Работа интервью «Если не могу помочь всем детям, то помогу хотя бы одному»: история красноярца, который стал наставником для ребенка из детдома

«Если не могу помочь всем детям, то помогу хотя бы одному»: история красноярца, который стал наставником для ребенка из детдома

Молодой человек на своем примере показал, как важно наставничество для детей без родителей

Максим носит гордое звание наставника для ребенка из детдома почти год

27-летний красноярец Максим Мичурин занимается благотворительностью, он регулярно помогает приютам для животных, детским домам и домам престарелых. У парня не так много свободного времени, он региональный директор в одной из крупных городских сетей, тем не менее кто хочет, возможность найдет. В 2022 году он откликнулся на пост фонда «Красноярье без сирот» и почти год является наставником для ребенка из детдома. Он откровенно рассказал корреспонденту NGS24.RU Полине Бородкиной о том, что ему дает участие в проекте «Наставничество» и почему ребенку из детского дома нужны длительные отношения, а не разовые посещения и куча подарков.

Максим нашел время, чтобы прийти к нам в редакцию и всё обстоятельно рассказать

«Наставничество» — программа красноярского регионального фонда «Красноярье без сирот». Она предполагает регулярное взаимодействие волонтера с одним конкретным ребенком на протяжении длительного времени. Наставник — это старший надежный друг, который помогает советом и делом, проводит с ребенком время, берет в гости и может стать значимым взрослым в жизни ребенка для сопровождения в процессе взросления, выбора образовательного пути, перехода к самостоятельной жизни. Программа реализуется в КГТУ «Красноярский детский дом № 1», КГТУ «Красноярский детский дом № 2 им. И. А. Пономарева», КГТУ «Красноярский детский дом "Самоцветы"», КГТУ «Сосновоборский детский дом» и КГТУ «Есауловский детский дом».

Внимание брать неоткуда

Тяга помогать нуждающимся появилась у Максима еще в школе. Он учился в одном классе с воспитанниками детского дома имени Хазрета Меджидовича Совмена, и в разговоре с ним ребята не раз упоминали о том, как они завидуют одноклассникам из полных семей. Потому что у них есть родители и другие взрослые друзья.

— Я с ними общался и понимал, что они хотят. Оказание поддержки извне, которая была доступна нам, она не была доступна им, — поясняет Максим. — И занятие благотворительностью мое уже в сознательном возрасте было направлено лишь только на поддержание и оказание поддержки больше моральной. Не может один воспитатель в детском доме дать одинаковое понимание всем ребятишкам, его просто не хватит на всех. И, вступая в этот фонд, я понимал, что то внимание, которое, по идее, им недодают, им неоткуда его просто взять.

Летом 2022 года Максим листал новостную ленту во «ВКонтакте» и наткнулся на пост с просьбой стать другом для ребенка из детского дома. Сначала молодой человек сильно засомневался, но потом интерес взял верх.

— Я думаю: «Как можно стать другом для ребенка детского дома, когда там закрытая территория, за которую ему можно выходить только в подростковом возрасте?» И что значит «быть другом для ребенка из детского дома»? Бог его знает… Это дети, которые помещены в спецучреждения, у них могут быть какие-то травмы, как быть для них другом? Не знаю, но заинтересовала меня эта тема, — вспоминает Максим. — Зашел, посмотрел, там было описание о том, что детям нужен взрослый друг, который будет наставлять их. Не то чтобы на путь истинный, наверное, а для того, чтобы раскрыть их внутренний потенциал, интересы, потому что всё же сейчас шаблонно у них: и в школе, и в детском доме, где массовое скопление детей — почти всё воспитывается по шаблону. И выходя из детского дома, они попадают в мир взрослых людей, где они абсолютно не адаптированы. Та же самая проблема похода в банк для выпуска банковской карты может стать для них реально большим стрессом, и они, скорее всего, с ним не справятся.

Нашли «пару»

Через неделю Максиму позвонили из красноярского регионального фонда «Красноярье без сирот» и пригласили на обучающий курс.

— Было два этапа обучения: очное и онлайн. Не раз общались с психологом, определяли, подхожу ли я проекту, психотипы и так далее. Это, наверное, больше не обучение, а тренинг, где ты понимаешь, подходит ли тебе это или нет. Дают азы психологии сиротства, что можно и нельзя делать с ребенком. Например, нельзя давать деньги, потому что они не умеют обращаться с ними. Рассказывают о воспитании детей, которые попали в детский дом, потому что их воспитание сильно отличается от воспитания детей в семье. Рассказывают, что дети попадают туда не от лучшей жизни. То есть нас немножко приопускают на землю, потому что ты витаешь в облаках и думаешь: «Ни фига себе». Ну это так просто, ты же просто друг, грубо говоря, когда ты заполняешь ту анкету, там красочно написано, но не всё так ярко и прекрасно, как оно есть, к этому нужно всё равно подходить осознанно, потому что дети там другие, абсолютно другие, — рассказывает Максим. — Мне сказали, что я подхожу и что мне позвонят, когда найдут мне «пару». Потому что детей подбирают по темпераменту, по характеру, по интересам, чтобы вы были с ним похожи, чтобы ребенку и мне было комфортно.

Так у Максима появился 14-летний Саша (имя изменено) — воспитанник красноярского детского дома № 2 им. И. А. Пономарева. Это произошло спустя два месяца после обучения, еще месяц ушел на сбор необходимых документов для того, чтобы получить доступ к ребенку. Максим прошел огонь и воду, пока собрал полный пакет.

— Новые дети не поступали, а воспитанники не заполняли анкеты. Желание ребенка в любом случае учитывается, пока ребенок не захочет себе наставника, не посмотрит на своих сверстников, либо пока его там не убедят в том, что «это круто, чувак». Пока он не заполнит анкету, он не станет так называемой парой, — поясняет Максим. — Нужно было пройти просто миллион всяких врачей. На самом деле их там, по-моему, штук 8 всего, то есть там есть обязательно какие-то анализы. В общем, грубо говоря, как ты становишься приемным родителем, вот всё то же самое необходимо было сдать. Психолога, психиатрическую экспертизу нужно было пройти в псих- и наркодиспансерах, еще какие-то справки… На это у меня ушел месяц из-за занятости и таких ситуаций, когда кто-то в отпуске или кто-то не может подписать справку.

Детский дом, в котором живет Саша

Первая встреча Максима и Саши состоялась на территории детдома в сентябре 2022 года. Максим очень переживал, поэтому попросил психолога фонда поприсутствовать во время встречи. Сначала Саша не воспринял Максима всерьез из-за негативного опыта с другим наставником, но потом пошел ему навстречу. Подружиться им помогла игра в телефоне.

— Замдиректора детского дома позвала Сашу: «Привет, знакомься, это Максим, твой наставник». Саша: «Ага, понятно». И убежал. Потом мне объяснили, почему была такая реакция. У него до этого был наставник из другого фонда. Женщина к нему приехала всего два раза за год. Она с ним очень мало общалась. Ты забываешь, как выглядит наставник, она забывает, как выглядит ребенок. И общение их полностью сошло на нет. И поэтому у него сложилось такое понимание: «А, наставник очередной. Не сильно интересно», — рассказывает Максим. — Нам устроили тет-а-тет разговор. Психолог начала его, я начал задавать встречные вопросы: чем любишь заниматься, может, ты играешь в телефон, какие игры, перечисли, дай посмотреть. И я нахожу у него в телефоне игру, в которую играю сам уже шесть лет подряд. Мы обменялись номерами телефонов, списались в WhatsApp и уже вечером вместе играли в эту игру. И вот это было, наверное, точкой начала наших взаимоотношений.

«Отношусь как к младшему брату»

По правилам программы, первые 10 встреч наставника и его подопечного должны пройти на территории детского дома. Всё для того, чтобы они привыкли друг к другу. Однако для Максима и Саши сделали исключение, потому что они сразу спелись. Их вторая встреча прошла уже за пределами учреждения.

Поначалу Максим виделся с Сашей только по выходным — утром молодой человек забирал ребенка после завтрака в детдоме и возвращал только вечером перед ужином. Наставник и его подопечный ходили в зоопарки, бассейны и кино, а также катались на автомобиле, пили горячий шоколад и много разговаривали — это их любимое. Спустя несколько таких встреч Максим и Саша настолько привязались друг к другу, что им стало сложнее прощаться по вечерам. Теперь они общаются каждый вечер.

— Со временем ты очень сильно привыкаешь к ребенку, и становится очень сложно с ним прощаться по вечерам. Ему грустно, когда ты его в воскресенье вечером отдаешь, и он понимает, что целую неделю ты его видеть не будешь. И ты понимаешь, что целую неделю ты его видеть не будешь. А ты к нему притираешься, как брат, — поясняет Максим. — Со мной он постоянно пытается встретиться. Он мне сам звонит, сам пишет, сам приглашает в игру играть. Я уже отношусь к нему не как к ребенку из детского дома, а как к младшему брату. Я не его родитель, я его друг.

Не педофил ли ты?

В ноябре 2022 года Максиму разрешили забрать Сашу на все новогодние каникулы, но перед этим молодому человеку пришлось снова пройти огонь и воду и снова собрать все справки, только уже для органов опеки.

— Они это всё проверяют, выносят постановление, чтобы к тебе домой пришли органы и проверили, насколько хорошо ты живешь. Познакомились с моими собаками, спросили, адекватный я или нет, спросили, не педофил ли я, — рассказывает Максим. — Она [представитель органов опеки] аккуратно на самом деле спросила. «Слушайте, вы меня, конечно, извините, вам всего 27 лет, у вас, там, нет постоянной девушки. Зачем вам это? Для чего вы хотите, чтобы этот мальчик ходил к вам домой?» Я говорю: «На что вы намекаете?» Она: «Ну вы знаете, педофилия...», — и так глазами мотает по всей квартире. Я: «Слушайте, я прошел две психолого-психиатрические экспертизы. Я вам рассказал, зачем оно мне всё надо, почему мне это всё надо, чем я раньше занимался. И вы у меня спрашиваете, не педофил ли я?» Она: «Ну всё, всё, ладно, всё, подписываю».

Саша подружился с собаками Максима

Никогда не подпускают к плите

И это того стоило. Парни отсыпались, готовили вкусную еду: варили супы, жарили котлеты и делали гамбургеры, готовили курочку из KFC во фритюрнице и даже пасту «Карбонару». За это время Максим как минимум научил Сашу пользоваться домашней техникой, читать бирки на одежде и правильно стирать ее — в общем, казалось бы, обычным для простого человека бытовым вещам, но которые не могут дать в детских домах. Например, в таких учреждениях никогда не пустят детей к плите ради их же безопасности.

— Когда мы готовим дома, мы считаем себестоимость продуктов на бумажке. Делаем таблицу. Например, сколько стоит четверть огурца — берем общую стоимость огурца, его вес и примерный вес того, что мы положили, например, в сэндвич. И мы пришли к выводу о том, что приготовили сэндвич всего за 45 рублей и таких получилось несколько, а в кофейне один такой стоит в три, а то и в четыре раза дороже. Вот таким вещам я учу его, — поясняет Максим. — Если у меня дела, я говорю ему: «Слушай, план действий такой: мы едем в МФЦ, будем подавать заявление на запрос кредитной истории. Потом мы поедем с тобой в паспортный стол». Он ходит со мной везде и интересуется всем, спрашивает, что это за место, что тут делают, а мне прикольно ему объяснять.

Максим учит Сашу готовить и пользоваться бытовой техникой

Про Сашу

Саша попал в детском дом, когда ему было семь лет. Там же оказались его родные младшие братья — в семье было четверо детей. Семья жила в маленьком одноэтажном деревянном домике в районе красноярского Зыково и была неблагополучной: мама пила и употребляла наркотики, отец не только делал то же самое, но и распространял запрещенные вещества. Из всех четверых повезло только одному ребенку — тогда еще двухмесячного малыша почти сразу усыновила семья из Калининграда. Остальные трое живут в детдоме по сей день. Связь с ними поддерживает только дедушка со стороны матери. Ему 80 лет, и он уже не может взять их под опеку из-за достаточно почтенного возраста и маленькой зарплаты охранника в 25 тысяч рублей. Но любящий дедушка звонит Саше каждый день по два раза: утром и вечером. А еще братья — Саша учится быть старшим братом для них, присматривает за ними и заботится.

