7 августа пятница
СЕЙЧАС +14°С

«До последнего помогала людям»: умерла терапевт одной из красноярских поликлиник

Юлия Владимировна Тирская — первый врач в Красноярске, умерший с ковидом

Поделиться

Юлия Владимировна Тирская

Юлия Владимировна Тирская

В Красноярске от коронавируса умерла терапевт районной поликлиники

Юлия Владимировна Тирская работала терапевтом в кабинете неотложной помощи в красноярской поликлинике № 4 на Тимошенкова. Она умерла 24 июня, ей было 53 года. Мы связались с её дочерью, чтобы узнать, каким она была человеком и как прошли её последние месяцы. Вот её рассказ:

— Мама за последнее время приняла немало больных с подтвержденным ковидом, не побоялась работать с ними, несмотря на больное сердце. Хотела помогать людям — это ее самая главная черта. Это добрый, весёлый, отзывчивый и самый оптимистичный человек. После того как стало известно о её смерти, у меня разрывался телефон, звонили десятки людей: коллеги, одногруппники, одноклассники, друзья — абсолютно все плакали и не верили в это известие, потому что она никогда не унывала, никогда ни на что не жаловалась. Для всех это было просто шоком.

На работе у них брали тесты каждые несколько дней, однажды пришёл положительный. На тот момент у нее была слабость и болело горло, она пошла на больничный. Бригада по месту жительства приехала только на третий день, и то потому, что я обзвонила все возможные ведомства, а ещё включилась заведующая поликлиники, где мама работала.

По всем телефонам говорили: «Мы этим не занимаемся, это не в нашей компетенции, звоните по другим номерам, ждите, всего 2 дня прошло». А это медик со стремительно прогрессирующими симптомами. Температура прыгала в течение 10 минут по 5 раз: от 36.7 до 38.7, горло, кашель до рвоты.

На третий день приехала бригада в девять вечера, послушали, привезли арбидол, маски и уехали.

На следующий день стало ещё хуже — вечером отвезли на КТ, там выявили двухстороннюю пневмонию, сатурация ниже нормы, анализ крови плохой. Она писала мне: «В больницу боятся отправлять. Вдруг гипоксия». Подключили её к кислороду, увезли на реанимации в реанимационное отделение БСМП. Это было 18 июня.

Далее подключили к ИВЛ, ввели в медикаментозную кому.

Приехать увидеть нельзя. Каждый день звонили в больницу узнать о состоянии и вздрагивали от каждого входящего звонка. Врачи говорили: «Состояние тяжёлое, делаем всё возможное, лекарств не нужно, в больнице всё есть».

А 24 июня позвонил лечащий врач и сообщил, что в 14:30 она скончалась.

Не могу сказать об объёме лечения, в это родственников не посвящали. Но вот своевременности лечения явно не хватило, время было сильно упущено, даже для врача вся система оказалась неповоротлива и медлительна.

Ранее мы писали о двух смертях медиков в Ачинске и о двух скончавшихся медработниках из Уяра.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ19

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!