19 марта вторник
СЕЙЧАС -5°С
  • 18 февраля 2019

    Новое от редакции

    Теперь вы можете наслаждаться любимыми форматами на сайте в подборках - они стали кликабельными! 

    Если видите подпись "фоторепортаж", "история", "интервью" и другие - срочно нажимайте на это слово и читайте подобные материалы.

    6 декабря 2018

    Сообщения от редакции

    Мы добавили значок колокольчика, чтобы сообщать вам о важных изменениях на сайте. Вы найдете их здесь.

    Еще

«Тариф может вырасти в 2 раза»: общественник о том, что не так с мусорной реформой и как сэкономить

Эксперт объяснил, как благая идея превратилась в череду проблем для красноярцев

Поделиться

Роман Казаков

Фото: Артём Ленц

С 1 января в Красноярске стартовала мусорная реформа. Теперь за вывоз мусора приходится платить не 2–3 рубля с квадрата квартиры, а по числу прописанных — 79 рублей тем, кто живет на левом берегу, 89 — кто живет на правом. За вывоз мусора теперь отвечают специально отобранные операторы.

Уже в январские каникулы город утонул в грудах мусора. Чиновники строго приказывали навести порядок за 2 дня. Но так этого и не добились.

Что пошло не так с мусорной реформой? Почему региональных операторов ловят на фальшивых документах? Как уменьшить расходы на коммуналку? Об этом мы поговорили с красноярским общественником, руководителем организации «Народный контроль в сфере ЖКХ» Романом Казаковым.

— В чем вообще идея этой реформы? Для чего она нужна?

— Владимир Путин на пресс-конференции четко обозначил цели реформы: победить стихийные свалки и создать инфраструктуру для сортировки мусора, вторичного использования. Логика была кабинетная, но понятная.

Каждый, кто производит мусор, будет оплачивать его вывоз. Есть одна организация, которая отвечает на территории за все, связанное с мусором — региональный оператор. Все мусор отдают ему. Он же убирает стихийные свалки на территории.

Соответственно, все платят деньги и требуют, чтобы ответственные за мусор работали. Такая была логика.

— Раньше все платили за мусор в зависимости от площади квартиры — 2–3 рубля с квадрата. Теперь в зависимости от числа прописанных. В чем здесь логика? Она понятна?

— На самом деле, нет. Это вечный спор. С одной стороны, [при старых правилах оплаты за вывоз мусора] непонятно было, почему семья из 5 человек платит за мусор столько же, сколько одна бабушка.

Здесь, как мне кажется, идея была продиктована желанием вовлечь в историю с вывозом мусора частный сектор и юридические лица. Поэтому и сделали количество прописанных для квартир и домов, число сотрудников — для юридических лиц.

— Что еще должны были получить жители от того, что появляются региональные операторы? 

— Министерство экологии Красноярского края разработало схему обращения с расходами. Всю территорию поделили на 19 зон. В каждой зоне министерство определило перечень мер, которые региональный оператор, получающий деньги за вывоз мусора, должен выполнить. Утверждается по годам инвестиционный план — сколько денег и во что компания должна вложить: в сортировку мусора, перерабатывающие комплексы. 

Так было в идеале. Но потом наступили суровые будни. Операторы стали считать деньги и понимать. Чтобы построить комплексы по переработке мусора тариф должен быть 500 рублей с человека. В правительстве тоже сидят не гуманоиды и понимают социальные последствия — начинают резать тариф, инвестиционные программы. Поэтому не факт, что обозначенные президентом цели будут достигнуты.

— Странно. Тариф сократили, но компании все равно решили зайти на этот рынок. Есть предположения, зачем им это?

— Тариф регулируется каждый год. Тариф создали на этот год такой, чтобы не вызвать напряжения. На следующий год он может вырасти в 2 и 3 раза. Тогда потребители этого не заметят. [Поскольку рост тарифов для населения ограничен постановлением правительства страны. И если реальный тариф в эти показатели не укладывается, то разницу компенсируют бюджет]. Но правительство фактически будет субсидировать эту отрасль.

— То есть компании могли согласиться стать операторами по обращению с мусором в надежде на то, что тариф потом повысят?

— Я не исключаю, что такие неформальные договоренности могли быть между правительством и организациями. По цене на вывоз мусора в расчете на одного человека мы где-то на 50-м месте в стране. Правительство сделало всё, чтобы тариф по возможности не ударил по кошельку. Из тарифа вытащили все, что только могли. Понятно, что региональные операторы на таких условиях долго работать не смогут. Поэтому тариф будет пересмотрен.

Но потребителей это коснется косвенно. Операторам расходы будет компенсировать бюджет, а, значит, кому-то где-то чего-то может не хватить.

— Как вы оцениваете сами конкурсы по выбору региональных операторов?

— Конкурсы проводились по установленным законом процедурам. Весь вопрос — в исполнении. Допустим, муниципальная «Автоспецбаза» по каким-то непонятным причинам даже не участвовала.

На левом и правом берегах Красноярска в конкурсе участвовало две компании — «Красноярская рециклинговая компания» и «РостТех». На каждом берегу конкуренты заявлялись с заведомо неконкурентной ценой. Фактически это один из признаков картельного сговора.

Как выбирали главных ответственных за мусор в Красноярске

Фото: Роман Казаков

Когда «РостТех» заявлялся на левый берег, он заявлялся под предельную планку, а «Красноярская рециклинговая компания» падала [в цене]. И наоборот. На правый берег «Рециклинговая компания» заявлялась под предельную планку, а «РостТех» падал [в цене].

— Почему жители правого берега платят больше, чем жители левого?

— Чисто по-человечески — это несправедливо. При реформе был принцип: «минимизировать тариф». Поэтому край нарезали на участки таким образом, чтобы жители этих участков платили по возможности минимум денег. Было принято решение, что отдельно выделять районы вокруг Красноярска экономически нецелесообразно для жителей районов. Потому что людей там мало, транспортное плечо большое, соответственно выше издержки [на вывоз мусора], выше тариф.

Поэтому Красноярск поделили на два берега. К левобережной зоне отошел, например, Емельяновский район. К правобережной — Березовский, Манский.

Издержки разные еще и потому, что у региональных разные стартовые условия, операционные издержки. Например, у оператора на правом берегу есть линия по сортировке мусора, а на левом нет такой линии. Ее нужно построить. А у нас в России законодательство устроено так, что деньги, собираемые с населения, называются инвестициями. Хотя это не так. Инвестиции — это когда вкладываешь, строишь сразу, а потом зарабатываешь.

— Если бы «Автоспецбаза» участвовала в конкурсе и победила, тариф на вывоз мусора мог бы быть ниже?

— Сложно судить. Непонятно, какую инвестиционную программу для нее утвердили. Если бы утвердили такую же программу со строительством мусоросортировочного комплекса, то тариф был бы такой же.

— Много шума наделала история с отменой итогов конкурса в Лесосибирске, Назарово. Прокуратора заявила, что компанией «Планета-Сервис» были предоставлены неверные данные о банковских гарантиях. Компания, которая отвечает за вывоз мусора на левом берегу, связана «Планетой-Сервис». Как вы думаете, почему такое могло случиться? Что известно о тех, кто вывозит мусор?

— Это непубличные компании. За «Красноярской рециклинговой компанией» стоит закрытое акционерное общество RWM Capital. А реестр акционеров ЗАО есть только у держателей реестра.

Что касается поддельных банковских гарантий по 5 технологическим зонам. К министерству экологии тут меньше всего вопросов. По закону они должны руководствоваться принципам добропорядочности участника. Если конкурсант предоставляет заверенные банковские гарантии, то комиссия обязана ее принять.

Как они так поучаствовали? Возможно, не было необходимых средств, материально-технической базы.

— Что происходит с мусором сейчас?

— На правом берегу мусорный оператор сортирует мусор. Судя по репортажам, сортировочная линия работает. То, что переработать невозможно, вывозится на полигон. Он находится недалеко от Сосновоборска. На левом берегу мусор вывозится на муниципальный полигон «Автоспецбазы».

— С первого января посыпались жалобы на вывоз мусора. Красноярцы стали жаловаться на вывоз мусора из дворов. Есть понимание, почему так произошло? Жалобы шли с обоих берегов?

— Мы [в «Народном контроле в сфере ЖКХ»] это ожидали и предупреждали еще полгода назад. И повторяли в ноябре-декабре. На почту, по телефону, в социальных сетях жалобы преимущественно оставляли жители левого берега.

Раньше «РостТех» занимался вывозом мусора с 70% Красноярска. Теперь с левого берега их удалили. Они свои мощности перекинули на правый берег. Там им пришлось работать по накатанной, они и раньше там работали — была отстроенная логистика, заключённые договора. Пришедшая на левый берег компания должна была отстраивать все процессы.

До реформы красноярцы платили за мусор 2–3 рубля с квадрата, после — 79–89 рублей с каждого жителя

Фото: Артём Ленц

— В прошлом году ответственные за работу с отходами на левом берегу говорили, что активно готовятся к работе. Когда случились проблемы, стали говорить о том, что не заключены договора с управляющими компаниями. Как считаете, почему на левом берегу возникли такие сложности?

— Их немного подставил подрядчик, который отвечал за транспортировку мусора — забрали контейнеры. Но, с другой стороны, это можно было ожидать и как-то подготовиться, заложить запас прочности.

