Все новости
Все новости

«Мы уйдем на низкий уровень и будем там сидеть»: экономисты — о том, что будет с экономикой и рублем в 2023 году

Эксперты сошлись в том, что предугадать развитие событий сегодня тяжело. Но кое-что у них всё же получилось

Экономисты считают, что покупательная способность россиян в 2023 году может сократиться

Поделиться

2022 год стал серьезным испытанием для российской экономики из-за спецоперации на Украине и последовавших за этим иностранных санкций. При этом экономика не успела толком оправиться от пандемийных трат. Чего же ожидать от нынешнего года? Ждать ли оптимистичных прогнозов или же всё будет плохо? Эксперты рассказали, что будет с экономикой в этом году.

Прогнозы делать тяжело

Многие эксперты сошлись во мнении, что делать общие прогнозы о судьбе российской экономики в 2023 году в нынешних условиях бессмысленно. Директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ Олег Буклемишев отметил, что в это время даже профессиональные макроэкономисты не понимают, что будет происходить.

— Всё очень сильно зависит от событийного ряда, предсказать который, используя какие-либо вероятности, невозможно, — считает Олег Буклемишев. — Всё зависит ведь не только от хозяйственного развития, но и от других вещей, которые недоступны оценке со стороны обычных менеджеров.

С ним согласен и экономист Константин Селянин, который пояснил, что события, напрямую влияющие на экономику (наподобие СВО и частичной мобилизации), будут происходить, но непонятно, когда именно и какими они будут.

— Делать предположения из той ситуации, что имеется сейчас, понимая, что она никак не сохранится и никакого статус-кво не будет, — довольно бессмысленно. Что конкретно произойдет в 2023 году, мы тоже не знаем, и какие-то варианты разбирать тоже нет смысла, — пояснил Селянин.

Впрочем, некоторые эксперты считают, что долгосрочные прогнозы (на полгода-год) более эффективны, чем помесячные. По словам экономиста Георгия Остапковича, Минфин и Центробанк спрогнозировали падение ВВП на 3–4% к концу прошлого года. В 2023 году ВВП тоже должен оказаться в минусе, но уже в меньшем.

— Темпы падения будут замедляться. Где-то в 2024 году мы можем войти в ноль и фактически выйти из рецессии, — считает экономист. — Проблема в том, что у нас не экономический кризис, а геополитический, который прогнозировать очень сложно. Когда проблемы геополитические, совершенно не ясно, каким будет санкционное давление, какими будут поставки, логистика. Я думаю, к 2024 году падение закончится, и до 2025 года мы будем отбивать минус, который получим в 2022–2023 годах. И только в конце 2025 — начале 2026 года мы выйдем на тот объем ВВП, который был в 2021 году. Фактически среднегодовой темп с 2022 по 2025 год будет нулевым.

Георгий Остапкович — директор Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ.

В свою очередь, финансовый аналитик и доцент РАНХиГС Николай Кульбака считает, что к цифрам начала 2022 года Россия вернется в лучшем случае в 2024 году.

— Проблема заключается в том, что, скорее всего, восстановления в полном объеме не будет — мы просто уйдем на низкий уровень и будем на нем сидеть. У нас не будет отталкивания от дна, у нас будет падение на некий низкий уровень 2023 года, мы потеряем где-то процентов 5 от ВВП, а дальше у нас будет рост примерно по проценту в год, — считает Кульбака. — Мы находимся в положении, когда осознанно отрезаем себя от западных рынков — режем по живому. Это приведет к дальнейшему падению уровня жизни, снижению реального уровня доходов и экономики в целом.

Какие-то прогнозы возможно делать и по отдельным отраслям экономики — например, по поводу валютных курсов и ключевой ставки. В декабре Центробанк во второй раз подряд оставил ключевую ставку без изменений — на уровне 7,5%.

— Уже в феврале будем видеть, как прошли Новый год, как сказалось незапланированное увеличение тарифов по ЖКУ, поймем, что с потолком, насколько это повлияет на экспортную выручку, — пояснил Константин Селянин. — Если брать валютный курс, то сейчас сила рубля обусловлена медленным восстановлением импорта — процентов на 80 от прошлых значений. Какого-то ускорения не происходит. Может ожидаться резкое падение экспорта в условиях потолка санкций. Был совершенно обратный эффект, когда все покупали весной и летом российские нефть и газ, но с августа это начало меняться. Главный драматизм будет от потолка цен на нефть — надо понять, как эта санкция будет работать, а поймем мы это только в январе-феврале.

Что же касается валютного курса, то в данной ситуации на него будет влиять соотношение экспорта и импорта. По словам Константина Селянина, сейчас предложения на валюту больше, чем спроса.

— Россия традиционно имела высокий профицит торгового баланса. Сейчас он увеличился вдвое, потому что по экспорту не упали — все лихорадочно скупали российское сырье в апреле — июне. Только потом уже стали сказываться санкции, а импорт упал уже в апреле. На валютный курс это влияет прежде всего, — пояснил экономист.

— Основной удар по российской экономике при циклическом кризисе идет именно через резкое падение экспортно-сырьевых доходов государства из-за снижения цен на нефть и газ. Также на это влияет объем экспортируемых из России товаров, — подтвердил Алексей Федоров. — Для компенсации выпадающих доходов нужно соответствующим образом ослабить курс рубля. Таким образом государство старается сбалансировать бюджет, но одновременно из-за высокой доли импортных товаров вызывает рост инфляции. Это сокращает покупательную способность граждан и уровень жизни в стране.

Мировая рецессия не повредит

Еще одна проблема, которая может грозить российской экономике в следующем году, — рецессия экономики в Европе и США. В этой ситуации плюсом становится то, что российская экономика всё меньше связана с западной. Но есть и другие механизмы, через которые кризис за рубежом способен усугубить ситуацию в России. Экономист Константин Селянин считает, что сейчас про российскую экономику говорить намного сложнее, чем год назад, поскольку наша страна больше не является частью мировой экономики.

— Сейчас Россия явно выпадает из мировой экономики, всё меньше связей с привычными партнерами. Серьезно поменялась структура импорта — в этом году мы покажем результат на треть меньше, чем в прошлом, это очень большой провал, — объяснил Константин Селянин. — Нужно понимать, что раньше треть всего импорта приходилась на страны ЕС, столько же на Китай, 15% — на страны СНГ. Сейчас же структура импорта поменялась по региональному аспекту — практически ничего не импортируется из Европы, из стран СНГ параллельный импорт, что-то привозят из Китая. Это другая совершенно специфика.

Экономист Георгий Остапкович отметил, что рецессия часто переходит в финансово-экономический кризис, при котором падают все социальные и экономические индикаторы, начинается турбулентность в финансовой системе.

— Это большой минус для нашей экономики, потому что тут же падают цены на все сырьевые товары, причем не только углеводороды (газ и нефть), но и на уголь, удобрения, металлы, зерно, первичную химию. Это основа российского экспорта, потому что около 80% процентов от него составляют сырьевые товары. Значит, упадут экспортные цены, будет меньше дохода в экономике — от этого начнется рост безработицы, сокращение реальных располагаемых доходов, по крайней мере, у экспортоориентированных предприятий, — заключил эксперт.

— Циклический спад 2023 года может привести к росту уровня безработицы в России до 8–9%. Учитывая, что в этом случае инфляция в нашей стране в течение всего 2023 года останется на повышенном уровне, реальные располагаемые доходы россиян продолжат сокращаться и в следующем году, как и ВВП России, который может упасть еще на 4–6% в годовом выражении, — отметил аналитик Алексей Федоров.

Что еще почитать по теме

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ5
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter