25 октября воскресенье
СЕЙЧАС +0°С

«Это уникальная биологическая трагедия»: хронология экологической катастрофы в Норильске, оценка эколога

Решение о сожжении такого объема топлива отменили, теперь речь идет о сорбентах

Поделиться

Загрязнения отделяют бонами 

Загрязнения отделяют бонами 

Сегодня в Норильске с утра столько высокопоставленных чиновников из Москвы и Красноярска, сколько съезжается обычно на какой-нибудь экономический форум. С утра на место экологической катастрофы вылетел Александр Усс, делегация Росприроднадзора во главе со Светланой Родионовой и пул экологов. Последние прилетели вместе с группировкой МЧС, которую перебросили из Новосибирска.

Мы связались с экологом и депутатом Горсовета Сергеем Шахматовым. Он лично посмотрел на масштаб ЧС и пообщался с мурманскими спасателями, которые четвертый день борются с нефтяными пятнами на реке Амбарная. Дальше его рассказ от первого лица:

— Мы сегодня пообщались с городскими активистами, депутатами, экологами, пролетели по всему пятну загрязнения на вертолете, пообщались со спасателями и работниками комбината, кто сейчас на передовой утилизирует пятно. Нефтяное пятно локализовано, порядка 5–6 перекрытых бонов установлено, в том числе и в рукавах других рек в пределах 3–4 км от самого озера, в устье впадения реки Амбарная. Ребята работают в круглосуточном режиме, откачивают в ёмкости дизтопливо. Принимают решение, как их утилизировать, уже в МЧС. Скорее всего, будут увозить все это, абсорбировать. Пока подробностей мы не знаем.

Территория, конечно же, большая по нашим оценкам, порядка 18–20 га. Сложно оценить по реке, по грунту такая ситуация. Убирать придется не один день, неделю. Сегодня спасатели собирают в две смены в сутки порядка 60–70 тонн. Но это капля в море. По их оценкам, половина из 21 тысячи осела в грунтах, когда все это текло к реке, порядка 10 тысяч тонн попало в две речки.

Это зрелище не для впечатлительных, это уникальная трагедия биологическая. Я не знаю подобных прецедентов такого масштаба. В морской части иностранных государств были разбившиеся танкеры с еще большим объемом, и нефти в основном. В чем разница: нефть тяжелее воды и должна упасть на дно. Но дизтопливо, как и бензин, легче воды и остаются на поверхности. Загрязняют и прибиваются к берегу.

Сейчас говорить об ущербе преждевременно. Первая задача — локализация, вторая — все убрать. Когда это случится, нужно проводить глубокую оценку ущерба. Только тогда можно будет посчитать, сейчас — бесполезно.

На реках нет водозаборов, на озере мы не нашли никаких пятен. Вообще это подземная вода, мы не видим опасности для водоснабжения горожан. Пока оценка такая, что будет дальше — покажет время. Если это все дождями или иными путями просочится в грунт, то возможно что-то. Для здоровья человека разлив ничем не грозит, вред нанесен только природе.

Сергей Шахматов

Один из заядлых рыбаков, живущих в Норильске, Александр, рассказал корреспонденту NNGS24.RU, что рыбы в загрязненной реке и ее притоках не много. Водозабора, подтверждает он слова эколога, действительно на ней нет:

— Водозабор на реке Норильская. Вода не используется для питья. А вот река впадает в озеро Пясино. Там рыбы много. Помогут ли боны сдержать соляру, не знаю, — рассуждает мужчина.

На форумах рыбаки обсуждают, что когда-то в озере водились осетр и таймень.

Другой житель говорит о плохой экологии города:

— Вокруг заводов в условном радиусе 30–40 км, во-первых, нет полноводных рек. Они больше похожи на горные — мелкие и быстрые. Крупной рыбы здесь нет. Поэтому все предпочитают ездить на рыбалку на Енисей, Норилку или крупные озера. Экология здесь тоже играет роль — в радиусе 50 км от завода мало кто всерьез ловит рыбу или пьет воду.

Хронология событий

Все началось в пятницу, 29 мая, когда поступило сообщение о пожаре у резервуара №5 на ТЭЦ-3 в Норильске. Ничего не предвещало беды и внимания президента. В МЧС по Красноярскому краю корреспонденту NGS24.RU заявили, что автомобиль врезался в резервуар, произошло возгорание. Пламя распространилось на 350 квадратов, на тушении было задействовано 20 человек и 7 спецмашин. Водитель жив и здоров, других пострадавших нет, а вот автомобиль сгорел. Все шло к тому, что владелец мог потерять не только его, но и заплатить за ущерб.

