Все новости
Все новости

Сыночек с первого взгляда

Пара усыновила малыша с собранным по кусочкам сердцем — большинству сирот обрести семью мешают страхи взрослых о плохих генах и представления о красоте

Поделиться

Годовалому мальчику из детдома, которому красноярские врачи буквально по кусочкам собрали сердце, удалось найти приемных родителей. На призыв об усыновлении откликнулись десятки людей со всей страны, но в итоге ребенка усыновили красноярцы. С какими трудностями сталкиваются усыновители, чем они отличаются от опекунов и сколько им за это платят — в материале далее.

В середине августа годовалый Артем попал в красноярский кардиоцентр с врожденным пороком сердца — левый и правый желудочки были поменяны местами. По опыту врачей, с таким заболеванием пациенты долго не живут. Сложнейшая операция длилась 8 часов — врачи буквально перекроили сердце малыша: поменяли местами желудочки, перешили магистральные сосуды и по-новому запустили кровеносную систему.

Как рассказала директор краевого Центра развития семейных форм воспитания Ольга Абросимова, родная мама отказалась от малыша в роддоме. В Ачинске он жил в местном Доме ребенка. После выписки из кардиоцентра Артем должен был ехать обратно в учреждение. Но специалисты понимали, что после такой операции малыш нуждается в особом уходе, и принялись искать ему новую семью.

«Искали всего 2 недели, — говорит г-жа Абросимова, — откликнулись десятки людей со всей страны». В итоге ребенок оказался в красноярской семье, рассказывать о которой Ольге Абросимовой не позволяет тайна усыновления: «Они подбирали себе ребенка, увидели сюжет по телевизору, прониклись, и Артем им сразу понравился — тем более врачи заверили, что мальчик здоров». Приоткрыла завесу тайны о будущих родителях малыша специалист по усыновлению краевого минобразования Галина Долгих: «Красноярская семейная пара до 40 лет, у них уже есть свой ребенок школьного возраста».

Параллельно на учете стоит 900 пар, желающих взять ребенка. «Большинству нужны малыши до года, как правило, девочки, славянской внешности, без особых патологий. А у нас таких сегодня почти нет — дети либо сложные по состоянию здоровья, либо по возрасту, либо братья и сестры, которых делить по разным семьям нельзя», — сетует г-жа Долгих.

По словам г-жи Абросимовой, судьба каждого такого ребенка напрямую зависит от информированности общества — большинство усыновителей принимают ключевое решение, когда видят фотографию и что-либо услышат о ребенке. «Больше всего шансов быть усыновленными у маленьких детей до года. Считается, что такого легче воспитать. Детей старшего возраста чаще берут под опеку либо в приемную семью», — говорит она.

Поделиться

В краевом минобразования автору пояснили: усыновление и опека — это разные формы устройства детей в семью. Усыновленный ребенок, рассказала г-жа Долгих, получает фамилию усыновителя и все права кровного ребенка, в том числе и наследственные. «При опеке он остается "государственным" — просто передается на воспитание», — уточнила она.

Всего в крае 16 тыс. детей-сирот, 77 % из которых живут у опекунов и приемных родителей, сообщили в ведомстве. 3700 детей живут в домах ребенка, детских домах и домах-интернатах.

«Подавляющему большинству уже исполнилось 10 лет», — знает Галина Долгих. Без семей дети остаются в большинстве случаев в связи с лишением родителей родительских прав.

Все усыновители и опекуны, по словам г-жи Долгих, получают единовременно 17,4 тыс. руб. Человеку, оформившему опеку, положено еще и пособие на содержание ребенка — от 6 тыс. руб. в месяц, разъяснили в минобразования.

В отличие от опекунов усыновители получают дополнительные деньги лишь за ребенка старше 7 лет — единоразовую выплату в размере 235 тыс. руб. из краевого бюджета. Усыновление ребенка-инвалида, независимо от его возраста, сулит (также единоразово) 133 тыс. руб., столько же заплатят при усыновлении братьев и сестер — выплата идет за каждого из них. «За эти деньги не нужно отчитываться, можно тратить по своему усмотрению», — говорит специалист по усыновлению краевого минобразования.

Усыновляют детей, по словам Ольги Абросимовой, в основном городские пары до 40 лет со средним и высшим образованием, которые не могут иметь своих детей, с доходом не ниже среднего.

«Если на усыновление мы отдаем около 200 детей в год, то на опеку — около 2000. Однако многие оформляют усыновление после того, как дети некоторое время поживут под опекой», — говорит Галина Долгих. По ее словам,

с детьми-инвалидами все гораздо сложнее — их практически не усыновляют. Таким детям нужны определенные условия — далеко не у всех есть достаточное количество комнат в квартире, возможность нанять сиделку или медсестру. До 1 января 2013 года инвалидов активно усыновляли американцы,

сегодня, рассказала специалист по усыновлению, ведомство работает с другими странами: «Иностранцы берут детей с физической инвалидностью — в этом году отдали на усыновление 16 детей из края в Италию, Испанию, Францию и Германию».

Серьезным препятствием к усыновлению и опеке, отмечают эксперты, может стать наличие судимости или тяжелого хронического заболевания, в том числе психического. Например, никогда не дадут ребенка человеку, когда-то судимому за причинение вреда здоровью, — даже если судимость давно погашена. Но отказов, по словам г-жи Долгих, крайне мало — менее 3 % из 1564 положительных заключений в этом году. Если ребенка усыновили, то обратно его вернуть уже нельзя. «Забрать же ребенка у опекуна можно лишь по объективным причинам — например, ухудшилось здоровье опекуна, или вернулась из мест лишения свободы биологическая мать ребенка, — говорит она. — Могут лишить опекунства за жестокое обращение с ребенком — но таких случаев единицы».

36-летняя Елена, 2 года назад удочерившая маленькую Аню, рассказала, что они с мужем всегда хотели девочку, но после появления на свет двоих сыновей больше родить не получилось. «Много детей посмотрели — и от родителей-наркоманов, и с психическими проблемами — не будь у меня сыновей, я бы взяла проблемного ребенка и положила жизнь на него», — признается Елена. Опыт воспитания с младенчества у пары уже был, поэтому забрали малютку прямо из роддома в возрасте 22 дней. «Про родословную Анюты мы ничего не знаем, были, конечно, поначалу страхи и опасения — говорят, дурная наследственность дает о себе знать, но, слава богу, пока никаких проблем нет», — делится Елена.

Психолог Марина Поздникина считает, что бояться «плохой родословной» ребенка не стоит: генетическая предрасположенность к социальным отклонениям не доказана. Родителям, по ее словам, просто нужно быть готовым к любым трудностям — «притирка» после знакомства с ребенком естественна, но детская психика пластична и последствия любого трудного детства можно сгладить. «Все, что ему нужно помимо физического благополучия, — это внимание и эмоциональная близость. Родители, усыновившие ребенка, атмосферой в семье, отношением к друг к другу и к ребенку способны изменить его негативный социальный опыт», — уверена психолог.

Максим Косов

Фото depositphotos.com (1), opeka24.ru (2)

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter