«Деревня в центре — сказка»: гуляем по кварталу цветов, где жителей обещают расселить уже 45 лет

Они сетуют на разруху и холод, но радуются удобству проезда в любую часть города

Поделиться

Изменения ждут участок в центре фото, а также слева, у Качи 

Фото: Сергей Филинин 

Это место с покосившимися домиками и рядами цветочных павильонов по периметру должно спустя 9 лет, к 400-летию Красноярска в 2028 году, превратиться в жилой квартал с многоуровневым паркингом, галерей и скверами. По крайней мере таким его видят заказчик «Исторический квартал» и архитекторы мастерской «А2». Речь идет о квартале в историческом центре между Обороны, Республики, Диктатуры Пролетариата и Ады Лебедевой.

С первой стороны кажется, что в деревянных халупах коротают время только цветочники. Но если взглянуть сверху на квартал, то в самом центре заметны огородики, дворы с машинами и поленницами, охраняющие дома собаки. Мы решили заглянуть в гости и узнать, в каких условиях живут люди и как они относятся к сносу. С предложениями о переселении к ним еще никто не приходил, но с деталями будущей стройки они знакомы из выпусков новостей.

Старые дома почти вросли в землю

Старые дома почти вросли в землю

Сегодня в центре торговли цветами живут в основном дети и внуки тех, кто покупал жилье в 70-х. При вопросе о будущем переселении у них возникают нервные смешки или агрессия. Оно и понятно: уже больше сорока лет их кормят завтраками о сносе. В 2003 году мечта почти стала явью, но проект резко свернули.

У некоторых домов в 2ГИС даже нет адреса 

У некоторых домов в 2ГИС даже нет адреса 

Показывать лицо на фото все жители и продавцы цветов категорически отказываются 

Показывать лицо на фото все жители и продавцы цветов категорически отказываются 

Житель одного из самых приличных домиков с аккуратной оградой под лай собак рассказывает:

— Это был 2003 год, Наталья Сысоева была тогда на РЕН-ТВ, по-моему, и в горсовет, вроде, прошла. И она хотела здесь сделать многоуровневую парковку. Была риелторская фирма «Белый дом» на Марковского. Они нам уже подбирали квартиры, был собран пакет документов. У нас была разобрана мебель и несезонная одежда упакована. Потом резко какие-то на верхах произошли изменения. Не поделили этот кусок помойки, и все заглохло. Мы по новой собрали мебель, распаковали вещи и вот живем дальше. Условия предлагали очень хорошие, — вспоминает собеседник, но называть себя отказывается, как и показывать лицо на фото.

Старую избушку в 70-х купила мама собеседника, чтобы двум сыновьям, отправившимся из деревни братьям, было где жить.

— Единственное, что меня не устраивает: мы купили этот дом в 1979 году из расчета «2–3 года, и снесут». И вот это житие на вулкане, когда ты знаешь, что все закончится. Когда я дом свой перестраивал, весь народ потешался, что я придурок: «Нас сносят, а ты строительство развел». Я говорю: «Ну пакуйте чемоданы, я буду дом строить». 5–7 лет проживу здесь, как человек, а не как свинья, в разваленной избушке, где крысы бегают по дому. В итоге я живу 25 лет в новом доме. Я не против сноса, неопределенность достала. Мне уже жалко вкладывать деньги сюда. Я его построил не на века, лет на 10. А так меня в принципе все устраивает: деревня в центре города. Сказка. У меня 2 гаража, скважина, септик — полная автономия. Выехал в любое направление.

До этого дома за подстанцией скорой помощи на 4 хозяев дошел снос и остановился 

До этого дома за подстанцией скорой помощи на 4 хозяев дошел снос и остановился 

Здание подстанции также стоит на месте ветхих бараков 

Здание подстанции также стоит на месте ветхих бараков 

Но в таких почти царских хоромах по местным меркам живут не все владельцы домов в квартале. За подстанцией скорой помощи № 1 мы забрели во двор, где стоит «Волга» в окружении белья на веревках и картофеля на посадку.

Пожилая женщина, которую мы отвлекли от перебора картошки, сначала отказывалась разговаривать: «Ребята, некогда!», но потом сжалилась и начала рассказывать.

— Да я б с удовольствием, если б снесли нас. Вы знаете, сколько мы здесь живем? 45 лет, и с первого года все обещают. Снесли до нас и остановились. И не дойдут! Почему? До 28-го года я не доживу, — пессимистично настроена она.

В середине квартала кто-то смастерил беседку из подручных материалов

В середине квартала кто-то смастерил беседку из подручных материалов

Из-за условий в своей 36-метровой квартирке дома на четырех хозяев она вынуждена зимовать у дочери.

— Летом сын залил фундамент. А что толку: все погнило, стены все гнилые, все валится. Делали ремонт — хоть заново делай. Свой дом — это хорошо, но когда он нормальный, что можно жить. Протопил печку — тепло. А когда так — топишь-топишь, а тепла никакого нет... Я с утра протопила, но оно не помогает. Рядом у меня тут цветочники, вот эта стена у них вся в вазонах с водой, она постоянно сырая. Четыре квартиры — я одна топлю. Не могу его одна обогреть.

Пенсионерка жалуется на сырость в доме, дорогие дрова, которые накладны для пенсии в 14 тысяч, отсутствие воды, высокую плату за колонку, рассыпающуюся печку.

Некоторые дома заброшены и стали, судя по импровизированным кроватям, пристанищем бездомных 

Некоторые дома заброшены и стали, судя по импровизированным кроватям, пристанищем бездомных 

На вопрос о том, как дышится в центре города, местные мужчины шутят: все заметно на расстоянии.

— Дышится, пока здесь сидим, особенно сейчас — листья распустятся, хорошо. Как будто в деревне. Кажется, здесь прекрасно дышать. Раньше ребятишки маленькие были, постоянно возил на площадь Победы и на смотровую площадку. И оттуда смотришь, особенно в безветрие, а здесь такое синее облако: «Боже мой, где мы живем». Домой приезжаем — прекрасно все. Здесь загазованность обалденная, — делятся владельцы домов.

Местные автолюбители сетуют, что покупатели цветов загораживают выезд со двора. Наверное, им просто трудно представить, что внутри живут люди 

Местные автолюбители сетуют, что покупатели цветов загораживают выезд со двора. Наверное, им просто трудно представить, что внутри живут люди 

С цветочниками у местных почти симбиоз. Владельцы хибар благодарны, что те приводят в порядок гниющие фасады, завешивают их баннерами, облагораживают то, что когда-то арендаторы жилья не берегли.

Кошек в окрестностях очень много. Видимо, причина в крысах и мышках, живущих по соседству в центре города 

Кошек в окрестностях очень много. Видимо, причина в крысах и мышках, живущих по соседству в центре города 

Продавцы же магазинчиков, греющиеся на майском солнышке, поддерживают жителей в стремлении переехать в другие условия.

— Сколько могут стоять эти непонятные бараки, развалюхи? Центр города, вроде как река, природа, а тут вот такое. Переехать в галерею? Так это будет в 2028 году. Нам дай Бог дожить до этого. Никто не знает, что будет завтра. Если будет галерея — люди по привычке будут ездить. Условия работы будут другие, XXI века, а не XIX. Посмотрите, куда эти дома проваливаются.

В начале прошлого века, вспоминают рассказы местные старушки, на этом месте жил купец

В начале прошлого века, вспоминают рассказы местные старушки, на этом месте жил купец

— Там вон флигель стоял большой, когда мы приехали, — жили батраки. Он все занимал один. Конечно, если убрать обивку бревен, они аж звенят. Строили не так, как сейчас. Дело в том, что со временем все садится.

Таким квартал должен предстать к 2028 году

Таким квартал должен предстать к 2028 году

Участок возле Качи сегодня занимают 26 одно- и двухэтажных домиков. Некоторые даже не имеют адресов, а в 2ГИС просто обрисованы очертания. Дальше, ближе к Диктатуры Пролетариата, стоит новая подстанция скорой помощи, которую, по словам жителей, построили лет пять назад. А также спортивный комплекс «Нептун» и ряды торговцев.