Это позже станет известно, что из резервуара вылилось 20 тысяч тонн дизельного топлива. А водитель стал жертвой. Вот что 44-летний Андрей Афиногенов рассказал телеграм-каналу «База»:

— Я ехал на автомобиле. Впереди был мокрый асфальт. Дождя не было, были лужи. Запаха не было. Ограждающих каких-то конструкций, предупреждающих знаков не было. В какой-то момент машина остановилась. Что там произошло, сейчас трудно сказать. Может, она провалилась, произошëл подмыв асфальта. Но когда я открыл дверь, уровень увеличился, и, соответственно, уже запах был, чувствовался дизельного топлива. Языки пламени из-под автомобиля начали появляться. Появился технологический персонал, я спросил, вызвали ли они пожарную охрану. Они говорят: «Да». Я побежал, пока ещë машина дымила, так как телефон остался в машине, вырвал его оттуда, отбежал на безопасное расстояние, сообщил руководству и позвонил в дежурную часть полиции города Норильска. В это время уже автомобиль пылал полностью, и минут через пять пожарные подъехали.

Половина топлива ушла в грунты, оценивают экологи 

Половина топлива ушла в грунты, оценивают экологи 

30 мая

На следующий день, 30 мая, происшествием заинтересовались в Следственном комитете края. В их сообщении уже говорилось, что по неустановленной причине произошла разгерметизация одного из резервуаров на территории ТЭЦ-3 АО «Норильско-Таймырская энергетическая компания». Предположительно, вылилось 20 тонн топлива. Про превратившуюся в красную артерию реку информации нет.

Кстати, багровые реки в невезучем Норильске уже облетали федеральные СМИ: в 2016 и 2018 годах в реку Далдыкан попали промышленные выбросы с того же Надеждинского металлургического завода, принадлежащего «Норникелю».

1 июня

Вечером 1 июня в «Норильском никеле», которому принадлежит ТЭЦ-3, сообщают о выезде на место морских спасателей из Мурманска, которые знают толк в подобных катастрофах. В отряде 15 специалистов, они привезли с собой большое количество специального оборудования для ведения работ: боны для локализации загрязнений, скинерные системы, препараты для сорбирования нефтепродуктов, сорбирующие полотенца, надувные и каркасные емкости для сбора нефтепродуктов. Собираются силы местных подразделений. Введен режим ЧС.

4 июня им на подмогу перебросят 100 человек из Новосибирска, здесь базируется Сибирский спасательный центр МЧС России.

Что произошло?

ТЭЦ-3 принадлежит заводу, входящему в группу «Норникеля». Если смотреть на карту, то она расположена посередине трассы между северным Норильском (643 км от Красноярска) и Кайерканом, по пути в аэропорт Алыкель. Вода попала в реку Амбарная. Она впадает в озеро Пясино, а оно уже вытекает в Карское море. Нефтяное пятно, по данным спасателей, растянулось на 20 километров. А местные жители эмпирическим путем выяснили, что теперь водой можно заправлять транспорт: зачерпнув воды с поверхности в емкость, макают газету и поджигают. Горит!

ТЭЦ-3 расположена по пути из Норильска в Кайеркан 

ТЭЦ-3 расположена по пути из Норильска в Кайеркан 

В «Норникеле» поясняют, что резервуар не вызывал нареканий 30 лет. Потом внезапно просели опоры, и произошла утечка. Вообще ТЭЦ-3 работает за счет газа, а дизтопливо — это резерв. На состояние города ЧП не повлияло — он и предприятие расположены далеко друг от друга.

По данным компании на 3 июня, на месте работают 250 человек и 72 спецмашины. Вывезено 800 кубометров грунта, откачано 262 тонны дизельного топлива, с поверхности реки собрано 78 тонн.

Сначала на ликвидацию закладывали две недели, но выяснилось, что этого времени недостаточно. Проблема ещё и в том, что река Абмарная — очень мелкая. Подогнать туда баржу для откачки топлива невозможно. «Основной вариант утилизации — это сжигание топлива в ёмкостях, а такого опыта в Красноярском крае нет», — подытожил в своем докладе разъярённому президенту губернатор края Александр Усс на совещании, кадры с которого облетели все СМИ.

В «Норникеле», в свою очередь, отрицают обвинения в том, что они замалчивали все выходные информацию о ЧП. И приводят хронологию:

— Сообщение об утечке дизтоплива поступило 29 мая в 12:55 от диспетчера, в 12:57 оно было подтверждено специалистами ТЭЦ. И в 13:08 оперативная информация была передана в Объединенное диспетчерское управление энергосистемы Сибири (Кемерово). Если опустить часть звеньев, что к 13:49 информация дошла до Москвы, а к 18:40 направлен приказ о введении ЧС.

Несмотря на это, 4 июня в Следственном комитете России возбудили уголовное дело по статье «Халатность» в связи с несвоевременным информированием. Также следователи ходатайствуют об аресте задержанного начальника цеха норильской ТЭЦ-3.

После всего у нас есть несколько вопросов, оставшихся без ответа

1. Если предприятие обо всем доложило в первый же день («Норникель» публиковал соответствующую хронологию), то почему губернатор, по его собственным словам, узнал об этом только из соцсетей спустя два дня?

2. Почему, если информация дошла до ЕДДС, президент об этом узнал только на селекторе?

3. Почему Ростехнадзор и другие компетентные ведомства не проводили проверки резервуара и не давали предписаний об устранении замечаний? Почему виноват оказался начальник цеха ТЭЦ-3?

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ4
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!