«И по дворцам уважаемых людей пойдем»: глава МВД края о своей манере управления и громких делах

Первое большое интервью Александра Речицкого

Поделиться

Александр Речицкий назначен в январе 2017 года

Фото: Артем Ленц

Генерал-лейтенант МВД Александр Речицкий почти два года занимает пост главного полицейского Красноярского края. За это время запомнился неуемной энергией, широтой и частотой поездок по региону, предложением нововведений и тем, что до сих пор не давал больших интервью.

Мы встретились с ним в его кабинете и поговорили о громких делах, ремонте проспекта Мира, о том, что получается, а что — нет.

— Вы работаете в Красноярском крае почти два года. Что изменили за это время?

— Статистика фиксирует устойчивое снижение преступности. В сравнении с аналогичным периодом прошлого года — минус 10%. Это один из главных показателей работы полиции — обеспечивать безопасность жителей региона, законность их гражданских прав.

Ситуация была непростой. Если говорить конкретно, отвечу так: пришлось кардинально изменить систему управления в главке. За это время на 40 % обновился кадровый состав руководителей. Кто-то отправлен на пенсию, кого-то пришлось освободить от должности, кто-то не выдержал нагрузки и ушел.

Каждое утро в режиме видеоконференцсвязи проходит оперативное совещание, где мне докладывают обстановку, и я оцениваю действия отделов по районам за последние сутки, результативность их работы, после чего ставлю конкретные задачи руководителям ОВД, подразделений главка.

Умные и компетентные начальники отделов полиции — а другие у нас уже не работают — понимают, какие меры необходимо предпринять для отработки тех или иных криминальных случаев, даже если у них таковых пока нет.

Второй существенный момент: я постоянно выезжаю в территориальные подразделения края. Это — принципиальная позиция. На сегодня побывал в 70% районов, знаю истинное положение вещей на местах, поскольку сам полностью изучил оперативную обстановку.

За круглым столом встречался с каждым главой муниципального образования, прокурором, представителями Следственного комитета, местными депутатами и общественностью. Для меня важно выяснить существующие проблемы и недоработки полиции.

Кроме того, в каждом районе, куда еду, мы проводим сходы граждан, на которых я встречаюсь с местными жителями. Как правило, на них отчитываются участковые о проделанной работе, а люди могут выразить свое отношение к их деятельности, задать вопросы. После сходов я провожу прием по личным вопросам, где также беседую с жителями.

Таким образом, для меня есть три важных фактора, по которым реально оцениваю положение в районе: статистика преступлений, о чем говорит народ на сходах и что говорят власти.

— Можно сказать, что Речицкий молодец, потому что изменил систему управления и лично ездит в районы?

— Если вы о лаврах, то сам к себе я отношусь критически. Считаю, что выводы о работе полиции, ведомства должны делать окружающие — граждане. В соответствии с законом о полиции, это их приоритетное право.

Да, сегодня многие вопросы в главке решаются в ручном управлении. Ежедневный контроль руководителей и обратная связь в виде доклада о полученном результате — один из методов, который, как минимум, не позволяет расслабляться на местах. Это мой стиль работы, если хотите.

— На местах что Вы увидели? Какой район в крае самый проблемный?

— Каждый район уникален по-своему. Нужно учитывать условия жизни людей, менталитет, традиции и обычаи, специфику службы сотрудников полиции. Тот, кто знает край, понимает, о чем я говорю.

Красноярск, к примеру, выделяется среди других территорий цифрами статистики. По краю за сутки люди у нас обращаются в полицию около 2–2,5 тысячи раз. Из них только 100–150 сообщений — это преступления, по которым, как правило, возбуждаются уголовные дела.

Так вот, на Красноярск в сутки приходится половина от этого объема. Но это краевой центр.

Выделить какие-то районы сложно. Хочу остановиться на случае с Богучанским районом. Он был особенный тем, что с виду в нем все тихо и спокойно. Но изучив реальную обстановку на месте, я забил тревогу. В Богучанах пришлось бывать трижды. По результатам этих поездок я сменил начальника районного отдела внутренних дел и его начальника полиции.

Более того, возбуждено 52 уголовных дела, по которым проходят 12 фигурантов. Часть дел расследует Следственный Комитет, часть — наше Главное следственное управление, некоторыми занимаются следственные подразделения в самом районе. В перспективе все материалы будут объединены и направлены в СК, и квалификация там будет совершенно иная.

— Если уволили сразу начальника отдела полиции, значит, он был причастен к этим делам?

— Сходу уволить начальника райотдела полиции невозможно. Если объяснить коротко, изучается обстановка, реальное положение дел, предпринятые меры, шаги и ряд других важных моментов.

Это серьезная проверка, ее нельзя затягивать. Только сделав определенные выводы, приходится освобождать руководителя от должности.

Причастен он к противоправным делам или нет — определит суд.

Сотрудника полиции можно освободить от должности по законным основаниям. Здесь есть одна особенность — при этом начинает разрушаться устойчивая криминальная составляющая, сложившаяся из больших элементов: коррумпированности в органах власти, в правоохранительной среде и в коммерции.

Когда начинаешь вычленять в каждой ситуации контексты, мотивы, отрывая коррумпированное прикрытие, картина становится более ясной. Нужно убирать экономическую составляющую, и работать становится легче.

В конечном варианте у этой работы единый смысл — я его называю декриминализацией.

— Что следующее собираетесь декриминализировать?

— На севере края сейчас идет правоохранительная операция «Путина». Знаете, какая там ситуация?

Скажу честно, не ожидал, что мы выявим столь значительное количество преступлений. Масштабы действий браконьеров поражают. Отмечу — проблема сильно запущена, до этого ею серьезно никто не занимался. Часть материалов мы уже направили в суды.

В главке мы выработали целый комплекс предложений, которые я планирую направить губернатору края.

— Что конкретно будете предлагать?

— Нужно понять: рыбы в Енисее нет потому, что по большому счету она добывается хищническим ловом. Чтобы это остановить, надо дать возможность местному населению ловить рыбу законно — по квотам. В этом наша основная задача как правоохранительных органов.

Но это касается законодательного процесса. Разумеется, что речь идет не о краснокнижном осетре, а о других видах рыбы, которая заходит из Карского моря и поднимается вверх по течению Енисея.

Второе важное для нас направление — пресечь варварскую добычу рыбы в огромных объемах. Нам уже удалось добиться некоторого результата: рыбу больше не везут с Севера пароходами, в которых ею все трюмы забиты, не ловят и не продают бесконтрольно.

Мы смогли создать систему, которая позволяет держать под наблюдением каждую баржу. Да, были возмущения по поводу жестких мер, жалобы, угрозы, звонки. Но все эти препятствия мы миновали.

Пока еще удовлетворения от результатов самой операции «Путина» нет. У нас глобальные цели, которые еще нужно достигнуть. Мы предусматривали масштабные меры, начиная от наведения порядка с регистрацией моторов, лодок, и заканчивая изъятием запрещенных орудий добычи рыбы.

Когда операция только начиналась, мы обговаривали все ее этапы с представителями контролирующих, надзирающих органов: идея была в том, чтобы исключить браконьерский вылов рыбы. Но в силу определенной специфики реки, протяженности Енисея, весь ее бассейн охватить не смогли.

В итоге мы пресекли новые каналы поставки рыбы на продажу. Сейчас держим «на прицеле» крупные суда — вот полтонны омуля с пароходом арестовали.

— Но если у вас все получается, зачем идти к губернатору?

— Карательные меры действенные, но их недостаточно.

Проблему необходимо решать комплексно. Чтобы навести порядок в сфере добычи водных ресурсов, возможно, потребуется принять определенную систему управленческих решений, которые позволят сформировать действующую четкую систему контроля.

Так, во время «Путина—» мы столкнулись еще с одним немаловажным фактом: к нам на территорию прилетают вертолеты частных компаний из других субъектов страны. Люди приезжают сюда, отдыхают, чем-то занимаются на заимках, где-то выстроили собственные дворцы. И никто о них ничего не знает — ни власти, ни полиция. И отдых, и туризм, и охота должны вестись в рамках закона.

— Собираетесь проверять «дворцы уважаемых людей»?

— Мы, в соответствии с законом о правоохранительной деятельности, обязаны владеть всей информацией, что и где происходит на территории края. Причем, своевременно.

Если возникнут основания, будем проверять. Решительные действия нужны не только в сфере водных биоресурсов. Охота тоже может быть браконьерской, незаконной и наносить урон краю. Меня искренне удивляет, когда глава района не в курсе, кто гостит на его территории.

Приезжаю в район, спрашиваю — знаете, кто хозяин охотничьей заимки? И слышу в ответ: «Нет». Как так? Вы же много лет здесь работаете и живете! Где гарантия, что на заимке не происходит что-то криминальное? Возможно там скрываются лица, которые в федеральном розыске, как знать.

Сегодня по линии розыска мы задерживаем 5–6 человек в сутки. Это те, кто скрывается от следствия и суда по тяжким составам преступлений. Поэтому требуется тщательная проверка по территориям всех мест и объектов, где могут находиться лица с криминальным прошлым. Они могут скрываться, например, под видом рабочих, обслуживающего персонала в тех же охотничьих домах на тех же заимках. Наша задача проверить законность, обоснованность этой деятельности у собственника.

— Но все это придется делать, поставив в известность депутатов Заксобрания. Вас услышат? Как было с выделением квартир для участковых или введением «трезвых пятниц», эти идеи ведь не нашли поддержки?

— Не могу сказать, что наши идеи не находят поддержки у депутатов. В каких-то вопросах требуется время для принятия решения, причем иногда длительное. Нужны и некоторые затраты.

В трех районах — в Шушенском, Новоселово и Ленинском районе Красноярска — мы жилье для участковых уполномоченных получили. В дальнейшем реализацию этого проекта нужно серьезно обсуждать. Губернатор нас поддерживает, поэтому к вопросу служебного жилья для участковых полиции мы еще вернемся.

Наряду с этим есть другие задачи. Самая глобальная из них — проведение Универсиады.

О «трезвых пятницах» — да, депутаты Заксобрания нас пока не поддержали. Нам предложили обосновать проект данного предложения. Разумеется, мы подготовим такой документ, он будет обоснован реальным положением дел и состоянием оперативной обстановки.

Совсем недавно 9 из 10 преступлений в крае совершались лицами в состоянии алкогольного опьянения — это факт. Нам удалось на 18% снизить количество подобных преступлений в этом году собственными усилиями.

Механизмы воздействия на ситуацию с нашей стороны выработаны. Однако если ограничение будет на законодательном уровне, можем добиться большего результата — вместе с общественностью.

Что касается остальных направлений, власти нас слышат, нашу позицию разделяют в краевом центре, мы выстраиваем конструктивный диалог.

Например, в совместной работе по ликвидации мест реализации криминального товара — похищенных телефонов, вещей, украденных из квартир, нелегального алкоголя. Всё это сбывалось через киоски и павильоны.

Власти нас поняли и начали поэтапный снос, отрезав криминал от мест сбыта. Конечно, большую роль тут сыграла Универсиада, в ее ключе проблема также обсуждалась с властями.

Что касается вопроса «трезвых пятниц», обоснования главка я озвучу депутатам Законодательного собрания. Депутатский корпус должен быть в курсе, насколько серьезно ведется борьба с контрафактным алкоголем — за 9 месяцев этого года мы изъяли алкоголя больше, чем за весь прошлый год.

Выявили и ликвидировали подпольные заводы с огромным количеством новейшего оборудования. Несколько организованных групп привлечены к уголовной ответственности, выявлены поставщики, каналы сбыта нелегальной продукции.

