Экоактивистам к прочтению
Специалисты перечислили популярные мифы об угледобыче — что важно знать
Бурый уголь широко используется в теплоэнергетике, а его побочные продукты — в строительстве. При этом среди людей, не посвященных в современные технологии применения этого полезного ископаемого, бытует немало домыслов о его вреде для здоровья и природы. Эксперты рассказали, какие меры по защите экологии предпринимаются на крупных угольных станциях и развенчали популярные мифы.
Миф о вреде бурого угля не имеет под собой никаких оснований. Само по себе полезное ископаемое, как камень или глина, уголь не несет никакого вреда для природы, он является ее частью. При сжигании угля выделяется тепло, которое мы с удовольствием используем для производства электроэнергии и обогрева, а также дым и зола, которые можно утилизировать без вреда для природы и человека. Дым можно очистить с помощью современных технологий, а золу использовать в дорожном строительстве и производстве строительных материалов. Так, с помощью технологий, сжигание угля, кроме того, что делает жизнь более комфортной, дает экономике новые дешевые материалы и не наносит вреда природе.
Бурый уголь вреден?
Энергостанции Красноярского края широко применяют бурый уголь для выработки тепла. Эксперты уверяют, причин для беспокойства за экологию нет.
— Может ли угольная станция быть экологически чистой? Я считаю, что может, но при определенном технологическом уровне очистных сооружений и периодическом обновлении основного оборудования, — считает Олег Петров, заместитель генерального директора, директор Енисейского филиала ООО «Сибирская генерирующая компания».
Олег Петров, заместитель генерального директора, директор Енисейского филиала ООО «Сибирская генерирующая компания»
На крупных предприятиях вроде СГК, входящей в группу компаний АО «СУЭК», активно используются специальные промышленные электрофильтры, которые помогают максимально снизить выброс в атмосферу взвешенных (твердых) частиц, и различные технологии по переработке и утилизации золы.
— В общем представлении опасный уголь — это уголь с высоким содержанием примесей, влияющих на качество выбросов. Если мы говорим про бурый уголь Канско-Ачинского бассейна (будь то месторождения, которые разрабатывают Бородинский, Березовский или Назаровский разрезы), процентное содержание серы в нем очень низкое, зольность — невысокая, это одни из самых чистых углей на всем постсоветском пространстве, — говорит Олег Петров.
Олег Петров, заместитель генерального директора, директор Енисейского филиала ООО «Сибирская генерирующая компания»
Директор Енисейского филиала СГК приводит данные, доказывающие, что бурый уголь более экологичен, чем каменные угли, хотя и уступает им в калорийности.
4000 ккал/кг
Калорийность угля Бородинского разреза:
Калорийность каменного угля:
5000-6000 ккал/кг
В СУЭК существует корпоративная система контроля экологической безопасности, которая охватывает все этапы операционного цикла — от добычи угля до производства тепла и электричества. Компания осознает характер техногенного влияния своей деятельности на окружающую среду и экологические риски, поэтому использует наилучшие доступные технологии минимизации вредных выбросов и утилизации отходов. Показатели очистки говорят сами за себя.
— Серый дым, который мы видим при сжигании угля, — это твердые частицы, в основном оксид кремния и кальций. Они имеют высокую поляризационную способность, то есть хорошо электризуются. В газоочистных установках, которые называются электрофильтрами, эти частицы притягиваются электродами и осаждаются, не попадая в дымовую трубу. Электрофильтры очищают выбросы больше, чем на 99%, — поясняет Олег Петров.
Сейчас на Красноярской ТЭЦ-1 идет масштабная модернизация: строят как раз такие установки, заменяя устаревшее оборудование.
Олег Петров, заместитель генерального директора, директор Енисейского филиала ООО «Сибирская генерирующая компания»
— Уже ввели в эксплуатацию 8 электрофильтров, готовим к запуску 9-ый,
а к началу 2025 года их будет 15. На входе через них проходит порядка 6 грамм примесей на нормальный кубометр газа, а на выходе остается всего лишь около 25 мг/м3. Самая жесткая европейская норма допускает 50 мг/м3 пыли, мы стремимся к этим показателям. В России эти требования не такие жесткие, но вот уже более 10 лет в проектировании очистного оборудования мы берем самую высокую планку, — замечает директор Енисейского филиала СГК.
Один из ярких примеров — Минусинская ТЭЦ, которая работает на буром угле Бородинского разреза. Благодаря электрофильтрам, в теплое время года дым из трубы не виден, в холодное — заметен только след от теплого воздуха, подобный тому, какой оставляет на небе самолет.

В 2014 году построен новый энергоблок Абаканской ТЭЦ и вместе с ним введен в эксплуатацию высокотехнологичный пятипольный электрофильтр, позволяющий обеспечить самую эффективную для теплоснабжающих предприятий юга Сибири очистку уходящих газов.
— Годом ранее на Красноярской ТЭЦ-3 одновременно с новым энергоблоком появился современный электрофильтр. Мы понимали, что станции будут востребованы, и учитывали, что требования по экологии ужесточаться в будущем, — отмечает Олег Петров.
Олег Петров, заместитель генерального директора, директор Енисейского филиала ООО «Сибирская генерирующая компания»
Эксперт уверяет, что при сжигании бурого угля на крупных станциях почти не выделяется бензапирен — соединение высокого класса опасности с сильнейшей канцерогенной активностью. Это связано с тем, что в топках угольных станций температура превышает 1000 градусов, при этом бензапирен разлагается при гораздо меньшем нагреве.
— Это вещество в воздух городов активно выбрасывают автотранспорт и частный сектор, где установлены котлы с более низкой температурой сгорания топлива. Для снижения содержания бензапирена нужно работать с этими источниками, например, развивать электротранспорт и электроотопление, — считает Олег Петров.
Олег Петров, заместитель генерального директора, директор Енисейского филиала ООО «Сибирская генерирующая компания»
Особенно сильно людей тревожат остающиеся после сжигания угольного топлива золошлаки. Кто-то опасается якобы высокого показателя радиации золы, другие сомневаются в значимости этих веществ как материального ресурса. Директор СГК по реализации золошлаковых материалов Петр Саньков не понаслышке знает о том, какие мифы окружают использование золошлаков и развенчивает их.
Золошлаки: мифы, вопросы и сомнения
— При сжигании углей образуются зола и шлаки, являющиеся продуктами высокотемпературной обработки минеральной части угля. В зависимости от способа улавливания и удаления отходов образуются попутные продукты. Их можно применять как заполнитель для бетонов и асфальтобетонов. Поэтому сейчас золошлаки предлагаем рассматривать, как достаточно перспективный материал. Уже не отход, а вторичный ресурс.
Главный миф, лежащий в основе определения золошлаков — это утверждение, что они являются отходом, который не пригоден для утилизации. На самом деле, золошлаковые материалы — полноценный ресурс, применяемый в разных сферах промышленности.
Миф №1
Петр Саньков
Директор СГК по реализации золошлаковых материалов
Об использовании золошлаков в строительстве говорит и Олег Петров:
— Если сравнивать угольные котлы с газовыми, то в некоторых случаях газовые дают больше диоксида азота, но не оставляют твердых частиц, то есть золошлаков. Хотя, и сейчас наличие таких отходов угольной генерации не является неразрешимой проблемой. С ними давно научились работать. Это хороший строительный материал. У нас заключен ряд соглашений с цементными заводами, которые отрабатывают технологии производства, используя нашу золу. В ней большое количество свободного кальция, который хорошо связывается, получаются легкие бетоны.
Олег Петров, заместитель генерального директора, директор Енисейского филиала ООО «Сибирская генерирующая компания»
Второй миф: принято считать, что золоотвалы — рассадник радиации. Однако это не так. Например, показатель эффективной удельной активности естественных радионуклидов золы-уноса Абаканской ТЭЦ почти в 3 раза ниже нормы (131 Бк/кг против 370 Бк/кг).
— Радиоактивность — это притча во языцех, которая вбита в головы многих обывателей. Однако в золошлаках радиационного фона не может появиться по определению, так как изначально нет в угле.
Миф №2
в 3 раза ниже нормы
показатель эффективной удельной активности естественных радионуклидов золы-уноса Абаканской ТЭЦ
Это подтверждает и Олег Петров:
— Бурый уголь не даёт высокий радиационный фон, мы проверяли это много раз самостоятельно, с надзорными органами и даже представителями общественности. Соответственно, неоткуда радиации взяться и в золе. Достаточно сходить с дозиметром к золоотвалам, чтобы в этом убедиться.
Среди прочих специалист выделяет распространенное заблуждение, что нет никакой нормативной базы для использования золошлаков при строительстве дорог. На самом деле, на текущий момент разработано порядка 20 объектов нормативно-технической документации, которые регламентируют применение золошлаков, включая основные ГОСТ 32761-2014, ГОСТ 32826-2014 и ГОСТ Р 59300-2021.
— С точки зрения бизнеса также часто бывают опасения, что энергетики могут задрать цены на золошлаки как на продукт. Но здесь надо четко понимать, что любой продукт, будь то вторичное или первичное сырье, всегда имеет оценку рынка. Во сколько его оценивает рынок, столько он и стоит. Если мы будем задирать стоимость наших материалов, спроса со стороны бизнеса не будет — нам это не выгодно.
Петр Саньков
Директор СГК по реализации золошлаковых материалов
Петр Саньков
Директор СГК по реализации золошлаковых материалов
Олег Петров, заместитель генерального директора, директор Енисейского филиала ООО «Сибирская генерирующая компания»
Часть строителей и производственников полагает, что использование золошлаков недостаточно изучено и требует дальнейшего исследования. Однако правда в том, что в мире накоплен огромный опыт использования золошлаков в различных отраслях промышленности, в том числе такой опыт успешно реализуется и в России.
— Главное — обладать знаниями технологии применения. Если дорожный строитель всю свою жизнь работал с песком и глиной, его рабочие и бригадиры знают, как с ними работать, то при появлении нового продукта могут возникать проблемы с технологией. Нету опыта — нет уверенности в успехе. Это тоже определенный фактор для отрицания золошлаков как материала, но это не очень конструктивно, — уверен директор СГК по реализации золошлаковых материалов.

Экономика всегда должна быть во главе угла. Судите сами: если вторсырье при прочих сопоставимых параметрах будет для дорожного строителя или для производителя бетона, цемента, дешевле, то компания в любом случае призовет своих технических специалистов научиться этому. Вопрос времени. Чем дальше мы развиваем этот рынок, тем больше мы видим собственников, готовых переходить на вторичные материальные ресурсы, — резюмирует спикер.
Петр Саньков
Директор СГК по реализации золошлаковых материалов
Просмотров: 28 785