— У детей, которых забрали из детского дома, очень тесная связь с родителями. Какой мать ни была бы плохой конкретно для них, они всегда будут тянуться к ней. Они будут ее хватать, когда их забирают. Тут, наверное, еще идет то, что они привыкли жить в таких условиях и не понимают, почему их забирают. Саша с этим не мог смириться год. Он не воспринимал вообще абсолютно никого. И, наверное, вот эта травма, которую нанесли, когда его забирали, совершила с ним такую злую шутку, потому что мнение взрослых на него абсолютно вообще никак не влияет. Он воспринимает дедушку и меня, потому что мы не навязываем ему свои точки зрения, но объясняем, как поступили бы в той или иной ситуации, — рассказывает Максим. — Саша разговаривает с дедушкой, а потом рассказывает мне о том, о чем они разговаривали, потому что я интересуюсь. Он понимает это, для него это важно. То же самое в общении с братьями — я приучаю его быть старшим братом, говорю ему, что у них, кроме него, никого нет, что он должен следить за ними, заботиться. И поведение мальчишек в корне поменялось. На прошлой неделе я возвращал Сашу обратно в детдом, и воспитатель спросил меня: «Что вы делаете с ним такого, что он руководит ими? Они с одного только взгляда понимают его». Он ни в коем случае не бьет их, не оскорбляет. Он просто давит на них своим авторитетом.

Максим познакомил Сашу со своими друзьями

У Саши не очень с оценками в школе — в дневнике стоят тройки и четверки, но он не по годам умный и взрослый ребенок, говорит Максим. Молодой человек постоянно берет ребенка с собой в командировки, где мальчик схватывает всё на лету. Еще Саша профессионально занимается фехтованием — он орудует шпагой вот уже четвертый год. И Максим постоянно посещает его соревнования.

— Он хороший продажник. Ездит со мной в командировки на работу, так как наше предприятие занимается продажами розничными, ему очень интересно кататься в командировки, смотреть, как я руковожу людьми, как они продают, какие у нас там процессы в компании протекают. И для 14-летнего возраста это прям очень круто, — говорит Максим. — Он занимается фехтованием профессионально. Он практически чемпион Красноярского края по фехтованию. Есть там вся амуниция, мы ему маску покупали с моими коллегами, у нас тоже есть свой благотворительный фонд на работе.

Поймал на краже денег

В феврале 2023 года в отношениях Максима и Саши случился кризис — они не общались три недели. Всё потому, что Максим поймал Сашу на краже денег. Мальчику стало очень стыдно — он не смог смириться с тем, что так подвел своего наставника, и ушел в себя. В фонде Максима успокоили и сказали, что такой кризис — норма в отношениях наставника и ребенка из детдома. Сблизиться им снова помогла та же игра в их телефонах.

— Я начал понимать, что у меня пропадают деньги. Не в больших количествах. Например, я точно помнил, что клал 100 рублей в карман для того, чтобы купить кофе в автомате, а их там не оказывалось. Мне показалось это странным, и я решил провести эксперимент: кинул 100 рублей на пол шкафа и попросил Сашу одеться. Он одевается, я иду за ним следом одеваться, открываю шкаф — 100 рублей нет, — вспоминает Максим. — Тогда по пути в детдом я предложил ему поболтать, он согласился. Я свернул в небольшой коттеджный поселок, и мы кружились там. Я говорю: «Пожалуйста, не беспокойся, всё нормально, но скажи, пожалуйста, где 100 рублей, которые лежали в шкафу?» Он говорит: «Я не брал». Я ему: «Саш, я положил туда 100 рублей, их не оказалось через три минуты после того, как ты начал одеваться в шкафу. Скажи, ты их забрал и хотел потратить?» И всё: глаза в пол, голова опущена, расплакался: «Да, я забрал их, хотел купить сухарики или чипсы». «Почему ты не попросил? Мы ведь договорились о том, что если тебе что-то надо, то я беру тебе это, если у меня есть возможность». Я очень сильно переживал после этого разговора. Саша подумал, что я обиделся на него, и перестал звонить мне, а в переписке отвечал односложными сообщениями. Но я как взрослый сделал первый шаг. Мы еще раз всё обсудили с ним, я сказал ему о том, что не обижаюсь на него, и предложил снова поиграть в игру в телефоне. Так всё вернулось на круги своя.

Детям лучше в семье?

В марте 2023 года Саша решил поздравить родную маму с Международным женским днем 8 Марта. Тогда женщина еще была ограничена в правах на детей, но это не помешало ей родить еще троих. Сейчас она лишена родительских прав на Сашу и его двух братьев. Максим поддержал решение своего подопечного и вместе с ним поехал к ним домой. Тогда же молодому человеку пришлось принять непростое для себя решение.

Максим и Саша всегда активно проводят время. Например, ходят в бассейны

— Там были просто ужасные условия содержания детей. Я не мог принять решение обратиться в соцзащиту или в органы опеки, чтобы этих детей изъяли из семьи. Я советовался с фондом, советовался с психологами, советовался с юристами на работе, с коллегами. Они: «Да обращайся, чувак, ты че, блин, там дети в опасном положении». В фонде мне порекомендовали обратиться к самому Саше и спросить у него, что он вообще по поводу этого думает. Саша сказал: «Знаешь, давай лучше не будем». То есть пускай будет так, как есть, детям лучше в семье. И я не стал. Его можно понять, потому что его самого в том же возрасте, что сейчас нынешние дети его родителей, изъяли из семьи. Он понимает, что за этим последует, он помнит свои эмоции. Он даже временами плачет в детском доме, рассказывая об этом только мне. Исключительно мне, больше никому, ни с кем не делится.

Неадаптированные к жизни в обществе

Большая часть сирот выходят из детских домов абсолютно неадаптированными к жизни в обществе. Это где-то 70% об общего числа, если верить статистике фонда. В результате ровно столько же могут удариться об алкоголизм и наркоманию — и это минимум, что их ждет за стенами детдома.

— Многие скажут, что я еще не вырос, у меня очень детские взгляды на жизнь. Но это моя жизнь, я считаю, что живу правильно. Я помогаю всем. Правда, не знаю — зачем. Но у меня адекватная помощь. Я не раскидываюсь деньгами, как Эдвард Билл. Я не могу пять тысяч отдать какому-то бездомному, но могу этому бездомному помочь восстановить паспорт, — рассуждает Максим. — Я понял, что если не могу помочь всем детям сразу, то могу помочь хотя бы одному адаптироваться, быть социальным, быть социально значимым человеком для этого общества. Потому что у меня цель в жизни — быть просто значимым для чего-то или кого-то.

На сайте красноярского регионального фонда «Красноярье без сирот» говорится, что из числа детей в детских домах, которых навещают наставники:

  • у 50% сформировались социальные навыки, необходимые для жизни в обществе;

  • у 50% снизился уровень тревожности;

  • у 40% сформировались познавательные интересы и мотивы к обучению, представления o дальнейшем образовании, развилось ответственное поведение и самостоятельность;

  • у 60% развилась коммуникативная компетенция.

Если вам от 23 до 60 лет и вы хотите стать наставником, то нужно:

  • заполнить анкету;

  • дождаться звонка и получить приглашение на обучающий курс;

  • пройти обучающий курс наставника;

  • предоставить справку об отсутствии судимости и медицинские документы;

  • получить приглашение познакомиться с ребенком.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
6
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
Как бить жену правильно и почему все зря набросились на имама из Казани, который этому учит
Галеева Венера
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
Россиянка съездила в Казахстан и честно рассказала об огромных минусах отдыха в соседней стране
Виктория Бондарева
экскурсовод
Мнение
Супер-Маша и Кристина: в прокат вышел фильм «Не одна дома» с Миланой Хаметовой — почему его стоит посмотреть родителям
Алёна Золотухина
Журналист НГС
Рекомендуем
Знакомства