Недвижимость Многодетной семье с Камчатки продали дом в Сухой Балке, который они должны снести из-за близости к нефтепроводу. Как так вышло?

Многодетной семье с Камчатки продали дом в Сухой Балке, который они должны снести из-за близости к нефтепроводу. Как так вышло?

Репортаж из поселка, где жителей шестой год выселяют из законных домов у нефтепровода — под угрозой еще 180 строений

Пока есть решение суда о сносе 8 первых домов в Сухой Балке

Светлана с супругом и тремя детьми, младшему из которых нет и трех лет, переехали с Камчатки под Красноярск 25 марта этого года. Семья за 8,5 миллиона рублей купила в ипотеку двухэтажный дом в поселке Сухая Балка. Выбирали тщательно: супруг приезжал заранее и отсматривал объекты, документы проверяли юрист и риелтор небольшого красноярского агентства недвижимости, с ними же зарегистрировали сделку в Росреестре. А спустя месяц, в апреле, от соседей семья случайно узнала, что дом должны снести: он попадает в охранную зону нефтепровода компании «Транснефть — Западная Сибирь». Впятером они могут оказаться на улице.

— Спустя месяц я узнаю пикантные подробности. Я не плакала, я была в шоке и ужасе. Ты не понимаешь, что происходит и на каком основании. Покупали мы через риелторов, никаких вопросов вообще не возникло, в Росреестре в частности. Как потом нам сказали, нет федерального закона, который устанавливает зоны. Дом у нас построен по разрешению, есть все технические паспорта, но мы живем и ждем, когда нам принесут уведомление о принудительном сносе, — вспоминает уже спокойно наша собеседница.

Вот этот дом справа на фото купила семья с Камчатки. До этого он сдавался в аренду посуточно

Прошлый собственник, говорит Светлана, словом не обмолвился о сложившейся ситуации. Сам он давно перебрался в другой регион, коттедж долго сдавали в аренду посуточно. Показывал его сосед.

— Ни слова, ни полслова, никогда это не всплывало. Единственное, меня недавно осенило, когда мы выбирали, постоянно звонили продавцы и интересовались у риелторов, не передумали ли мы. Вот выяснилось почему... — вздыхает женщина.

Шесть лет обороны: история вопроса

Возникают вопросы, почему профессиональные риелторы не знали ничего о нашумевшей истории в Сухой Балке? Она тянется с 2016 года — уже 6 лет идут суды местных жителей и нефтяной компании, периодически всё всплывает в СМИ. Дома, о которых идет речь, стоят слева на въезде в пригородный поселок со стороны Солнечного. До 2014 года границы населенного пункта были гораздо дальше, но постепенно он застраивался. Люди тянулись в Сухую Балку из-за близости к городу, земле под ИЖС и плюсам, которые она дает: прописка, городская вода, школьный автобус, благоустройство и уборка территории за счет муниципалитета.

Сейчас выселение грозит собственникам только 8 домов. У них на руках уже есть иски и решения судов о том, что им своими руками нужно снести постройки. Люди продолжают судебные тяжбы за компенсацию, которую требуют с Емельяновской администрации и Шуваевского сельсовета. Но, согласно документам, в ту самую 150-метровую охранную зону входит 891 объект, из них 186 жилых домов. Начали с тех, кто ближе всех.

Две трубы нефтепровода тянутся по всему Емельяновскому району и дальше. Сейчас их обозначают деревянные «ворота» и многочисленные таблички. Однако люди уверяют, что, когда строились, не знали о роковом соседстве и охранных зонах.

Одна из активисток, Татьяна, у которой мы уже бывали в 2019 году, вспоминает, что тогда указателей не было — они появились после первых судов. Более того, как и у Светланы с Камчатки, с документами всё было в порядке — сельская администрация спокойно выдавала разрешения на строительство, а Росреестр края фиксировал права собственности на недвижимость без вопросов.

