24 сентября четверг
СЕЙЧАС +5°С

В краевой больнице спасли пациента с тяжелейшей формой пневмонии. Такая же может быть при коронавирусе

У мужчины не было коронавируса, он очень долго болел ОРВИ

Поделиться

Слева вверху — заведующий реанимацией № 1 Виктор Ишутин, слева внизу — Кирилл Линев, заведующий кардиореанимацией. Справа — пациент на ЭКМО

Слева вверху — заведующий реанимацией № 1 Виктор Ишутин, слева внизу — Кирилл Линев, заведующий кардиореанимацией. Справа — пациент на ЭКМО

В Красноярской краевой клинической больнице спасли 46-летнего пациента с тяжелейшей формой пневмонии. Он заболел еще в январе и думал, что это обычное ОРВИ. Правда, затяжное. А потом стало хуже: слабость, одышка, лихорадка, кашель. Мужчину с амбулаторного приема госпитализировали в ЦРБ (пациент не из Красноярска), а потом санавиацией доставили в краевую больницу и сразу подключили к аппарату ИВЛ.

В тот момент пневмония у него была уже в самой крайней степени тяжести: мужчина умирал, у него развился инфекционный процесс в легких и распространился на другие органы. А сами легкие просто не работали, не могли насыщать кровь кислородом.

После госпитализации врачи провели консилиум и решили перевести его на аппарат ЭКМО — это замена легких и сердца. Кровь больного прокачивается через аппарат, обогащается кислородом и возвращается в организм.

— Для понимания: ЭКМО показана пациенту умирающему, но в то же время не безнадежному. По стандартам мы не берем человека, который уже неделю находится на ИВЛ. В этом смысле Николай нам подходил. В пользу ЭКМО был средний возраст, отсутствие тяжелых сопутствующих заболеваний. Были и минусы — пациент тяжелый, с высоким индексом массы тела. Кроме того, ЭКМО — небезопасна. Это канюли в крупных сосудах, это возможные кровотечения на фоне приема гепарина. Решение о применении ЭКМО — это всегда возможный летальный исход, — рассказывает заведующий кардиореанимацией Кирилл Линев.

Это принесло быстрый позитивный результат. Пациенту начало становиться лучше.

— ЭКМО дала нам время, заменила нерабочие легкие, пока мы справлялись с сепсисом, — говорит заведующий реанимационным отделением №1 Виктор Ишутин. — Мы применяли комбинированную антибиотикотерапию, противовирусные средства, но самое главное — многоуровневую вентиляцию, позволяющую максимально раскрыть легкие, заставить их работать по мере уменьшения воспаления.

Врачи отмечают, что большой вес больного — отягчающий фактор, особенно если это мужчины — они и психологически быстро ломаются.

Пациент провел на ЭКМО около двух недель, еще 26 дней на ИВЛ и долечивался в отделении пульмонологии. Ему предстоит долгая реабилитация и он должен будет обязательно прививаться от гриппа и пневмонии.

В больнице пояснили: у мужчины не было коронавирусной инфекции, но именно так протекает тяжелая вирусно-бактериальная пневмония. Виктор Ишутин объясняет, что ресурсы лечить людей есть, но и гражданам нужно быть сознательными.

— Самоизоляция, отсутствие паники, раннее начало лечения, и, надеюсь, мы справимся с испытанием, которое послано нам впервые в истории медицины, — говорит он.

— В условиях эпидемии наше отделение будет фактически работать как центр ЭКМО, — говорит Кирилл Линев. — Если мы будем нужны в БСМП, аппарат и наш доктор переместятся туда. Понятно, что врач будет инфицирован и останется в БСМП, но с этим ничего не поделаешь.

оцените материал

  • ЛАЙК8
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!