8 декабря среда
СЕЙЧАС -9°С

«Хотят свалить вину на машины»: разбираем план спасения Красноярска от «чёрного неба»

Как чиновники считают выбросы от машин и почему их экологические предложения вызывают вопросы

Поделиться

На учете в Красноярске стоит 400 тысяч машин

На учете в Красноярске стоит 400 тысяч машин

Поделиться

Почти 3 месяца назад президент Владимир Путин приказал спасти Красноярск от «чёрного неба». Московским и краевым чиновникам приказано разработать план. Документ должен быть представлен Путину 15 июня. В апреле краевые чиновники представили свои расчеты и планы — получить от Москвы 332 миллиарда рублей, построить метро, провести газ, пустить электричку, модернизировать ТЭЦ. В новом материале мы решили подробно изучить предложения чиновников, оценить их реалистичность и узнать, что на самом деле спасет нас от удушливой вони.

Говоря о грязном воздухе Красноярска, чиновники любят кивать головой на машины. 7 февраля на совещании в Красноярске и. о. губернатора Александр Усс назвал загрязнения от транспорта «очень значимыми». Звучали цифры, что на транспорт приходится 36% всех выбросов. Поэтому начнем разбор экологических проблем и их решений — начнем с темы транспорта.

Сколько выбросов на самом деле приходится на автотранспорт?

Цифры о загрязнениях представители власти берут из ежегодного доклада «О состоянии окружающей среды». На сайте краевой администрации он публикуется с 2007 года. Последние три года доля выбросов от автомобилей в принципе держится на одном уровне.

В 2016 году на машины пришлось 35,2% всех выбросов (69,6 тысяч тонн), в 2015 году — 34% (66,3 тысячи тонн), в 2014 году— 33% (64,5 тысяч тонн). При этом, если верить статистике ГИБДД, за это время число машин и прицепов в Красноярске сократилось на 29 тысяч.

Любопытно, что еще несколько лет назад министерство экологии приводило совершенно другие цифры. Например, в 2007 году чиновники утверждали, что машины выбрасывают 110,8 тысяч, в 2009 году — 122 тысячи. Специалисты Минэкологии в документах прямо указывали: «Цифры изменились из-за того, что поменялась методика подсчета».

Кто и как считает выбросы от машин?

За эту работу отвечает федеральный Росприроднадзор. Региональные управления ГИБДД отправляют туда число автобусов, легковушек и грузовиков. Затем данные передаются в Центр лабораторного анализа и технологических измерений. Специалисты центра расчёты ведут с помощью специальных коэффициентов. Их величины зависят от типа двигателя (бензин или дизель), массы, экологического класса («Евро-1», «Евро-4» и т.д.).

Чиновники говорят о росте выбросов от машин, но число автомобилей при этом снижается

Чиновники говорят о росте выбросов от машин, но число автомобилей при этом снижается

Поделиться

В 2013–2014 годах специалисты краевого министерства экологии прямо писали в своих докладах: «Изменение в оценке выбросов от транспорта делают нереальной оценку динамики воздействия на среду».

Сильно сомневается в объективности такой статистики и специалист института химии СО РАН, представитель Ассоциации экологических расследований Сергей Михайлюта.

По его словам, производитель гарантирует определенный уровень выбросов и экологический класс только до определенного пробега — примерно 150 тысяч километров. Существующая методика не позволяет определить, каким именно топливом заправляется авто, сколько ему лет. «Никто не производил исследований, каков вклад в загрязнение вносят автобусы, какой — грузовики».

По данным министерства экологии, автотранспорт загрязняет городской воздух диоксидом азота, бенз(а)пиреном, формальдегидом. В воздухе города ежегодно фиксируется превышение концентраций этих веществ.

Однако эти же вещества, признают в министерстве, выбрасывают и котельные, металлургические предприятия.

«Сравнивая соотношение вкладов по выбросам в системе промышленные предприятия — автотранспорт, можно отметить, что автотранспорт доминирует над промышленными предприятиями в выбросах оксидов азота (доля автотранспорта в выбросах на уровне 50%), конкурирует с алюминиевым заводом и предприятиями теплоэнергетики по выбросам оксида углерода (автотранспорт — 36%, «Русал» — 46%, теплоэнергетика — 10%), является источником формальдегида (явно не единственным с высоким объемом выбросов), но при этом автотранспорт уступает в выбросах по саже и диоксиду серы (9,8% и 0,6% соответственно), а все вместе предприятия теплоэнергетики и автотранспорт уступают по выбросам бенз(а)пирена «Русалу» («Русал» — 1,9 т в год, автотранспорт — 5 кг в год)», — говорится в научной статьей «Проблемы оценки структуры выбросов в системе промышленные предприятия — город».

— Сейчас мы сталкиваемся с ситуацией, когда крупные промышленники хотят свалить вину за выбросы на печное отопление и автотранспорт. Нужно признать, что по каким-то веществам, например, по оксидам азота, автотранспорт — это 50%. А к каким-то веществам в воздухе, например, к шестивалентному хрому, машины вообще никакого отношения не имеют, — говорит Сергей Михайлюта.

В свою очередь руководитель института проектирования и гигиены Алексей Ломтев утверждает, что превышение двуокиси азота в воздухе Красноярска связано исключительно с автотранспортом: «Октябрьский мост, с интенсивностью более 9 тысяч автомобилей в час, еще несколько участков по загрузке дорог, прямо конкурирует с Москвой. К сожалению, автопарк города Красноярска является старым, и машины в возрасте 10 лет и старше — это более 50% автопарка».

Что думают делать с транспортом чиновники? И поможет ли это?

Пакет предложений по спасению Красноярска от «чёрного неба» министерство экологии Красноярского края представило в апреле на заседании профильного комитета краевого парламента. Транспорту там уделен целый раздел. Выделим и разберем основные предложения.

Ставка на экологический общественный транспорт.

Чиновники предлагают закупить 60 вагонов трамваев, 84 троллейбусов. Одновременно предлагается закупать для Красноярска только автобусы экологического класса «Евро- 5».

— Если будет 5-й класс, то это небо и земля по сравнению с тем, что сейчас ходит на территории города,— заявил депутатам министр экологии Часовитин.

Маршрутчиков, которые пользуются устаревшими автобусами с сильным загрязнением, намерены штрафовать.

Однако на сегодняшний день трамвай не назовешь популярным видом общественного транспорта. По данным мэрии, в год трамвай перевозит около 3% всех пассажиров. Главная причина — неудобство маршрутной сети. Проехать сегодня на трамвае можно только по части правобережья. Предложения запустить трамвай по Октябрьскому мосту так и остаются красивой идеей. Эффект от замены маршруток на экологически чистые неизвестен — нет данных сколько именно выбросов приходится на автобусы.

Выделенные полосы и развязки.

Сейчас администрация Красноярска обсуждает вариант прокладки полос для автобусов на Шахтеров, в центре, на свободные и другие участки. Также власти подумывают о перенастройке работы светофоров. «То, что творится на «Бетонке», это просто невозможно. К каждому светофору подъезжаешь и около каждого светофора останавливаешься», — заявлял в декабре министр Часовитин на заседании совета по экологии.

Мэр Красноярска Сергей Ерёмин надеется, что ситуацию с экологией улучшит строительство развязки в «Тихих зорях». Власти полагают, что развязки снизят уровень пробок, а, следовательно, и количество выбросов.

Между тем экологическая статистика говорит о другом. За последние 4 года в Красноярске открыли развязку на Брянской, путепровод в «Северном», четвертый мост через Енисей. Однако выбросы в это же время продолжали расти со 194 тысяч тон до 196 тысяч.

Специалист по транспортному планированию Виталий Чеусов полагает, что увеличение пропускной способности дорог приводит к росту автомобилизации. Всё разворачивается по простой схеме: появляется новая развязка — уровень заторов снижается — увеличивается число машин — на новой развязке появляются заторы.

Интенсивность на некоторых участках, например, на Октябрьском мосту, в Красноярске такая же, как в Москве

Интенсивность на некоторых участках, например, на Октябрьском мосту, в Красноярске такая же, как в Москве

Поделиться

Запрет на движение грузовиков в центре.

В феврале в краевом правительстве задумались о том, чтобы запретить грузовикам массой свыше 12 тонн (КАМАЗы, МАЗЫ) ездить с 6 утра до 9 вечера. В пояснительной записке говорится о росте выбросов от автомобилей. Однако нет никаких расчетов о том, сколько выбросов приходится на грузовики, насколько запрет снизит выбросы.

Строительство метро.

Важной для горожан теме в документах министерства экологии отведено очень мало внимания. Сказано, что решение принимает правительство России, а срок реализации — 2019–2024 годы. Директор управления метрополитена в Красноярске Игорь Иванов заявил НГС, что решение о возобновлении стройки подземки могут принять после торжественного вступления Владимира Путина в должность президента.

Всё метро на сегодня — подземный тоннель в 3 километра от Высотной до Копылова. Ответственные за строительство метро оценивают ветку из Октябрьского района до центра в 62 миллиарда.

Однако ряд экспертов считает, что достройка ветки метро не избавит город от пробок.

— Ветка «Высотная — площадь Революции» соединяет с центром лишь один из жилых массивов. Ценой неимоверных усилий город получит детскую железную дорогу, — полагает доцент Новосибирского государственного технического университета Михаил Никулин (разработчик проекта красноярского скоростного трамвая). По его словам, схема метрополитена разрабатывалась в 80-е и с тех пор пассажиропоток сильно изменился. Выросли новые микрорайоны. Появление подземки никак не скажется на дорогах «Северного», 9 Мая, правобережья.

Что делать?

— Главный вопрос — не количество автомобилей, а качество бензина, которым заправляется автотранспорт, считает руководитель Федерации автовладельцев России в Красноярске Егор Фролов.

— Мы хоть и понимаем, что количество автотранспорта в Красноярске падает, но при этом всё больше заостряют внимание на том, что загрязнителями является автотранспортные средства, — заявлял Егор Фролов в декабре на заседании экологического штаба при краевом правительстве. Тогда же он объявил, что в Красноярске стоит запустить полномасштабную проверку сети АЗС. Проверив 200 заправок в черте города, активисты сделали неутешительный вывод — на каждой четвертой продается бензин с превышенным уровнем металла, серы.

Об этом же говорит и Сергей Михайлюта: «Если у нас будет чистый транспорт, но плохой бензин, то даже у чистого транспорта будут плохие выбросы. Крупные замахи — давайте поменяем все автобусы, имеют сомнительный экологический эффект».

Более эффективным эколог считает программу по установке устройств по снижению выбросов на машины — катализаторов. По его словам, правительство могло бы поддерживать водителей устанавливать эти устройства.

Также Сергей Михайлюта убежден, что прежде, чем принимать какие-то решения, необходимо тщательно изучить, чем именно загрязняется воздух, какие машины ездят по городу.

— Нужно взять выборку типичных для красноярских дорог машин, взять пробы и посмотреть, какие там выбросы. А если опираться только на методики, то будем получать картину, мало имеющую отношение к реальности.

Также ученый предлагает расширить перечень веществ, по которым оценивается загрязнение воздуха вообще и от транспорта в частности. Например, летом 2017 года на правобережье активисты зафиксировали 40-кратное превышение ацетальдегида. Однако в отчетах Минэкологии и данных систем мониторинга оно не упоминается.

Фото: Артём Ленц (1,3), Полина Авдошина (3)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Красноярске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Loading...
Loading...