Большую часть квартала снесут, как и дома от моста в сторону Диктатуры Пролетариата к гостинице «Космос». Застройщики столкнутся с ограничениями правил землепользования и генплана: от Лебедевой до Республики нельзя строить выше 15 метров в высоту. Ранее вице-мэр Олег Животов, говоря о скандальной площадке на Перенсона, где такая же высотность, приводил пример: это здание не выше 5 этажей. Другие ограничения связаны с наличием объектов культурного наследия, именно поэтому сюда заходит компания «Исторический квартал», специализирующаяся на реконструкции подобных объектов.

Во дворе спорткомплекса спрятался открытый бассейн. Его собираются реконструировать 

Во дворе спорткомплекса спрятался открытый бассейн. Его собираются реконструировать 

Бабушка — администратор «Нептуна» гостям не рада. Фойе напоминает бассейн «Сокол» до ремонта, но снимать нам его не дали. На крыльце пристроилась спать женщина, и ее никто не гонит

Бабушка — администратор «Нептуна» гостям не рада. Фойе напоминает бассейн «Сокол» до ремонта, но снимать нам его не дали. На крыльце пристроилась спать женщина, и ее никто не гонит

Проект получил название «Квартал цветов», ведь именно так привыкли называть место горожане. По новому проекту ветхие дома должны быть снесены, а набережная Качи приобретет новый вид. С обеих сторон улицы Республики появится новый жилой комплекс, спорткомплекс «Нептун» отреставрируют, восстановят открытый бассейн-фонтан, также появится сквер на углу Лебедевой и Пролетариата. Цветочники должны переехать в новую оранжерею. Также на участке запланировано строительство автостоянки.

Место этих домов у моста займут многоквартирные дома, а набережную благоустроят 

Место этих домов у моста займут многоквартирные дома, а набережную благоустроят 

Компания «Исторический квартал» для реализации проекта будет искать инвесторов. Случится это через год, рассказывал корреспонденту NGS24.RU гендиректор Кирилл Бучель. Пока все находится на начальном этапе. По сути, проект будет напоминать стройку «Сиблидера» на Высотной, где художники отдали часть своих мастерских под высотки, но взамен получат от застройщика новое здание для себя.

— На сегодняшний день мы позиционируем себя как организацию, которая выполнит весь комплекс риелторских услуг, — поясняет Бучель. — И ключевое, конечно же, — это сохранение исторической застройки. Мы хотим обеспечить баланс. Вот эту деструктивную территорию за счет средств и потенциальной доходности, которую получит потенциальный инвестор, за счет реализации небольших кварталов, отреставрируют.

Дом на Обороны, 6 — единственный в квартале объект культурного наследия, но информации о нем очень мало. 

Дом на Обороны, 6 — единственный в квартале объект культурного наследия, но информации о нем очень мало. 

Большая часть зданий, выходящих на улицы Обороны и Ады Лебедевой останутся на месте. Хотя объектом культурного наследия считается только один — 2-этажный дом на Обороны, 6. Остальные — подчеркивают среду. По словам архитектора мастерской «А2» Артема Элли, по непроверенной информации, один из домов на углу Обороны и Республики когда-то был театром. Поэтому ему решено вернуть эту функцию в будущем. 

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость М
    31 мая 2019 в 21:29

    Советские дома, что там говорить, в совке только такие хибары и строили, по всему городу такого "жилья" много наберётся. Нет чтобы коммунистам сразу заботу о людях проявить и построить им добротные кирпичные дома, так нет же, они такие вот залепухи поналяпали и довольны. Ой, лучше и не вспоминать про то время и не говорить.

    Александр
    31 мая 2019 в 19:37

    жилой многоэтажный район? вы смеетесь????

    Фото пользователя
    31 мая 2019 в 20:35

    Нормально ещё живут. Во всём мире, кстати точно так же. Индейцы в резервации ещё и не так страдают. А в Сирии.. Ой, лучше и не говорить.