предметов и человечного отношения к будущим артистам.

Корреспондентка NGS24.RU написала сообщение директору колледжа Владимиру Антипину, но пока он не прочитал его. Дозвониться до него также не удалось. В самом колледже нам пообещали, что директор перезвонит, но на дальнейшие звонки никто не ответил. Тем не менее мы готовы опубликовать комментарии руководства колледжа в полном объеме.

Педагог-методист колледжа Николай Лукьянов рассказал NGS24.RU, что у него нет информации о массовых отчислениях в колледже:

— Я не отслеживаю перемещения учащихся, у меня другая деятельность. Какую-то цифру не могу назвать. Каждый год всё по-разному. Всё зависит от формы, от успеваемости, но чаще всего контингент сохраняется. У нас есть контрольные цифры приема, мы должны их поддерживать, от этого зависит наш уровень, — сказал преподаватель.

В прокуратуре нам сообщили, что на хореографический колледж за последние несколько лет было четыре заявления. Все они были написаны одним человеком.

Несколько лет назад NGS24.RU делал репортаж из хореографического колледжа. Там действительно очень жесткие правила, но многие выпускники становятся артистами мирового масштаба.

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ5
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter