Все новости
Все новости

«Он был слепой, но здоровенный». Маньяк с раком мозга годами насиловал девочек и не хотел умирать

Сергею Парамонову давали месяц жизни и не принимали в СИЗО, а он возвращался на «охоту»

Сергей должен был давно умереть от рака мозга, но продолжал жить и нападать

Поделиться

Журналисты Е1.RU впервые рассказали историю о необычном насильнике-рецидивисте, грабителе и педофиле Сергее Парамонове по кличке Слепой, орудовавшем в Екатеринбурге с 1994 по 2011 год.

Казалось бы, по всем законам медицины преступник должен был умереть от рака мозга в терминальной стадии, но по какому-то злому року огромный массажист сохранил физическую силу и продолжал нападать на девочек. Даже почти ослепнув и получив инвалидность. Из-за болезни его выпускали раньше срока или вообще не принимали в СИЗО, чем он и пользовался для своей «охоты».

Бывший старший следователь следственного отдела по Орджоникидзевскому району Екатерина Герлах была тем человеком, который в 2011 году последний раз отправил Сергея Парамонова за решетку. Больше он никого не изнасиловал. Однако это дело далось ей нелегко — преступник всячески мешал расследованию и даже пытался нападать на нее. Вскоре после этой истории Екатерина ушла с оперативной работы, а потом и вовсе со службы. Мы поговорили с бывшим следователем и узнали, как всё было.

В 1994 году Сергей Парамонов был осужден на 10 лет за изнасилование, а также изнасилование малолетней. В 2003-м освобожден условно-досрочно (на 7 месяцев раньше срока). Но на путь исправления не встал и уже в 2004 году приговорен к 10 годам за насильственные действия сексуального характера и грабеж. Жертвами стали две девочки. В 2010-м освобожден условно-досрочно по здоровью (на 3 года и 3 месяца раньше срока). Почти сразу же совершил еще одно изнасилование и несколько грабежей.

Очень высокий. Вытянутое лошадиное лицо. Очень тяжелый взгляд. Ходил всё время в затемненных очках. Под конец голова уже была перемотана: в ней появилось отверстие, кость то прогнивала, то опять затягивалась. Мрачный, необщительный. Таким Екатерина Герлах вспоминает Сергея Парамонова.

В первый раз Екатерина, тогда еще секретарь в Кировском суде, столкнулась с человеком, из-за которого в будущем покинет службу, в 2003 году.

— Мы стояли у крыльца, пока его вел конвой, — вспоминает Екатерина. — Его мимо меня вели, я как сейчас помню, он был слепой, но здоровенный. Его конвойный подталкивает, говорит: «Иди быстрее». Парамонов говорит: «Я не могу, я инвалид». Он ему отвечает: «Ты инвалид по зрению, а не по ходьбе, шагай давай». Его уже тогда судили за грабежи и насилие над девочками.

А потом, в 2011 году, когда Герлах уже стала следователем, ей расписали его новое уголовное дело.

— Я смотрю и не верю своим глазам, мать честная — Парамонов. Начинал с ним работать другой следователь, а я заканчивала.

Дело было об изнасиловании: инвалид напал на девушку на улице. Девушка была очень маленького роста и очень худая. Видимо, предполагает Екатерина, он принял ту девушку за ребенка.

— Он — серийный насильник, маньяк. Я потом его подняла судимости — за то время, пока я заканчивала институт, с 2003-го по 2011-й, у него еще ходки были. Тоже изнасилования, тоже маленькие девочки. В 2004 году он присел за изнасилование двух девочек.

Екатерина часто работала с изнасилованиями и суицидами

Екатерина часто работала с изнасилованиями и суицидами

Поделиться

В феврале 2011 года Парамонов напал на пустыре на девушку, рассказывает Екатерина Герлах о том деле, которое расследовать выпало ей.

— Сначала прямо на улице попытался изнасиловать, сорвал одежду, но из-за холода не смог совершить акт в классической форме и принудил к оральному сексу. Потерпевшая там пережила такое, что не дай Бог никому. Это случилось в Орджоникидзевском районе.

Но одно обстоятельство до сих пор приводит бывшего следователя в ужас. Это безнаказанность, которой преступник-рецидивист пользовался из-за своего диагноза.

— В чем самый ужас: Парамонов выходил на свободу, и первое, что он делал, это совершал преступление, а пока идет расследование, арестовать мы его не могли из-за его болезни — рак мозга. Он, уже будучи у меня на подписке, до того оборзел, что напал на девочку напротив юридической академии средь бела дня. Он затаскивает за киоск шестнадцатилетнюю девочку, отбирает у нее телефон. Слава Богу, в это время едет патруль ППС. Его скрутили, затащили в отдел. Следователь возбуждает дело за грабеж, тащит его в суд на арест, а СИЗО не принимает с таким заболеванием! Потому что, грубо говоря, он завтра помрет, а СИЗО будет полгода отписываться за этого упыря.

Примерно в это же время, находясь под подпиской, Парамонов напал на девушку в здании Гуманитарного института, отобрал телефон и деньги. Его поймали, но вновь не смогли арестовать. Есть перечень заболеваний, с которыми не может быть лицо помещено в СИЗО. И в том числе этот злополучный рак в терминальной стадии. Такое законодательство.

Опухоли в голове Парамонова поражались даже врачи, утверждает Екатерина.

— У него было около 100 госпитализаций в онкологию. Карта медицинская была огромная. И врачи не могли понять, почему он живой до сих пор. И даже в этом состоянии он был здоровенный и очень сильный. Хотя, повторюсь, у него дырка в голове. Причем, что интересно, после того, как он совершал преступления, у него рак как бы спадал. Как-то связано с психикой. Мне кажется, что его можно было бы исследовать как Чикатило. У него, видимо, рос какой-то психосоматический рак. После того как он совершал преступление и сбрасывал свой гнев, у него сужалась опухоль, наступала ремиссия, ему становилось лучше. Его сажали в тюрьму, там он сидел до того момента, пока у него опухоль не разрасталась на всю голову. Иные от онкологии сгорают за неделю, а этот нет.

И каждый раз, вспоминает Екатерина Герлах, преступник не признавал свою вину: «Я рядом шел, ничего не видел, ничего не помню».

— Один раз я не выдержала. Он говорит: «Что вы мне хамите, у меня рак мозга», я отвечаю: «Да жаль, что не ***** [другого органа]». Когда ты видишь эту несчастную потерпевшую, которая вообще не похожа на взрослую женщину, то понимаешь — он не случайно выбирал жертву. По сути, он был — педофил. Многие насильники сублимируют свое влечение к детям, выбирая себе жертв, похожих на несовершеннолетних девочек.

Еле видящий из-за болезни Парамонов работал массажистом и всем врал, что у него высшее медицинское образование.

— У него даже в тюрьме была кличка Слепой, — рассказывает Екатерина Герлах. — Парамонов очень этим гордился. Он во всех местах лишения свободы занимал достаточно приличное положение. Всем говорил, что сидит за убийство. При этом все эпизоды изнасилования отрицал, говорил: «Всё опера придумали». Его возили в психбольницу и признали вменяемым.

Жена познакомилась с Сергеем Парамоновым по переписке, пока он сидел в заключении. Она не знала, что он насильник.

— Говорила: «Я думала, что он как массажист спину мне поправит», — вспоминает бывший следователь Екатерина Герлах. — Он ей наплел, что его обвинили ложно. Мы обязаны были опросить ее по поводу его половой функции. Так вот, с ней он не мог совершить половой акт. При этом во время изнасилований у него всё прекрасно работало. Как у Чикатило (тот в момент убийств испытывал оргазм). Она до последнего его защищала. Я думаю — это была любовь. Она не верила, что он на такое способен. Ждала его. Потом они разошлись.

Екатерина вспоминает, что следствие завершалось уже в 23-й больнице, куда рецидивист был госпитализирован из-за резкого ухудшения здоровья по своему диагнозу.

— Когда я ему стала вслух зачитывать эпизоды сексуального насилия (так как он видел плохо), он пришел в ярость. Начал нападать на меня прямо в больнице. Хотя он уже лежал весь в капельницах, ему совсем плохо стало. Тем не менее он вскакивал, кричал, требовал, чтобы я замолчала. У него просто патологический гнев какой-то шел именно на сексуальные моменты. Я испугалась. Очень неприятный тип. Он за время расследования у меня всю кровь выпил, и я после него ушла с оперативной работы на земле в главк. А потом и вовсе ушла со службы. Думаю, что он уже умер.

После ухода из СК Екатерина занялась правозащитной и общественной деятельностью

После ухода из СК Екатерина занялась правозащитной и общественной деятельностью

Поделиться

Однако, вопреки всем прогнозам, Сергей Парамонов не умер. Мы узнали, как сложилась его дальнейшая судьба.

Как удалось выяснить E1.RU, Сергей Парамонов получил по приговору 10 лет и отбывал наказание в мужской исправительной колонии строгого режима № 3 под Краснотурьинском. Он подавал ходатайства на УДО и замену неотбытой части наказания на более мягкое, но получал отказ. Суд посчитал, что опасный рецидивист не встал на путь исправления.

Дело в том, что за время пребывания в колонии Парамонов не получал поощрений от администрации, а наоборот, был замечен в нарушениях порядка. Согласно данным суда, 17 сентября 2021 года он вышел на свободу, полностью отсидев свой срок.

Краснотурьинский городской суд установил в отношении него административный надзор на 8 лет. Контроль за бывшим насильником теперь осуществляет полиция. Сергею Парамонову в настоящий момент 59 лет, и, по имеющимся данным, сейчас он может проживать на Уралмаше. Экс-следователь советует хрупким девушкам и подросткам, живущим в этом районе, быть осторожнее.

— В его раскаяние и перевоспитание я не верю, — говорит Екатерина.

Ранее мы рассказывали про 5 самых опасных сексуальных маньяков и педофилов. Мы писали, как благодаря неудачливому коллектору задержали опаснейшую банду, которая расстреливала инкассаторов и 8 лет кошмарила два региона.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ6
  • ГНЕВ20
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter