22 мая среда
СЕЙЧАС +8°С
  • 17 мая 2019

    Комментировать стало проще

    У нас хорошие новости для читателей, которые любят комментировать новости!

    Комментарии теперь публикуются сразу и проходят постмодерацию!

    Кроме того, теперь не нужно подтверждать, что ты не робот и выбирать светофоры или витрины на картинках - наши разработчики избавили Вас от этих моментов.

    6 мая 2019

    Пишите автору

    Друзья! Теперь можно посмотреть подробности об авторах материалов - они стали кликабельны на сайте под текстами. 

    У каждого указана личная почта - пишите напрямую журналисту, которому доверяете!

    26 марта 2019

    Новое от редакции

    Теперь любым снимком c сайта можно поделиться в соцсети одним кликом! Для этого просто нажимаете на снимок и выбираете нужную соцсеть. Вуаля! Снимок с прикрепленным к нему материалом уже на вашей странице. 

    Пока это работает только на десктопе, чуть позже сделаем и на мобильных устройствах.

    Еще

Квартиры вместо яслей: осматриваем жилой дом, который должен был стать детсадом

Благодаря проекту остались огромные кухни и санузлы, камины и даже кладовки в цоколе

Поделиться

Квартиры в здании детсада выдают домашние шторы, цветы на подоконниках и вещи на балконах

Фото: Артём Ленц

Лихие девяностые оставили в наследство Красноярску десятки недостроев. Часть из них так и стоит с пустыми глазницами, часть зданий поменяла назначение — например, детские сады и больницы превратились в жилые дома. Зимой мы уже были в квартирах, которые так и не стали палатами межрайонной больницы в «Солнечном». В этот раз мы отправились в гости в трехэтажный дом на Тимошенкова, 88 в «Водниках», чтобы узнать, как там живется сегодня и как прошлый проект здания под детсад сказывается на быте.

Фото сделано в конце августа 2017 года 

Фото: Артём Ленц

Первый раз мы познакомились с домом-детсадом в «Водниках» несколько лет назад, когда делали большой репортаж о жизни в микрорайоне. Он стоит на горе возле школы № 78, в самом отдалении от общей застройки. Тогда жители показались нам недоброжелательными к чужакам. Закуривающий мужчина в спортивном костюме с ходу заявил: «Я ничего не скажу: ничего не знаю, ничего не видел. Не люблю журналистов!». Историей о том, как еще не открытый детсад стал жилым домом, нехотя поделилась женщина: «У нас тут своя деревня. Как рассказывают, он вообще был заброшенный в перестройку: все панели-рамы начали снимать, жили бичи. Администрация решила отдать под самострой. Люди сами заходили и делали ремонт». В этот раз с собеседниками нам повезло больше. 

В доме расположились 53 квартиры — 1-, 2- и 3-комнатные

Фото: Артём Ленц 

На самом деле люди стали заезжать в квартиры в 2003 году. Здание построено в 1991 году. И дом по заказу администрации города доделывала компания «Красстрой». До этого в недострое, как и в заброшенных домах «Солнечного», проходили учения пожарных и милиции. Но заселение стало скандалом и широко освещалось в СМИ. До сих пор на сайте телеканала «Прима» можно найти сюжет, где новоселы жалуются на неработающие батареи, промерзающие углы и текущие ручьи с потолка. Также собственники долго не могли оформить документы на квартиры — а значит, получить по прописке пенсию, лечь в больницу или зарегистрировать ребенка. К 2019 году проблемы, конечно же решились.

У владельцев «однушек» свои отдельные входы в квартиры 

Фото: Артём Ленц 

Во внешнем виде дома на Тимошенкова, 88 легко угадываются черты детского сада: трехэтажное здание в виде буквы «Н» с пристройкой. Всего тут 53 квартиры, большая часть из которых сконцентрирована в трех подъездах. Однако, как рассказали нам собственники, однокомнатные квартиры на 1-м этаже имеют отдельные входы и лестницы, как в частных домах или таунхаусах. Вообще тут есть 1-, 2- и 3-комнатные квартиры.

Если продолжать разговор об особенностях дома-детсада, то потолки тут не такие высокие — 3 м. В одной из «трешек» есть настоящий действующий камин из кирпича. Правда, трубы мы на крыше так и не разглядели. У строителей люди покупали по 9–10 квадратов под кладовки в цоколе. Среди особенностей планировок — кухни размером со студии в новостройках под 18 квадратов и огромные санузлы, от которых многие «отрезали» площади, делая перепланировку. 

В отличие от новостроек в тех же «Водниках», двор тут не благоустроен. Качели, металлическая лестница и песочница — вот и все убранство 

Фото: Артём Ленц

Место тут по-настоящему тихое. И если в районах массовой застройки в обеденное время можно встретить хотя бы мамочек с колясками, то тут из дома почти никто не выходит. Блуждающие вокруг журналисты привлекли внимание пожилой женщины на верхнем этаже. «Вам что-то подсказать? Может, квартиру ищите? У нас всегда так», — спрашивает она из окна. В итоге оказываемся у Любови Алексеевны дома.

Она одна из первых жителей, заехавших в дом. Однокомнатную квартиру (тогда на 1-м этаже дома) она выкупала на работе, у руководства асфальтового завода. После отдала ее дочери.

Любовь Алексеевна у себя на кухне 

Фото: Артём Ленц 

— Мне предложили три квартиры на выбор, я выбрала самую большую — в 47 квадратов. Квартиру я отдала дочери. Потом, когда с Цемзавода съезжали, везде посмотрели-посмотрели, внизу в пятиэтажках очень маленькие квартиры, на большее нам не хватало денег. Потом здесь посмотрели, мне понравилось. Дальше «Водников» я уезжать не хотела вообще, — рассказывает женщина, как оказалась жителем дома.

Квартира на 3-м этаже дома-детсада

Фото: Артём Ленц 

В новой квартире пришлось делать перепланировку и латать крышу.

— Когда мы сюда переехали, у нас не было вентиляции путем. Что мы только не ковыряли, не смогли сделать. У нас вот эта стена, — показывает женщина в глубину комнаты, — почему ее и заложили плиткой, стала сыреть, все стали черные стены. Мы все обдирали. В итоге решили поставить альпийские форточки. И вот благодаря им появилась вентиляция. С крыши сильно текло по углам и стенам, когда шел дождь и таял снег. Залазили с мужем наверх, разгребали керамзит, где швы, накладывали клеенку. Но в итоге наш председатель организовал бригаду, они нашли выход и сделали. Тьфу-тьфу, который год ничего нет.

В будущем Любовь Алексеевна хочет переехать в другую квартиру, «в низ» Водников. Потому что на лестнице зимой наледь, а магазины далеко. Пожилому человеку тяжело. 

Альпийские форточки в двух комнатах заменяют вентиляцию, которой квартире не хватало

Фото: Артём Ленц 

Вторая комната в квартире 

Фото: Артём Ленц 

Сегодня в доме квартиры продаются плохо, признаются жители. Покупатели в основном семьи с маленькими детьми — удобное место рядом со школой. В аренду, знают соседи, в доме сдаются всего 3 квартиры. Только двое собственников продают свое жилье. На портале N1.RU выставлена «однушка» (43 кв. м) за 1620 тысяч и та самая «трешка» с камином за 3.5 миллиона рублей.

Одна из жительниц подъезда высадила цветы, но зимой они подмерзли 

Фото: Артём Ленц 

Жители дома с ностальгией вспоминают времена, когда летом во дворе дома было тихо и спокойно, как в деревне. Сейчас тишину нарушают родители, привозящие на учебу детей на своих авто. 

— Летом знаете, как у нас тут хорошо? Вот у меня внучка росла, люди выходили, бассейны им вытаскивали — купались. Девчонки помоложе загорали. Белье мы всегда вывешивали на улицу. Сейчас уже невозможно: только повесишь, ребятишки идут со школы и болтаются на нем, — грустят пожилые женщины.

От забора школы до дома-детсада расстояние около 30 метров

Фото: Артём Ленц 

С директором школы у собственников дома длительное противостояние. Последние просят запретить родителям-автомобилистам парковаться фактически у них во дворе.

— Своих машин возле дома вообще мало. Но двор постоянно захламлен — припарковаться негде. А утром что тут делается, когда все детей в школу ведут? У нас до такого наглеют водители: поставят машину — в подъезд не зайти.

В обеденное время и правда многие машины паркуются у школы, умудряясь даже закрыть проезд на территорию школы. Мы были свидетелями того, как водителю выезжающей машины с флюорографией пришлось ждать минут пять. Однако делал он это смиренно, не сигналя. 

В будущем во двор планируют установить шлагбаум

Фото: Артём Ленц 

Собаки млеют на солнышке 

Фото: Артём Ленц 

Еще одна напасть двора — бездомные собаки. Мы насчитали штук пять-семь с желтыми бирками на ушах и без. Приходят псы с местных дач после окончания сезона. Ребятишки их боятся и просят родителей провожать до места учебы. Однако агрессии собаки не проявляют. Могут поднять голову на разбудивших их незнакомцев или обозначить расстояние коротким рыком. 

Фото: Артём Ленц 

Александр говорит, что собаки стали как родные. Сам он последние полтора года жил на Карамзина, снимая квартиру. Сейчас вернулся в «Водники».

— Сюда вернулся, безумно рад. Мне нравится, что мы отдельно от Водников, хотя и тут. Воздух свежий — вся чернота идет мимо. Вот там если возле гаражей встать, можно облако увидеть, как уходит над городом, но не над нами.

Еще одна женщина с сыном, которую мы застали у подъезда, рассказывает, что прожили в доме 7 лет. Выбор места обусловлен ценой. Собеседница говорит, что квартира теплая, но со слышимостью беда. Двушку они купили за 1,6 миллиона рублей. 

— Сперва страдали без инфраструктуры. Мы переехали с Торгового. Потом привыкли, нормально все. Уже и с палками походить можно. Мы с бабушками ходим, воздух здесь более-менее. Тишина тут. Можно и в три часа ночи выходить — спокойно, — делится женщина.

Фото: Артём Ленц 

По словам риелторов, имеющих опыт продажи объектов в подобных домах, больший интерес они представляют для жителей района — тех, кто из «Водников» переезжать не намерен. 

— Вышел, и школа в двух минутах ходьбы. Также у них свой двор со своим въездом, где и парковки достаточно много. Небольшое количество проживающих. Есть свои плюсы. Сам председатель ТСЖ живет в этом же доме — проблемы тут же решаются. Тут вопрос, готовы ли люди морально жить в таких домах. Все привыкли жить в стандартных подъездах, а тут с непривычки еще квартиру надо найти. Если перенести все это в район «Взлетки», то этот объект был бы очень интересен, — говорит представитель компании «Этажи» Олег Гашков. 

Следите за новостями в нашей группе «ВКонтакте».
Новости и фото отправляйте 8–999–315–05–05 (WhatsApp, Viber
, SMS)