9 августа воскресенье
СЕЙЧАС +15°С

«Такого кризиса никогда не было»: президент торгово-промышленной палаты о красноярском бизнесе

Президент Центрально-Сибирской торгово-промышленной палаты Рафаэль Шагеев о состоянии красноярского бизнеса

Поделиться

Одна из самых пострадавших отраслей — общепит

Одна из самых пострадавших отраслей — общепит

После пандемии коронавируса мир не будет прежним — об этом с самого начала режима ограничений говорят эксперты. Изменения коснутся не только глобальных компаний, но и небольшого бизнеса в российских регионах, в том числе в Красноярске. Предприниматели здесь уже почувствовали разницу работы до и во время пандемии.

Ранее мы общались с известными бизнесменами из Красноярска, которые давали советы, как справиться с возникшими трудностями. Информацию от пострадавших собирают в торгово-промышленной палате, а затем, объединяя по отраслям, предлагают введение разных льгот и мер поддержки. Предложения принимаются как на краевом, так и на федеральном уровне. О состоянии бизнеса в данный момент, и что с ним будет после снятия ограничений, мы поговорили с президентом Центрально-Сибирской торгово-промышленной палаты Рафаэлем Шагеевым.

— Сразу же после объявления ограничений вы открыли горячую линию. Скажете, сколько людей пожаловалось, что самый пострадавший, и чем им можно помочь?

— Было по сто звонков в день, это если говорить о самых первых днях, всего же мы приняли более 780 обращений. В основном обращения шли от ритейла, который занимается непродовольственными товарами. Затем гостиничный бизнес, общепит, выставочная деятельность и туризм. В первые дни к нам не только звонили, а люди приезжали и лично просили о помощи. За короткий срок нам удалось такой бизнес, как автомойки и автосервисы, вернуть к работе. Мы написали письма губернатору, президенту страны, и их включили в список тех, кто может работать, практически все «бесконтактные» отрасли. Но таких примеров немного, к сожалению.

Мы подготовили более 300 заключений о форс-мажоре. Это очень важный документ сейчас, который является подтверждением тех обстоятельств, которые не могут позволить предпринимателям выполнить свои обязательства. Это и арендные платежи, и другие финансовые вопросы, платежи по кредитам, выполнение контактов как внутри страны, так и с зарубежными партнерами. И если федеральная палата выдает сертификаты о форс-мажоре для международных контрактов, то региональные палаты выдают заключения об обстоятельствах непреодолимой силы для компаний, которые работают внутри страны. Среди крупных предприятий, для которых мы готовили эти заключения, — Красмаш, конструкторское бюро «Геофизика». Когда в мире упало потребление алюминия, производство в Красноярске не остановишь, потому что с остановкой печей нужно сразу новые строить. Поэтому сейчас работают на склад, некоторые сотрудники работают на удаленке, то есть производство функционирует.

Рафаэлю Шагееву мы задали вопросы во время прямого эфира в нашем Instagram

Рафаэлю Шагееву мы задали вопросы во время прямого эфира в нашем Instagram

— Что скажите о других мерах поддержки. Например, зарплатных кредитах?

— Много говорилось руководством страны о таких мерах поддержки, но когда наши федеральные коллеги из палаты попытались получить такой кредит, у них получилось только с третьего раза. Поэтому мы с самого начала выступали за полноценные кредитные каникулы, чтобы за период простоя не нужно было платить налоги. Потому что пострадали абсолютно все, нет сегодня компании, которую бы это обошло стороной. Я не считаю спекулятивные темы с масками, которые начали появляться. Но на этом фоне у нас есть компании, которые расширили производство за счет новых востребованных товаров (речь идет о респираторах. — Прим.ред.), они сейчас готовят документы для Фонда развития промышленности. А это возможность получить кредит под 5 процентов годовых.

— Что же касается реструктуризации долгов по кредитам, то здесь, если по-простому говорить, треш полный. Потому что никто не может реструктуризировать, есть много нюансов, связанных с предыдущей кредитной историей, с показателями, которые не подходят, и так далее. Здесь я не вижу ни одного положительного примера. Исключения появляются, когда напрямую разговариваешь с руководством банка, тогда начинают детально рассматривать.

Опять же, если говорить про субсидию в 12 тысяч рублей на одного работника. Большинство компаний не подходят по критериям для таких выплат, но есть предприятия, которые уже получают эти деньги.

— Сейчас многие говорят о постепенном выходе из режима ограничений. Вы регулярно подаете предложения от бизнеса в органы власти и участвуете в формировании этих документов. Кто станет первым в очереди на открытие?

— У нас еще неделю назад губернатор хотел подписать разрешение на работу салонов красоты и подобных компаний, но вспышка в Северо-Енисейском районе помешала. Они и так первые в очереди. Еще одна сфера — это небольшие магазинчики, торгующие одеждой вне торговых центров, там, в принципе, не бывает скопления людей. Если продают продукты питания в небольших магазинах, почему бы одежду не продавать?

— Обычно при наступлении кризиса все сравнивают его с предыдущими: 1998-й, 2008 года. Этот кризис будет похож на прошедшие?

— Думаю, что нет. У нас не было еще такого кризиса. Мало того что финансовый кризис уже давно идет, и его можно было сопоставить, например, с 2008-м. Но самый главный вопрос — нет трафика, нет покупателей. Прежнего мира не будет после пандемии. Наиболее пострадавшие компании — близорукие в финансовом плане. Если нет финансовой подушки, нет расходов на воспроизводство своей деятельности, такие предприятия навряд ли восстановятся. В перечне профессий, где люди могут потерять работу, как ни странно, бухгалтеры. Все уходит в другой формат работы.

Выживут компании, которые производят качественные продукты питания. Это нужно здесь и сейчас. Будут развиваться компании — производители инновационных материалов. Тот же строительный клей, например. С одной стороны, люди будут считать деньги, с другой — смотреть на долговечность материалов. Ну и то, что японцы практикуют уже с 1940 годов, — диверсификация бизнеса. Яйца с яблоками не нужно класть в одну корзину.

Выживет тот, кто привык к работе на удаленке уже давно. Он и будет развиваться дальше. Люди в интернете будут не только ради работы или отдыха. Они будут искать в интернете какие-то идеи, конструктивные решения, их кто-то будет предлагать и зарабатывать на этом.

В Красноярском крае около 100 тысяч предпринимателей и юридических лиц. Средний коэффициент занятости — 4 человека в одной компании. Если учитывать «семейственность», то средний и малый бизнес обеспечивает больше миллиона человек в крае. В ближайшее время мы обязательно узнаем, как пандемия коронавируса сказалась на числе предпринимателей в Красноярском крае.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!