Все новости
Все новости

«Дети у меня появляются раз в шесть лет»: откровенное интервью с Андреем Рожковым из «Уральских пельменей»

Мы поговорили с кавээнщиком о родителях, детях и кризисе среднего возраста

Андрей Рожков умеет развеселить буквально одной фразой 

Поделиться

Андрею Рожкову сегодня исполняется 50 лет. Капитан «Уральских пельменей», актер, благотворитель, активный гражданин, но самое главное — простой и очень добрый человек.

Наши коллеги из E1.RU встретились с Андреем на Химмаше, районе Екатеринбурга, где он родился и много лет жил. Сначала зашли в местный ДК, который он помог защитить от сноса, а потом прокатились по району.

Про детство, родителей и пятидесятилетие

— Я нашел ваше интервью десятилетней давности, когда вам было сорок. Вас тогда спросили: «Что вы будете делать в пятьдесят?» И вы сказали: «На серфинге уже, наверное, кататься не буду, потому что здоровья нет».

— Серьезно?

— Да. «Рассчитываю, что к этому времени появится дочка». Как я понимаю, серфинг остался, а дочка не появилась?

— Дочка не появилась, появился третий ребенок в семье, но мальчик, появилась собака. На серфинг собираюсь, как раз уезжаю. У меня такое правило, что дни рождения я отмечаю на воде.

— Поедете в Египет?

— Да, в Египет свой любимый поеду, к бедуинам.

Свой день рождения Андрей Рожков встретит в Египте 

Свой день рождения Андрей Рожков встретит в Египте 

Поделиться

— Мы находимся рядом с ДК «Химмаш». Нас будут читать и смотреть не только жители Екатеринбурга, а потому не все понимают, что такое Химмаш.

— Химмаш — это место, где я родился, где я прожил двадцать пять лет, где работали мои мама и папа. Здесь на доске почета висела фотография мамы, там, на центральной площади Химмаша, папа работал в горячем цеху. Я туда к ним часто приходил на работу. Мама работала крановщицей.

У меня рабочая семья, династия. Я тоже должен был работать на этом заводе. Пошел в институт — поступил от завода, стипендиатом был, но так сложилось, что на заводе Химмаша работают один или два цеха, а я связал свою жизнь с творчеством.

— Вы помните своих родителей в возрасте пятидесяти лет? Насколько вы сейчас на них похожи? Есть какие-то общие черты?

— Да, конечно, помню. К сожалению, родителей уже нет в живых. Папа был вечным балагуром, всё время зажигал и танцевал на всех свадьбах и днях рождения, шутил без остановки, был знаком со всем Химмашем, со всеми дружил. А мама была модница, несмотря на то что работала крановщицей. (Смеется.) Она всегда выбирала какие-то наряды себе, это всегда было проблемой в семье, потому что папа хотел теплицу новую, а мама хотела новую кофту. Познакомились они на Химмаше.

В квартире, где вырос Андрей Рожков, теперь живут кришнаиты. Местные, судя по разбитым окнам, их не очень любят 

В квартире, где вырос Андрей Рожков, теперь живут кришнаиты. Местные, судя по разбитым окнам, их не очень любят 

Поделиться

— Если говорить о родителях — в вас больше маминого или папиного?

— И того и другого поровну. Салат такой, микс, окрошка получилась. Правда, одеваюсь я не как мама, попроще. Но общительный, тут я в папу больше.

— Знаете, когда родители уходят, то остаются воспоминания, которые аккумулируются в каких-то вещах, каких-то вкусах и запахах. Для вас родители и всё, что с ними связано, с чем прежде всего ассоциируются?

— Я жил в старом домике, который построили пленные немцы, — с толстыми стенами, теплый очень дом, с деревянными перекрытиями. И я помню, что в субботу рано утром, мне кажется, часов в шесть, я просыпался от запаха пирогов с кухни. Папа всегда стряпал пирожки. Он сам родом из деревни, которая за прудом находится, — из Нижне-Исетского. Там еще дом дедовский сохранился, я там тоже в детстве был, помню. И там тоже постоянно была стряпня, постоянно доставали из печки какие-то теплые нереально вкусные пироги.

— А сами не печете?

— Нет, к сожалению. Только потребляю.

А в детском садике, куда ходил Андрей Рожков, теперь церковь. Мистика какая-то! 

А в детском садике, куда ходил Андрей Рожков, теперь церковь. Мистика какая-то! 

Поделиться

Про семью и кризис среднего возраста

— Когда у вас был кризис среднего возраста?

— Недавно.

— В чем выражался?

— В раздумьях, во внутренних сомнениях... Так ли я всё делаю, туда ли иду. Лет в сорок пять — сорок семь. Мне кажется, это переломный момент для всех мужчин. У меня всё четко, по классике: в тридцать женился, в сорок начал осознавать, что глава семьи, и ближе к пятидесяти успокоился и понял, что всё хорошо.

— В чем выражался этот кризис?

— Начались сомнения насчет моей деятельности. То ли это, надо ли это кому-то.

— Как успокоились? Нашли ответ на свой вопрос?

— Я посмотрел вокруг. Я же занимаюсь благотворительностью — посмотрел, как люди живут, и понял, что у меня всё отлично.

— Многие в вашем возрасте меняют семью. Было что-то такое?

— Да, видел у многих друзей. И абсолютно уверен, что ни к чему хорошему это не приводит. Я на примере близких и друзей смотрю — никаких положительных моментов не вижу. Возможно, там было совершенно невозможно сосуществовать вместе, в прошлой семье. Но у меня никогда такого не было.

— Мне понравилась фраза: «Это большое искусство — вместе состариться». Вы с женой уже много лет вместе?

— В том году отметили двадцать лет со дня свадьбы, юбилей. У нас раз в шесть лет появляются дети: старшему восемнадцать, среднему — одиннадцать, младшему пять. Дети — это семейный цемент.

— Иногда это не цемент...

— Иногда да. Но меня спасало и спасает то, что я часто бываю на гастролях, уезжаю, как моряк, на неделю-две. И они без меня отдыхают, и я успеваю соскучиться, приезжаю с новыми ощущениями и с новой любовью.

Про благотворительность


— У вас же был свой фонд?

— Сейчас его уже нет.

Андрей Рожков искренне не понимает, почему так мало людей занимаются благотворительностью 

Андрей Рожков искренне не понимает, почему так мало людей занимаются благотворительностью 

Поделиться

— Но вы продолжаете заниматься благотворительностью. Откуда это пошло?

— Да такая христианская традиция. Мне странно, что многие люди этого не понимают. И что многие мошенники этим пользуются. Сборы эти в автобусах, молодые люди, которые ходят с пластиковыми кубами, — это всё мошенники, конечно, 99%.

— Смотрел недавно интервью Бондарчука. Ему показали девочку, которой он помог десять лет назад. Он ее, конечно, не узнал, она стала красивой девушкой. Были ли у вас такие случаи?

— Недавно ко мне подбежала девушка. Подбежала, сказала, что я им помог, поблагодарила. Приятно!

— Можете сказать, какой процент дохода вы отдаете на благотворительность?

— Ой, это всё стихийно. Обычно получается, что я не из семейного бюджета трачу, а с заработанного на мероприятиях. Бывает, что соглашаюсь на какие-то коммерческие предложения с прицелом на то, что все деньги уйдут на благотворительность.

Про общественную жизнь


— Вы довольно активный участник общественной жизни. Например, я видел ролик, в котором вы призывали голосовать по поправкам к Конституции. Как это было? Кто вас попросил? Почему согласились?

— Попросили на канале нашем, аккуратно, без нажима. Дали время подумать, я согласился. Сомнения были, конечно. Но сейчас их меньше, чем тогда.

— Почему?

— Считаю, что правильно сделал.

— В чем правильность?

— Там было много пунктов. С какими-то из них я был не согласен, но с какими-то согласен полностью.

— Например? Просто интересно, потому что всё воспринимается неоднозначно.

— Да, и мне в этом плане очень нравится «Ельцин Центр» и всё, что с ним происходит. Всё, что льется на него со всех сторон. Но там есть прекрасное панно, на котором Конституция России читается известными людьми. Знаете?

— Да-да.

