большой фоторепортаж
В шахтах и на разрезах кипит сложная работа, без которой невозможно представить нашу обыкновенную жизнь — с теплом и электричеством. Мы узнали, как работают шахты и разрезы Сибирской угольной энергетической компании и попали к шахтерам на Бородинский разрез в Красноярском крае и шахты «Талдинская – Западная-1» в Кемеровской области.
Более 20 миллионов тонн угля в год.

Длина — 7 км, ширина — 2 км, высота угольного пласта — до 10 метров.

Площадь — 2000 футбольных полей.

Объем отгрузки — 1000 вагонов в сутки.

30 единиц высокопроизводительной техники.
Одно из чудес СУЭК и всей России — Бородинский угольный разрез, который находится в Красноярском крае. На сегодня это самое крупное предприятие открытой угледобычи в стране. Его начали строить через три месяца после победы в Великой Отечественной войне, и в 1949 году ввели в эксплуатацию.

Последние двадцать лет Бородинский разрез работает в составе СУЭК. За это время масштабные изменения произошли повсюду: растут объемы добычи угля, обновляется горнотранспортная техника, реализуются инвестиционные проекты, восстанавливаются использованные земли, расширяются социальные программы, крепнут шахтерские традиции, растет профессионализм горняков.
Добыча угля на Бородинском разрезе ведется круглый год, пик приходится на зимнее время. Как говорят сотрудники, если вагоны с углем, который добыли на Бородинском разрезе за всю историю, выстроить в одну линию, состав растянется на 200 тысяч км — им можно обогнуть экватор восемь раз.
Уголь - продукт универсальный. Он применяется в производстве электроэнергии, металлургии, строительной, топливной, газовой отрасли, химической, бумажной, текстильной и стекольной промышленности. Стоит отметить, что уголь проще и безопаснее в погрузке, транспортировке и хранении, чем другие виды топлива. После извлечения он сразу же готов к использованию.
Высокий уровень добычи угля на Бородинском разрезе обеспечивается благодаря высокопроизводительной технике. Только здесь, в России, трудятся два роторных экскаватора ЭРП-2500 высотой в 10-этажный дом. Их теоретическая производительность по разрыхленной горной массе — 3150 тонн угля в час. Управляет машинами экипаж из 24 сотрудников, по пять человек в смене.
Разрез работает в комплексе с двумя сервисными предприятиями. Бородинский ремонтно-механический завод обеспечивает исправность и надежность горной техники, а также выпускает инновационную и импортозамещающую продукцию. Бородинское погрузочно-транспортное управление, крупнейшее в России предприятие промышленного железнодорожного транспорта, обслуживает свыше 130 км путей, расположенных внутри угольного разреза, содержит собственный локомотивный парк с 76 тепловозами, подвижной состав и путевую технику.
Бородинский уголь считается самым экологически чистым из-за невероятно низкой зольности (около 7%) и небольшого содержания серы (0,2%). Зола бородинского угля широко используется при производстве удобрений, цемента, бетона, сухих строительных смесей, кровельных покрытий.
Открытая угледобыча считается самой безопасной, эффективной, а главное, экологичной. Когда работы завершаются, горняки восстанавливают ландшафт за счет пород и плодоносных слоев почвы с участков будущих выработок, ровняют и высаживают хвойные деревья. В тех местах, где добывали уголь, сейчас уже раскинулся густой зеленый лес, в котором живут белки, зайцы и лисички. А осенью 2018 года на восток разреза прилетела стая журавлей — именно здесь они почувствовали себя в безопасности и смогли набраться сил перед перелетом на юг.

Кроме этого, СУЭК постоянно контролирует влияние угледобычи на окружающую среду. Собственная комплексная санитарно-промышленная лаборатория проверяет состояние воды, воздуха и почвы.
Шахта «Талдинская – Западная-1» — самая удаленная крупная шахта СУЭК от населенного пункта. От поселка Большая Талда — минут десять на машине, от города Киселевска — около часа.
Шахта «Талдинская – Западная-1»

Среднемесячная нагрузка на забой —
более 350 000 тонн угля.

Одна лава потребляет электроэнергии
как 50 000 лампочек

Общий запас угля в лаве — 3,7 млн тонн,
или 50 000 железнодорожных вагонов

Производственная мощность обогатительной фабрики —
2,7 млн тонн в год
Затем перешли в «ламповую», там выдали самоспасатели, на каску нацепили фонарь. Кстати, это не просто источник света, а еще и датчик, который сигнализирует диспетчеру, где именно сейчас находится сотрудник. Такая система отслеживания Granch — новосибирская разработка, одна из самых совершенных в мире. Сейчас ею оснащены все шахты СУЭК.
Наш поход в шахту начинается не сразу со входа под землю. В первую очередь — безопасность, главный ориентир СУЭК. Заезжаем на большую и опрятную территорию, нас ведут знакомить с планом ликвидации аварии и показывают, как работать с самоспасателем — автономным дыхательным аппаратом, который носит на поясе каждый шахтер.

Внимательно слушаем и запоминаем, но очень надеемся, что эти знания не пригодятся. После этого нас ведут переодеваться. Нательная одежда, носки, комбинезон, жилет, куртка, резиновые сапоги, каска, защитные очки, пояс — с помощью сотрудников СУЭК мы одевались минут пятнадцать.
Нас довезли до самой шахты. Садимся в пассажирский вагон напочвенной дороги, проезжаем несколько метров и останавливаемся. Шлюз за нами закрывается, а перед нами открывается — таким образом не нарушается вентиляционная система в шахте.
Едем дальше. По ощущениям — минут десять, но сложно сказать: телефон остался наверху. А у некоторых шахтеров уже есть цифровая разработка СУЭК — безопасный смартфон, который можно брать под землю.
А вот и пересадка. Теперь едем на подвесном дизель-гидравлическом локомотиве, добираемся до лавы — места, где комбайн режет уголь, который затем транспортируется на поверхность по ленточным конвейерам. Мы спустились на глубину 300 метров, но это не предел: следующая лава будет еще ниже.
— Я пришел в шахту 7 июня 1996 года, до сих пор помню эту дату, всё тогда было дико, очень устал. В каждой работе своя романтика, свои плюсы и свои минусы. На сегодня я себе другой работы не представляю. Я горжусь, что работаю с этими парнями. Семья — самое надежное что у меня есть. Одна здесь, в шахте, другая дома, — рассказал начальник участка «Талдинская – Западная-1» Сергей Юрташкин.
Как сказал Сергей Анатольевич, сейчас он чувствует себя безопаснее, чем в 1996 году. Технический прогресс идет вперед, минимизировали человеческий фактор. СУЭК не жалеет инвестиций в безопасность сотрудников и качественное оборудование. Все данные оцифрованы. Например, в шахте находится компьютеризированный штаб, который управляет комбайном и главным конвейером с выводом информации диспетчеру. Информация передается по оптоволокну — несмотря на хрупкость, его удалось проложить в шахту. Люди ценят усилия компании, поэтому стараются с каждым рекордом укреплять престиж СУЭК.
Как только мы вернулись из шахты, сразу выдохнули. Все-таки на земле, а не под ней, спокойнее. Дальше пошли на обогатительную фабрику. Здесь улучшают качество, снижают зольность и повышают калорийность угля, а также сортируют его, чтобы поставить потребителю подходящую продукцию.
Обогатительная фабрика-модуль достаточно компактная, но при этом по мощности не уступает классическим фабрикам, площадь которых вдвое больше. Значительная часть применяемого здесь оборудования — российского производства. При этом контроль и управление технологическим процессом максимально автоматизированы.

Фабрика работает на угле с шахт и разрезов. В результате получают два типа концентрата: мелкий и крупный, а также сухой отсев без обогащения, который производится только на «Талдинской – Западной-1». Оставшуюся породу складируют в отвале. Концентрат и отсев отправляют на экспорт.
Все данные с шахт и разрезов попадают в единый диспетчерско-аналитический центр — цифровое сердце СУЭК. Диспетчерская есть на каждом предприятии. Причем вся информация одновременно дублируется в региональный центр и в головной офис СУЭК в Москве. Контролируется состояние атмосферы, концентрация газов, скорость проветривания, нахождение людей, подверженность выбросам горного массива, работа техники — абсолютно всё. Это помогает обеспечить сотрудникам полную безопасность.
По каждому направлению свой диспетчер: одному человеку невозможно уследить за всем. Если происходит поломка, и на экране зеленый цвет сменился красным, диспетчер реагирует молниеносно. Система реагирует на малейшее отклонение. Например, с шахтером потерялась связь на две минуты, потому что он работает с установкой, где нет зоны покрытия, и на экране сразу загорается красный, хотя, вроде бы, эта ситуация штатная.
В шахту или на разрез просто так не пустят. В центре подготовки и развития персонала сотрудники проходят обучение с нуля, курсы переподготовки или квалификации. Также здесь знакомят с деятельностью СУЭК школьников. В Ленинске-Кузнецком такой центр переоборудован из административно-бытового корпуса шахты, поэтому все, что есть в классах, — настоящие артефакты, а значит, человек находится практически в рабочих условиях.

Кстати, люди, которые готовятся работать в шахте, сначала спускаются туда в компьютерной игре. Надевают VR-очки, берут в руки перчатки с датчиками и выполняют специальные задания.
В центре пять штатных преподавателей и большой пул внештатных — практикующих специалистов, которые работают в разных направлениях СУЭК. Это очень ценно: они понимают, где есть проблемы, и могут сделать специализированную учебную программу, чтобы устранить их.
Посмотрите, кто еще требуется в СУЭК, откликайтесь на вакансии и ждите ответа. Не переживайте, если не нашли подходящую должность. Отправьте резюме с рассказом, почему вы хотите работать в СУЭК: отдел персонала обязательно рассмотрит вашу кандидатуру.
— Машинист горных выемочных машин
— Горнорабочий очистного забоя
— Подземный проходчик
— Электрослесарь
— Водитель автомобиля
— Электромеханик
— Машинист
— Электрогазосварщик
Компания приветствует инициативных и ответственных людей, которые нестандартно мыслят, готовы браться за любую задачу и умеют достигать своих целей. Если вы хотите начать карьеру в СУЭК, можете подать резюме на вакансии завода прямо сейчас.

Просмотров: 15 334