— Это официальные компании, кто-то из них был на слуху?

— Нет. Это все делалось подпольно, по серым схемам. Ни одна из этих «фирм» не зарегистрирована как ООО, они оформляли ИП.

— Было так называемое «признание Дюкова», который назвал конкретные адреса и конкретные алкогольные компании… 

— Мы тщательно проверили все показания Дюкова, причем в его присутствии. Все сведения, которые мы получили, будут разрабатываться, в дальний ящик стола их никто не убрал. На эту работу нужно немалое количество времени.

— В прошлом году Вы обещали позаниматься тщательнее ремонтом проспекта Мира, в который уже ушло почти полмиллиарда, и рассказать об «интересных решениях с точки зрения полиции».

— Как патриот хочу сказать — до конца Универсиады мы будем воздерживаться от серьезных шагов, но это не повод злоупотреблять этим чиновникам своим положением. Поживем-увидим.

К интервью генерал подготовил внушительную папку подсказок, но так ни разу в нее и не заглянул 

К интервью генерал подготовил внушительную папку подсказок, но так ни разу в нее и не заглянул 

О ГИБДД

— Сейчас везде устанавливают камеры нарушений ПДД — это ваша принципиальная позиция?

— Таково требование времени. Система видеофиксации «Безопасный город» работает эффективно. Там, где есть камеры, нет очагов аварийности и ДТП с тяжелыми последствиями.

Есть правонарушения, за счет которых бюджет зарабатывает деньги. Однако полиция не имеет никакого отношения к оснащению, установке камер, к их обслуживанию и тем более к сбору штрафных денег. Все эти вопросы отнесены законодателями к полномочиям исполнительной власти регионов.

— А сколько средств поступает от протоколов, которые выписывают сотрудники ГИБДД?

— Сотрудник ГИБДД только подписывает протокол, составленный в электронном варианте — констатирует факт зафиксированного нарушения. Данные законодательные изменения в деятельности полиции снизили уровень коррупции.

За что раньше привлекали к ответу сотрудников ГИБДД? За предложение водителю, нарушившему правила дорожного движения, оплатить штраф «на месте».

— Увеличение количества камер влияет на уменьшение числа сотрудников ГИБДД?

— Сотрудники полиции не уйдут с улиц никогда. Потому что там, где есть полицейский, есть и порядок. Именно физическое присутствие сотрудника, наряда полиции, удерживает многих людей от правонарушения. Инспекторы ГИБДД останутся на дорогах.

— Тогда почему у нас проблемы со штатным составом того же полка ДПС, и красноярцы редко видят патрули на дорогах?

— В Красноярском крае самый низкий сегодня некомплект в рядах ДПС — всего 20 человек или 3% от штата. Задачи сотрудников ГИБДД по обеспечению безопасности дорожного движения выполняются в полном объеме.

В целом по ГУ МВД открыты более 800 вакансий. Вот служба участковых уполномоченных полиции края сегодня имеет более значительный некомплект — требуется 121 сотрудник.

— А увольнения в ГИБДД края в начале 2018 года?

— Произошло реформирование подразделений ГИБДД в соответствии с указом Президента России, который предусматривал сокращение личного состава.

Мы не сокращали сотрудников, которые работают на улицах, стоят на дорогах. Такие меры принимались только в ЗАТО Железногорск и Зеленогорск — там было избыточное количество сотрудников. Они не уволены из полиции, мы их перераспределили в другие подразделения.

О ГРОМКИХ ДЕЛАХ

— По делу Артюхова. Почему оно всплыло? Есть мнение, что он слишком долго сидел на ректорском кресле, а когда ему предложили уйти, отказался. И вдруг появляется против него дело, причем возбуждает его полиция по результатам проверки ФСБ.

— Интересные вопросы задаете. Как оно может всплыть? Мы получили конкретный материал оперативно-разыскной деятельности ФСБ, в котором совершенно очевидно усматривается состав преступления. На основании материалов возбудили дело и будем его расследовать. Он и проректор уже отстранены от должности.

— Это единственный эпизод, который предполагается им предъявить?

— За редким исключением в подобных ситуациях ограничиваемся одним фактом. Всегда ищем серьезнее и тщательнее. Не исключаю, что появятся и другие эпизоды.

— Еще один именитый ваш подследственный — Александр Кангун. Что с делом?

— Основная задача для нас успокоить граждан, снять эмоциональное напряжение среди потерпевших, мы активно работали с людьми. Я лично устраивал несколько приемов для пострадавших. Мы провели работу по документированию всех обращений, на основании которых мы смогли максимально быстро признать их потерпевшими. Усилия следствия были изначально направлены на то, чтобы организовать возможное возмещение ущерба и проверку компаний, чтобы можно было людям в максимально короткие сроки вернуть деньги или имущество.

— Когда отправляете дело Кангуна в суд?

— Сейчас сложно говорить. Нас упрекают и сами потерпевшие, что долго расследуем, но все же ход следствия серьезно зависит от экспертиз. Как правило, они занимают значительное время, тем более когда замешаны большие деньги. Нужны месяцы. Ход следствия комментировать не буду, чтобы не навредить репутации отдельных руководителей автосалонов.

Мной поставлена задача в этом году данное уголовное дело отправить в суд, как и дела по обманутым дольщикам. По долевому строительству из 14 уголовных дел, по моим ожиданиям, только 2 перейдут на следующий год. И связано это с огромными объемами — в них по 50 томов, по 300 листов каждый. По делам в сфере долевого строительства я несколько месяцев ежедневно лично работал со следователями и оперативниками, постоянно запрашивал и знал досконально результаты и прогресс. Потерпевшими признаны почти 2,5 тысячи человек. Представьте объемы работы, когда у каждого нужно не только принять заявление, но и взять объяснение, документы…

— Компания «Реставрация» подкинула еще почти тысячу новых обманутых дольщиков?

— Совместно с коллегами из УФСБ по краю мы ведем проверки, их результатом уже стало уголовное дело в отношении экс-руководителя «Реставрации». Искать будем и дальше — расследование находится на моем личном контроле, примем все меры по обеспечению ограничительных мер. Мной уже дана команда о создании специальной рабочей группы, которая займется вопросом.

— Каждое из этих дел под вашим личным контролем, как следует из пресс-релизов ГУ МВД. Что для вас означает эта формулировка?

— Режим ручного управления, о котором мы уже говорили. Расскажу на примере аварии под Дзержинском. Когда она случилась, я вылетал на место, разбирался, при каких условиях все произошло. Таким образом выявилась серьезная проблема — нелегальных перевозчиков в крае.

После этого мы подготовили письма в адрес губернатора, в минтранс, и обозначили главное — в крае надо создавать условия для законных рейсовых маршрутов, и тогда такие трагедии не будут повторяться.

Могу констатировать факт: спрос с нелегальных перевозчиков сегодня жесткий, поэтому многие ушли с рынка. И порядок в этой сфере мы — вместе с исполнительной властью и общественностью — обязательно наведем.

— А вы вообще отдыхаете от работы?

— В этом году в отпуске удалось слетать и порыбачить на спиннинг на севере края. Очень красиво, природа доставляет удовольствие.

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Немец
    18 окт 2018 в 17:48

    Достойный начальник

    Вася
    18 окт 2018 в 14:10

    Вот так и вся страна ручном управлении. Генерал на рыбалке - всё, дым коромыслом.

    Ворчун
    18 окт 2018 в 13:59

    "удалось слетать и порыбачить на спиннинг на севере края. Очень красиво, природа доставляет удовольствие."
    Сколько стоит вертолёто-час?
    Или в рамках операция "Путин-а" чинам от полковника можно рыбку за гос.счёт половить?