— И я, когда там бываю, уделяю всегда этому время. Все-таки Конституция — это живая материя. Она не может устаканиться на тысячелетия и века. Она должна подстраиваться под нужды, я так считаю. Ситуация в мире меняется. Мы видим, что происходит в соседних дружественных странах. Я обращаю на это внимание. И мне кажется, что нельзя отгородиться от этого, нужно высказывать хотя бы свое мнение.

Про мечту снять фильм


— Вы говорили, что думали, тем ли сейчас занимаетесь. А все-таки вы сейчас на чем сосредоточены?

— Есть творческие планы хорошие, интересные.

— Это «Уральские пельмени»?

— Нет. Они уже идут по накатанной и особых усилий не требуют. Там структура, которая выстроена, работает сама. А есть другие творческие планы, которые было бы интересно воплотить за следующие 50 лет. Время есть еще.

— В последний раз удовольствие от творчества получали от какого-то проекта? Что сделали что-то — и прям кайфово?

— Пару лет назад у меня был прекрасный опыт съемок в кинофильме, даже главную роль сыграл, мечта всей моей жизни. Партнерами были гениальная актриса Олеся Железняк, Миша Трухин, Алексей Маклаков. Я столько почерпнул от них, хотя, казалось бы, 20 лет на сцене выступаю.

— Я посмотрел рейтинг этого фильма на «Кинопоиске», и он так себе — всего лишь 4,53.

— Прилетело много за этот фильм: и положительных отзывов много было, и отрицательных. Я не склонен ковыряться во всем этом: что сделано, то сделано.

Сейчас очень хочу снять фильм здесь, на Урале, на реке Чусовой. Уже съездили туда в трехдневный поход со сценаристами, посмотрели места съемочные. Район горы Белой.

— Фильм в каком жанре будет?

— Это приключенческая семейная комедия про поход отцов и детей. Хочется такие личные ценности поднять.

— Много денег надо?

— На самом деле не так много, около 50 миллионов.

«Везучий случай» — пока единственный фильм, в котором сыграл Андрей Рожков 

«Везучий случай» — пока единственный фильм, в котором сыграл Андрей Рожков 

Поделиться

— Да это же ерунда вообще для фильма.

— Да, но где их взять столько? Если у кого-то есть лишние деньги, давайте! Сделаем хороший фильм здесь и покажем нашу природу, уральский характер.

— Реально снять фильм, который пойдет в прокат?

— Реально. Абсолютно. Есть люди, есть хорошие сценаристы и режиссеры, актеры хорошие. Согласился поучаствовать Михаил Сергеевич Боярский. Он активно подключился, читает сценарий, вычитывает, что-то предлагает свое.

— На какой стадии сценарий?

— Думаю, 80% где-то. Тьфу-тьфу, нельзя так говорить, ну да ладно. Я участвую в написании, но я не основной сценарист: у меня не хватает опыта. Это все-таки драматургия большая.

— А режиссером кто будет?

— У нас шорт-лист составлен из нескольких режиссеров, тоже не буду говорить пока, ведутся переговоры.

— Хочется кого-то модного или маститого?

— Хочется человека, который бы эту историю прочувствовал и свое видение какое-то добавил... Я хочу показать природу нашу. Очень хочется. Чусовая, горы наши.

Я зачитался Ивановым, и мне захотелось что-то подобное. «Сердце Пармы» прочитал недавно, затем «Золото бунта». Мне прямо очень понравилось. Таким кинематографическим языком написано.

— Если всё будет хорошо, когда могут начаться съемки? В следующем году?

— Этим летом хотим. Если всё успеем. Если не успеем — на следующее лето передвинем. Мы не торопимся. Зимой это невозможно. Там и летом-то не проехать, потому что это съемочная группа, оборудование. Мы даже специальные какие-то подъезды смотрели, чтоб были. Там есть очень классные съемочные виды, но туда просто не добраться. Придется на себе тащить всё оборудование, это тяжело.

— Это для вас какая-то мечта — снять фильм? Не комедийный, а семейный и...

— Я считаю, что лучше сделать один раз хорошо, нежели много раз плохо. За это время можно было сделать уже десять фильмов, как говорится. Но хочется один, но хороший.

— Ну здорово. Уральский такой подход.

— Абсолютно. Ну а что, один раз живем же. Или у нас есть еще варианты?

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter