КАК ЖИВЕТ КЕДРОВЫЙ
Изучаем некогда закрытый посёлок под Красноярском: что ожидает тех, кто решил там жить?
Вслед за историей поселка Подгорный мы решили рассказать об ещё одном закрытом посёлке, с которого убрали КПП в начале двухтысячных. В этот раз мы направились в сторону Ачинска, в поселок Кедровый, где когда-то базировалась ракетная дивизия. Он потерял статус закрытого в 2007 году.
Путь сюда лежит по трассе в аэропорт «Красноярск», расстояние от города – более 50 километров. Проехав указатель на поселок Памяти 13 Борцов, сворачиваем направо и спустя 7 километров натыкаемся на бывший КПП. Первым намеком о некогда закрытом поселке стало полуразрушенное здание с пустыми окнами-глазницами в бело-красные кубики. Примерно через 500 метров еще одно здание КПП, дорожный знак «Кедровый» и приветствующий гостей выцветший баннер. Раньше проезд всем без исключения машинам на территорию был запрещён, транспорт оставляли в гаражном массиве неподалеку. Сейчас уехать из поселка можно за 140 рублей на автобусах, которые ходят каждый час.
Если взглянуть на Кедровый с высоты птичьего полета, то можно рассмотреть, что находится он в чаще леса и расположен очень компактно. В круге пять улиц, на которых раскинулись около 25 пятиэтажек. На окраине – частный сектор. Весь поселок можно обойти за минут двадцать – тридцать.

Нашей ошибкой было заехать с улицы Жуковского – путь лежит мимо заброшенных казарм по разбитым дорогам. Первыми впечатлениями стали серость, разруха, запущенность.

Кедровый вырос на заболоченной местности в тайге, там, где местные жители поселка Памяти 13 Борцов иногда охотились. Строили его несколько тысяч военных и гражданских строителей, в том числе 700 бывших пограничников. Судя по исторической справке на сайте поселка, всё началось с желания правительства страны в начале 60-х создать ракетные войска стратегического назначения. В июне 1962 года из Томска в Красноярск было перекинуто соединение ракетчиков. Тогда же началось формирование еще одной ракетной части: «Когда в октябре 1962 года разразился Карибский кризис, мир реально встал на грань термоядерной войны. Массовое производство ракет и принятие на вооружение ракетных комплексов обусловило широкое развертывание капитального строительства в первых ракетных соединениях РВСН».

В сжатые сроки и в тяжелых условиях военные строили в 66 км от Красноярска. Офицеры работали по 16-18 часов. В 1963 году была полностью сформирована очередная ракетная часть соединения (в/ч 54093). Боевые дежурства начались в 1964 году.

Представить условия стройки можно по рассказам на том же сайте: на месте существующего ныне Дома культуры в грязь по самую кабину ушел гусеничный трактор. Воду для питья привозили автоцистернами, лишь много позже был выкопан колодец, из которого брали воду все жители зарождающегося рабочего поселка Кедровый. В летнее время на строительной площадке на деревьях развешивали бутылки с жидкостью от насекомых, и люди периодически обтирались ею, чтобы не быть съеденными заживо полчищами комаров и мошек.

Есть в истории Кедрового и трагичная страница, о которой сегодня напоминает обелиск на территории. 5 августа 1967 года на пусковой установке ракетной части произошел несанкционированный запуск двигателей ракеты УР-100 – она взорвалась. Погибли 13 человек, 11 из которых были военнослужащими и курсантами Пермского высшего военного училища.

Сразу за кадетским корпусом под неухоженными деревьями спрятаны могилы с потрескавшимися плитами. Увядшие цветы на каждой и свежие венки у постамента выдают недавнюю дату – о трагедии в поселке еще помнят.

13 марта 2002 года в поселке называют скорбной датой – был отдан приказ о снятии дивизии с боевого дежурства. Была отключена аппаратура с высшими звеньями управления. Военные начали разъезжаться по новым местам службы, городок редел. На площади поселка в 6 квадратных километров осталось 23 пятиэтажки на 2006 квартир.
На форумах военнослужащие вспоминают былые времена. Житель Владивостока писал в 2013 году: «Жалко поселок, я служил там и срочную, и контракт (сколько успел). После сокращения ушел в запас, отучился, сейчас работаю в строительном бизнесе. Сколько лет прошло, а поселок, парней-сослуживцев вспоминаю с тоской».


Другой военнослужащий, проживший в Кедровом 40 лет, рассказывает, каким был поселок в былые времена: «Жители соседних населенных пунктов старались попасть сначала на работу, а потом и на получение жилья в городке. Он был прибран, ухожен, чист в любое время. Фасады домов и бордюры были покрашены, дорожки прометены. Народ высаживал цветы на клумбах. Резвились и радовались дети и их родители. Административные здания военных были выше всяких похвал, а автомобильный парк занимал 2-ое место в РВСН. Мазутное хозяйство КЭЧ было чище, чем зеркало. Потом настали другие времена, пришли другие нравы. После расформирования военных наступил почти коллапс: люди теряли работу, были в недоумении и в догадках».
Он же рассказывает, что передача городка проходила с нарушениями: ни одно здание не имело паспорта. Следовательно, жильцов как бы не было, а люди не могли ни прописаться, ни приватизировать квадраты.

«Только настойчивость главы администрации Меринова А.В. заставила Министерство Обороны РФ выполнить в полном объеме документацию на жилые дома и другие сооружения, необходимые для жизнеобеспечения населения. Силами коллективов сохранены в надлежащем порядке общеобразовательная и музыкальная школы, больница, спортивная школа "Искра", основателем которой был офицер Анатолий Березин, торговые площадки. Вместе с депутатами местного совета глава поселка "пробил" в Правительстве России строительство новой котельной на местных углях, что значительно удешевила квартирную плату, был на 100% обновлен транспортный парк. Отсутствие рабочих мест заставило население искать работу на стороне. И сейчас это вроде нормы жизни, привыкаем».
На той самой площади проходят все праздники и парады. А вот трибуну, которая мешала водителям на ночной дороге, решили разобрать. Поэтому перед главным входом в ДК строят новую, деревянную, что не очень нравится местным жителям

– Загородят ДК, зачем она нужна? – размышляет пенсионерка, жалующаяся на разруху. – К моей соседке приезжали гости, что служили в дивизии. Один полковник. Она собрала на стол, вы знаете, этот полковник плакал: «Из поселка сделали помойку».

Категорически не согласна с этим ее спутница:

– Ну сами жильцы виноваты! А теперь давайте я расскажу. Третий год здесь живу. Поселок небольшой. Я приехала с юга. Во-первых, это село. Ну, в каждом селе будет вот такое? Сделали детскую площадку. Это для нас! Праздников здесь много проводят. И в ДК, и День молодежи, и День города. И мне это очень понравилось.

– Вы там будете выступать? – парирует пенсионерка. – Конечно, из худшего – в лучшее. Людмила, а я наоборот приехала!

Свое знакомство с Кедровым мы начали со школ – их тут две (начальная и средняя). Рядом с ними на окраине посёлка соседствует детсад и ещё один разрушенный корпус. Как нам пояснили в беседе молодые мамы, при военных здесь было три детсада и школа, после одно здание забросили, а во второе переехали начальные классы.

По словам мам, в посёлке очень много детей и очереди на получение места в саду выстраиваются, как в Красноярске. Но в «доборы» все попадают.

Здание детского садика, судя по сигнальным лентам и надписям «опасно», тоже ждет капитального ремонта.
Для прогулок в Кедровом мест не много, только небольшой парк с лавочками и несколькими комплексами для детей. Путь сюда лежит через небольшую улочку с пешеходной зоной неподалеку от ДК. И уже это сходство навивает воспоминания о таком же открытом недавно поселке Подгорный. Кроме того, и в том и в другом есть озеро, которое считают местной достопримечательностью.
Беседу с молодыми мамами начинаем с просьбы назвать пару плюсов поселка. На озере и чистом воздухе они заканчиваются.

– Кажется, стало намного хуже, как было при военных. Чистота, порядок, с администрацией не было никаких проблем. Не могут ни одну площадку детскую в порядок привести, подъезды не ремонтированы, дорог нет. Все знаю, что патрульных нет. Здесь столько наркоманов, алкашей, наркотиками торгуют. Почему-то убрали пункт полиции, вызывать только с Емельяново – не дождешься, – рассказывает одна из девушек.

– Если 5-6 лет назад, когда я только сюда приехала, можно было ребенка выпустить одного во двор гулять, то сейчас я не рискну. И с гостей в 10 вечера, когда темно, страшно идти, – подхватывает другая.

Несмотря на недовольство поселком, собеседницы признаются, что не переехали бы отсюда.

Улица Багирова
На улице Павлова, напротив заброшенного и горевшего госпиталя, мы обнаружили новый храм без куполов. В 2ГИС он по-прежнему значится строящимся зданием. Пока снимали и наблюдали за блуждающими коровами, к нам подошёл молодой человек с бородой, в современном спортивном костюме и кроссовках: «Что снимаете? Может, вам двери открыть? Я местный батюшка».

Так, пока отец Сергей вместе с супругой провожал гостей, мы успели осмотреться внутри храма, где еще пахнет древесиной. Сюда они перебрались из Шарыпово.

– Меня перевели в кадетский корпус служить, там есть домовой храм. Мы с матушкой подумали, что надо обязательно храм с территорией. Давай заниматься вопросом: взяли землю сначала, нашел проект, людей. Строим с 2014 года. Всё – на пожертвованные деньги. Храм, поскольку у меня многодетная семья, 5 детей, решили назвать в честь Петра и Февронии. Осталось купола, потолки, отделка внутренняя по мелочевки, – рассказывает отец Сергей.

Сегодня постоянно на воскресную службу в поселке с 5 тысячами жителей ходят человек 20-30. На большие праздники – Пасху и Рождество – собирается по 150 человек. В это Крещение раздали 1,5 тонны воды.

Сами они живут в квартире одного из «симпатичных» домиков напротив. И в отличие от большинства старожилов Кедрового смотрят на посёлок иными глазами.

– Поначалу, когда мы сюда приехали, нам предложили два прихода. Здесь и в Шалинском. Мы поехали смотреть, впечатление было просто ужасным. Заехали…

– Да, нас какими-то огородами повезли, – добавляет жена Екатерина.


– По Мира особенно, когда ехали, всё такое разрушенное, непокрашенное. Здесь люди-то вообще живут? Потом вернулись, по Гвардейской походили, здесь вроде домики другие. Вроде ничего так. Надо сказать, что за последние 5 лет поселок преобразился: появились турники, беседка, храм построился, бассейн отремонтировали. Сейчас мы отсюда никуда не хотим. С детьми хорошо: вон их отправил по секциям, сами сходили, вернулись, – продолжает собеседник.

На замечания, что старожилы считают иначе, батюшка философски замечает, что они не жили, например, в Черемушках:

– Я сам с Ангарска в Иркутской области. Насколько бандитский город: то стреляют, то бьют кого-то, все окна 1-2 этажей зарешечены. Я не знаю, что было здесь при части, но мне здесь нравится. Есть проблемы, мусор не убирают вовремя, но это везде так. В целом, если вопрос с работой решен, то почему здесь не жить? Чистый воздух, спокойно, грибов много, купаются всё лето на озере.

Беседу прервала вошедшая в храм взрослая женщина – помощница.

Вот, Мария, это журналисты, приехали о посёлке фоторепортаж делать.

Журналисты должны знать, что у нас всё «окей». И что помощь храму нужна,с юмором и поучительно произносит она.

Позже по пути к пятачку с рынком и магазинами мы встретили Марию, где она напутствовала парней «вести себя прилично», пока мы здесь.

Прогулка по другой части посёлка, улице Гвардейской, вызывает схожие впечатления, о которых поведал отец Сергей. Пятиэтажки с зелеными ухоженными дворами, небольшая зона для отдыха больше напоминают уютный Сосновоборск или Подгорный.
Перед отъездом отправляемся на озеро, которое нам рекомендовали опрошенные жители. В этом году за него взялись, почистили берег, установили площадку для волейбола. Вода хоть и теплая, но на берегу мы застали только одного рыбака с удочкой. Единственный минус – находится зона отдыха возле котельной.
Юлия Глушко
Фото: Артем Ленц

Следите за новостями в нашей группе «ВКонтакте».
Новости и фото отправляйте 8–999–315–05–05 (WhatsApp, Viber, SMS).

Просмотров: 14493