За 6 лет борьбы с нефтяной компанией Татьяна потеряла маму: из-за переживаний у нее случился инсульт
Жители говорят, что, когда покупали дома, видели только вот эти таблички

Сама женщина купила пустую брусовую «коробку» и участок в 12 соток у предпринимателя, который разделил большой кусок земли на восемь и построил тут улицу из коттеджей. Ее семья с двумя сыновьями продала квартиру, машину и взяла ипотеку, чтобы обрести семейное гнездо. Обошлось всё в 3,7 миллиона, еще больше ушло на достройку дома, ремонт. Сейчас семья просит компенсацию в 10 миллионов. Они стали первыми, кто получил иск от дочки «Транснефти» после прописки. Пострадал и застройщик — у него остались непроданными три объекта, которые сейчас по понятным причинам никому не нужны.

За 6 лет судов Татьяна потеряла маму, которая жила с ними в Сухой Балке. Женщина настолько переживала из-за сложившейся ситуации, что в декабре 2021 года скончалась от инсульта.

В 150-метровую охранную зону попадает 180 домов в Сухой Балке — их могут снести

Как законные дома оказались вне закона?


Изначально в администрации Емельяновского района говорили, что вина в сложившейся ситуации лежит на самой компании «Транснефть — Западная Сибирь».

— Наблюдая, как в охранной зоне ведется капитальное строительство, ею не были предприняты меры для его прекращения, — комментировали нам в 2019 году. — Стоит отметить и тот факт, что в ЕГРН общий коридор охранной зоны магистрального трубопровода «Транснефти» с даты постановки его на учет в 2014 году до сих пор составляет порядка 60 метров. О том, что существует 150-метровая охранная зона, от «Транснефти» ранее, до возникновения этой проблемы, официальные уведомления в органы местного самоуправления не поступали.

Нефтяники же настаивают, что не раз предупреждали власти района о ситуации. В суде они предоставили документы о том, что компания неоднократно обращалась в администрацию еще с 2011 года. Сегодня, судя по ответу на наш запрос, позиция не изменилась: «Магистральные нефтепроводы Омск — Иркутск и Анжеро-Судженск — Красноярск на момент строительства и ввода их в эксплуатацию были расположены вне границ населенного пункта».

При этом расширение границ Сухой Балки произошло позднее, с 2014 года, и никаких согласований с собственниками нефтепроводов администрации Шуваевского сельсовета, Емельяновского района не провели.

Также в компании уверяют, что информационные таблички появились не в 2017 году, а были установлены с момента ввода нефтепроводов в эксплуатацию — в 1961-м и 1974 годах.

Со времени первого иска жители стучатся во все двери — пишут президенту, депутатам, обращались к уполномоченной по правам человека в РФ. В последние годы плотно держат связь с краевым омбудсменом Марком Денисовым. Недавно вопрос обсуждался на комиссии в Заксобрании, где он зачитывал свой годовой доклад.

По словам омбудсмена, компания «Транснефть — Западная Сибирь» отозвала у судебных приставов исполнительные листы по принудительному сносу жилых домов. Что, впрочем, считает он, ни о чём не говорит — это «временное затишье». Согласен с ним и депутат Заксобрания Виктор Кардашов: проблема не решена — и на это может уйти не один год. В следующий раз к вопросу вернутся на заседании в конце июня.

Сейчас нефтепровод обозначают вот такие бело-синие ворота

«Горячие точки» на карте России


По данным аппарата уполномоченного по правам человека, аналогичная проблема есть в 58 регионах страны — под бульдозер могут пойти больше 102 тысяч домов, 1560 участка и 2644 других объекта (гаражи, подсобные помещения). По всем ним ищут единое решение.

Красноярские активисты с Сухой Балки держат связь с жителями Томской области. Там компания «Газпром трансгаз Томск» добилась в суде сноса девяти жилых домов в микрорайоне Красная Горка в селе Корнилово из-за их близости к газопроводу. Одним владельцам удается держать оборону. Другим повезло меньше — их жилье уже сравняли с землей под надзором приставов. Недавно, рассказывает Татьяна, пришли хорошие вести: там суд встал на сторону собственников, а не газового гиганта. Может быть, и красноярцам повезет так же, надеется она.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
«Дальше что? Реклама на бездомных собаках? Крысах?»: журналистку NGS24.RU разозлила реклама на деревьях
Полина Бородкина
Корреспондент NGS24.RU
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Рекомендуем
Знакомства