Можно предположить, что некоторые управляющие компании были не рады появлению нового оператора. До реформы с меня, как с потребителя, с квадрата управляющая компания могла брать 3 рубля. А подрядчику, например, отдавать 1,5. А разница оставалась бы в управляющей компании.

Но, с другой стороны, все это можно было предусмотреть.

— В январе многие дворы утонули в мусоре. Есть шансы, что ситуация исправится к весне?

— Я думаю, что уже к февралю ситуация исправится. Включилось краевое правительство, администрация, которая чуть ли не за регоператора работу делает. Поэтому здесь проблем на будет. Проблемы будут дальше.

Во время программы на «Авторитетном радио» больше всего возмущенных звонков было от жителей частного сектора. Люди не понимают, почему они должны покупать контейнеры за вывоз мусора. Операторам в тарифе не заложены затраты на обустройство контейнерных площадок, [где жители сёл складировали бы мусор]. Многие жители частного сектора не понимают, за что они должны платить. Утверждают, что сжигают и так далее. В домах с печным отоплением придется платить за вывоз золы. 

Понятно, что многие будут отказываться платить. В силу того, что платежи за мусор для жителей частного сектора объединены с платежами за свет, у людей будет автоматически формироваться задолженность по электроэнергии.

Но есть риск кризиса неплатежей. Соответственно, ту выручку, на которую сегодня рассчитывают региональные операторы, следует поделить, может быть, на 2. Кризис неплатежей может привести к тому, что у региональных операторов могут возникнуть долги перед подрядчиками, теми, кто по факту вывозит мусор. А одно из постановлений говорит, что региональный оператор может лишиться статуса.

— Если оператор лишается статуса, это значит, что все возвращается к прежнему тарифу? 

— Нет. Краевые власти должны провести новый конкурс. А оператор работает до тех пор, пока не выберут нового. 

— Один из возможных способов избежать роста тарифа — это заключить новый договор с управляющей компанией на обслуживание. Раньше в жилищную услугу входила плата за вывоз мусора. Теперь этим занимается оператор. Логично предположить, что тариф от управляющей компании должен уменьшиться. Многие компании тариф уменьшили, по вашим наблюдениям?

— Процентов 70 управляющих компаний оставили прежний тариф. «ЖСК» прописало это одним из пунктов [договора], многие управляющие компании проводили собрания недавно, чтобы сохранить тариф на прежнем уровне. Тариф на жилищную компанию устанавливают собранием жителей. Можно утвердить новый тариф на следующий год. 

— Чего ждать к концу года в следующем году от мусорной реформы в Красноярском крае?

— Будет больший тариф. Потому что поставленные президентом цели надо выполнять. А с действующим тарифом ничего не сделать.

Во второй половине года региональные операторы начнут худо-бедно ликвидировать стихийные свалки. Если федерация даст деньги, то начнут разбираться с теми свалками, которые уже сейчас выявлены и заактированы.В этом году строить вряд ли начнут инфраструктуру — мусоросортировку, переработку мусора

— Как оцениваете работы власти по подготовке к реформе?

—Принятых решений было недостаточно. Если я понимаю, что у меня где-то может возникнуть сбой, значит, я подключаюсь ко всем процессам, отлаживаю их. Министерство экологии Красноярского края исключило себя из отладки всех процессов. Хотя должно было предусмотреть все возможные проблемы. Ведь руководители министерства прекрасно понимали с кем имеют дело. Могли проконтролировать, как идет заключение договоров на вывоз мусора у управляющих компаний и региональных операторов. А на муниципальном уровне всех последствий реформы не предвидели.

— В конце 2018 года красноярские депутаты предлагали просить Госдуму об отсрочке реформы. Как считаете, были у этой идеи шансы? В чем плюсы и минусы?

— Я был против этой идеи, поскольку это нереализуемая идея, являющаяся популизмом. Госдума и правительство России обозначило позицию. В законопроект внесены четкие формулировки, когда можно еще год готовиться к реформе — если в территории не выбран региональный оператор или отсутствуют площадки для накопления.

Отсрочка предоставлена Москве, Санкт-Петербургу и Севастополю. И несколько технологических зон в Красноярском крае — Богучанская, Туруханская [и Туранская]. В двух зонах просто никто не пришел, а во второй — некуда вывозить мусор.

В Москве почему принято решение об отсрочке? По законам нельзя размещать полигоны в черте городов. А в Подмосковье везти некуда — полигоны позакрывали. Поэтому и принято решение дать отсрочку, чтобы Москва построила комплекс по максимальной переработке мусора.

Следите за новостями в нашей группе «ВКонтакте».
Новости и фото отправляйте 8–999–315–05–05 (WhatsApp, Viber
, SMS)